0
1368
Газета Печатная версия

26.12.2008

Ценности и цены

Тэги: итоги, год, искусство, ценности


Уходящий 2008-й выдался непростым. Но несмотря на все сложности в этом году, стало понятно, что искусство в его эстетической и инвестиционной составляющей прочно вошло в моду. Органично вписалось в ежедневную жизнь обеспеченных людей. Стало светским явлением, определяющим фактором стиля жизни тех, кто привык считать себя публичными. Быть в курсе последних арт-новостей – новый тренд. Посещать открытия выставок и интересоваться торгами – необходимая составляющая образа продвинутого светского персонажа. Подводя итоги года, мы решили выделить самые важные события арт-рынка и всего, что с ним теперь прочно связано.

Финансы поют

Нынешний год, как и всю историю России последних лет, теперь принято делить на две части – до кризиса и после. В первое время после финансового обвала участники арт-рынка питали надежды, что эту сферу экономики потрясения если и затронут, то совсем незначительно. К концу года питаться иллюзиями стало невозможно, и большинство наконец признали – рынок искусства находится в самом настоящем кризисе. И так же как и в других сферах жизни, здесь начинается новая эпоха, новый этап развития.

С рынка ушла основная масса покупателей, еще вчера свободно тративших деньги на модное искусство, непомерно завышая на него цены. Именно за счет подобной спекуляции со стороны арт-дилеров и аукционных домов мы наблюдали взрыв цен на рынке современного искусства последние два года. Теперь именно эта область арт-рынка страдает больше всех. На осенних торгах современного искусства Christie’s продал произведений на сумму 113 млн. долл. при оценке 227–321 млн. долл., Sotheby’s – 125 млн. долл. против ожидаемых 200–280 млн. долл.

Опытные игроки, оставшиеся на рынке, точно знают реальное соотношение цены и качества, во что сейчас выгодно вкладывать средства.

Если информация о частных продажах арт-дилеров остается закрытой, то публичные торги последних трех месяцев показали стремительное снижение спроса и цен на предметы искусства.

Крупнейшие аукционные дома Sotheby’s и Christie’s сейчас начинают подводить итоги года, но окончательно их можно будет проанализировать в начале 2009-го.

В частности, Christie’s объявил о результатах работы своего парижского отделения – 150 млн. евро по сравнению с 185 млн. евро год назад. Это учитывая, что Париж живет намного более спокойной торговой жизнью, чем Лондон и Нью-Йорк, а значит, разброс цен не так показателен.

По результатам осенних русских торгов видно, что цены вернулись на уровень 2006 года.

Christie’s объявил о снижении эстимейтов выставляемых на торги работ как минимум на 10%, что равносильно официальному признанию – арт-рынок в кризисе. А также о том, что дом намерен отказаться от предоставления гарантий на цены. В рамках этой практики аукционные дома выплачивали продавцу заранее оговоренную сумму в том случае, если выставленная на торги работа не нашла покупателя или не достигла резервной цены.

Дом Sotheby’s сообщил, что потерял в этом году на гарантиях 47 млн. долл. Christie’s о потерях пока умалчивает, но известно, что в 2008 году он выплатил по гарантиям 800 млн. долл., что на 15% больше, чем в прошлом году. Christie’s даже объявил о том, что в январе 2009 года проведет реорганизацию. А Financial Times вообще предположил, что Франсуа Пино намерен продать компанию. Издание оценило ее в 500 млн. евро.

Кризис для музеев

Финансовые потрясения заметным образом сказываются не только непосредственно на арт-рынке, но и на общекультурных проектах и деятельности некоммерческих институций, прежде всего музеев, причем как зарубежных, так и российских.

Музеи не только частично лишились государственной поддержки, но и остались без сильных и щедрых спонсоров, за чей счет обычно осуществлялись самые громкие проекты.

Например, американские музеи пострадали от банкротства Lehman Brothers, который в прошлом году потратил 39 млн. долл. на искусство, а Deutsche Bank объявил о том, что больше не будет главным спонсором ярмарки Art Cologne и немецкого павильона на Венецианской биеннале. В России об отмене ряда выставок объявил Государственный Русский музей. По словам заместителя директора ГРМ Евгении Петровой, в прошлом году на его выставочную деятельность было выделено 8 млн. руб., в этом году – ноль, спонсорские средства также сократились минимум в два раза. Так что масштабных выставочных проектов в России в следующем году не ожидается.

Впрочем, даже в условиях кризиса бывают исключения. В Великобритании собрано 50 млн. фунтов на выкуп полотна Тициана «Диана и Актеон». Полотно принадлежит герцогу Сазерленду, но с 1945 года экспонируется в Национальной галерее в Эдинбурге. Владелец решил продать полотно на публичных торгах, если музей не найдет необходимую сумму до конца 2008 года. Собирали всем британским миром – помимо разных государственных структур участвовали многочисленные общественные организации, частные лица и компании.

Тёрнер вне кризиса

Готовясь к тому, чтобы затянуть покрепче пояса, особенно хочется вспомнить главный музейный проект уходящего года. Он же прощальный привет роскошной выставочной и ярмарочной жизни искусства. Экспозиция Джозефа Мэллорда Уильяма Тёрнера открылась в Музее изящных искусств им. Пушкина в разгар кризиса. Самая дорогая выставка самого дорого «старого» британского художника была реализована, разумеется, на спонсорские деньги. Примерную стоимость работ или хотя бы страховки выставки организаторы назвать отказались.

В отечественных музейных собраниях Тёрнера нет, хотя Россия здесь совсем не исключение – большинство его работ сосредоточены в Великобритании, которой он завещал свое наследие. На аукционах периодически появляются и акварели, и живопись Тёрнера, так, например, в конце будущего января на торгах Sotheby’s будет выставлено полотно Тёрнера, оцененное в 12–16 млн. долл.

На три месяца в Москву из лондонской галереи Tate привезли более сотни работ знаменитого живописца, которого считают провозвестником чуть ли не всего искусства XX века. Он значительно опередил творческие поиски и импрессионистов, и приверженцев абстракции, и даже футуристов. Тёрнер был настоящим новатором своего времени, недаром именно его именем названа самая значительная награда в области современного искусства – британская Turner Prize. Впрочем, как и любой гений, оценен он был только после смерти. Современники творчество Тёрнера не понимали и не принимали. Составить свое мнение о его работах может каждый желающий еще до середины февраля 2009 года.

Кабаков и «Гараж»

Впрочем, Тёрнер в этом году не был одинок как по размаху экспозиции и интересу со стороны публики, так и по стоимости. И если организаторы выставки британского классика отказались назвать примерную стоимость работ или хотя бы страховки выставки, то авторы проекта «Ретроспектива Ильи и Эмилии Кабаковых» огласили впечатляющую сумму в 3 млн. долл. Наследие главного московского концептуалиста и его супруги, а заодно и соавтора разместили сразу на трех площадках: Винзавод показывал инсталляции, Музей личных коллекций – проект «Ворота». Но самой интригующей и масштабной стала третья часть под названием «Альтернативная история искусства», выставленная в Центре современного искусства «Гараж».

Эту новую выставочную площадку в Бахметьевском гараже, спроектированном Константином Мельниковым, открыла подруга Романа Абрамовича Дарья Жукова. Сочетать тотально музейного и неконъюнктурного Кабакова с абсолютно светским и новомодным увлечением современным искусством – идея сама по себе выигрышная. Лучшей рекламы, чем открытие весь год обсуждаемого «Гаража» для выставки активно возвращающегося на родную почву художника, сложно придумать. Сама госпожа Жукова без ложной скромности сравнивает свое детище с галереей Tate.

Совриск в России

Илья Кабаков – самый дорогой из ныне живущих российских художников: в феврале этого года его «Жук» был продан за 5,8 млн. долл. на лондонских торгах аукционного дома Phillips de Pury, занимающегося исключительно современным искусством. А в октябре русская компания Mercury, продающая товары класса lux, купила контрольный пакет акций этого аукционного дома за предположительные 30 млн. долл. Закрепив, таким образом, модные тенденции последнего времени. Если 2007 год был периодом прощупывания, диагностики как рынка современного русского искусства, так и спроса на западное искусство со стороны российских клиентов, в уходящем году стало понятно, что направление это вполне перспективно.

Недаром во второй раз свою коллекцию привез Лари Гагосян, выставив ее теперь не на закрытом пространстве в Барвихе, а в самом центре Москвы – на фабрике «Красный Октябрь». Продолжили поиск новых клиентов и аукционные дома. Например, Sotheby’s не только включал произведения современного искусства в сборные предаукционные выставки, но показал в Москве две специальные экспозиции – русское искусство в Центре искусств на Неглинной и более дорогое западное – в Барвихе.

Неожиданно случившийся кризис поубавил оптимизма, но с выбранного пути не сбил и на планы крупных игроков, кажется, не повлиял. Так, Стелла Кесаева, галеристка и жена миллиардера Игоря Кесаева, объявила о намерении открыть еще один музей современного искусства в Москве и тоже в автобусном гараже Мельникова, на этот раз расположенном неподалеку от Казанского вокзала. Буквально в самый разгар кризиса дочь бывшего руководителя «Норильского никеля» Олега Байбакова Мария презентовала на фабрике «Красный Октябрь» свой Baibakov Art Projects. А уж «Гараж» и подавно строит на будущее грандиозные планы, несмотря на то что СМИ жадно подсчитывают потери Романа Абрамовича, якобы исчисляемые десятками миллиардов долларов.

Совриск в мире

По слухам, готовясь к открытию «Гаража», именно Роман Абрамович совершил две самые значительные в этом году покупки на аукционных торгах современного искусства. В мае на аукционе Christie’s он приобрел «Триптих» 1976 года Фрэнсиса Бэкона, за который щедрой рукой заплатил 86 млн. долл. Бэкон и прежде считался самым дорогим британским художником, а эта сумма подтвердила его статус и вывела на четвертую строчку ценового рейтинга после работ Пикассо и Климта. Изменения в десятке самых дорогих работ, когда-либо проданных на торгах, происходят нечасто, но всегда вызывают желание покрутить пальцем у виска.

Второе приобретение Абрамовича – полотно «Спящая социальная инспекторша» 1995 года Люсьена Фрейда, за которое на торгах Sotheby’s олигарх заплатил 33,6 млн. долл., сделав, таким образом, Фрейда самым дорогим ныне живущим художником. Работы внука великого психоаналитика уже много лет продаются за очень большие деньги. Но до 2007 года список самых дорогих ныне живущих художников (по результатам публичных торгов) возглавлял не он, а Джаспер Джонс с полотном «Фальстарт», проданным за 17 млн. долл. на аукционе Sotheby’s. Пока на арт-сцене не появились бодрые и молодые Джефф Кунс и Дэмиан Хёрст, начавшие стремительно набирать очки, сменяя друг друга. Двухметровая «Инспекторша», изображающая роскошные телеса инспектора по пособиям Сью Тилли, как раз обогнала «Висящее сердце» Кунса, за которое на торгах Sotheby’s в ноябре 2007 года заплатили 23 млн. долл.

Дэмиан Хёрст, кстати, обеспечил еще одно знаменательное событие 2008 года в сфере арт-рынка. Главный провокатор современного искусства, он же и самый успешный предприниматель в этой области решил пустить с молотка совсем новые, созданные за последние год-два работы, минуя галереи и арт-дилеров. Что многими было воспринято как своеобразный переворот на рынке искусства – до этого на публичные торги вещи попадали, пройдя через руки частных продавцов. Событие вызвало большую шумиху, предаукционную выставку Sotheby’s (именно этому аукционному дому Хёрст доверил свои работы) посетило более 20 тыс. человек. На торги под названием Beautiful Inside my Head 15–16 сентября выставили 223 лота стоимостью от 10 тыс. до 12 млн. фунтов, что в сумме составляло, по оценкам экспертов, 60–70 млн. фунтов. Итог – 111 млн. фунтов, что равняется примерно 200 млн. долл. Это новый абсолютный рекорд монографических аукционов – предыдущий был поставлен в 1993 году, когда 88 работ Пабло Пикассо были проданы за 20 млн. долл.

Звездный Малевич

Торги Хёрста прошли очень успешно, особенно на фоне обвала на американском рынке (как раз в это время Lehman Brothers объявил о своем банкротстве), но не принесли нового ценового рекорда на произведения художника. Зато через два месяца, когда, казалось бы, рекордов точно ожидать не следует, на торгах импрессионистов Sotheby’s «Супрематическая композиция» русского художника Казимира Малевича была продана за 60 млн. долл.

Малевич такого качества на торгах появляется крайне редко, а последний рекорд в 17 млн. долл. был установлен на другую его супрематическую композицию на аукционе Phillips в Нью-Йорке в 2000 году. Нынешнее полотно написано в 1916 году и является характернейшим произведением изобретателя супрематизма. Малевич показывал эту работу в Берлине, откуда она попала в амстердамский музей Stedelijk, а позже по иску была передана наследникам художника.

Торги начались с 49 млн. долл. и остановились на сумме в 53,5 млн., что вместе с процентом аукционного дома как раз равняется тем самым 60 млн. долл., которые Sotheby’s рассчитывал получить за редчайшее произведение. Имя покупателя не разглашается, но известно, что он не наш соотечественник. Цена «Супрематической композиции» почти в три раза превзошла стоимость «Фуги» Кандинского, с 1990 года прочно занимавшей первую позицию в рейтинге продаж русского искусства. Конечно, момент для продажи столь значимой работы был выбран неудачный – еще несколько месяцев назад его полотно могло бы поспорить с творениями Пикассо, Ренуара, Гогена, занимающими верхние строчки мирового рейтинга продаж. Но тем не менее Малевич теперь занимает 13-ю позицию, а как известно, подвижки в верхних строчках рейтинга происходят нечасто.

Импрессионисты

Мировой рейтинг в первой половине года обогатился и еще одним рекордом. На аукционе Christie’s «Пруд с кувшинками» главного импрессиониста Клода Моне был продан за 80 млн. долл., в два раза превысив предыдущий рекорд (всего месяцем раньше его «Железнодорожный мост в Аржантее» ушел с молотка за 41,4 млн. долл.). В отличие от редчайшего Малевича кувшинки Моне – сюжет на торгах более чем распространенный, хотя и не такого качества и размера. Двухметровое горизонтальное полотно специалисты аукционного дома оценили в 18–24 млн. фунтов, а знаменитый аукционист Кристофер Бердж начал торги с 12 млн. фунтов. В борьбу включились от 6 до 11 потенциальных покупателей, победу одержала присутствовавшая в зале управляющий директор лондонской компании Art & Management International Таня Бакрел Пос, купившая редкое полотно для одного из своих клиентов. Теперь Моне разместился на 6-м месте в рейтинге, пропустив вперед Пикассо, Климта, Бэкона и Ван Гога.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Марина Лошак: "В особняке в Большом Знаменском переулке должен базироваться Фонд Щукина"

Марина Лошак: "В особняке в Большом Знаменском переулке должен базироваться Фонд Щукина"

Дарья Курдюкова

Директор Пушкинского музея – о понимании коллекционирования и современного искусства и о новых площадках ГМИИ

0
253
Новости религий

Новости религий

0
100
Российские евреи въехали в новый 5780 год на 50-летней «Машине времени»

Российские евреи въехали в новый 5780 год на 50-летней «Машине времени»

Редакция НГ-Религии

0
171
Поддержанные "Яблоком" кандидаты получили 95 мандатов на выборах в Санкт-Петербурге

Поддержанные "Яблоком" кандидаты получили 95 мандатов на выборах в Санкт-Петербурге

0
479

Другие новости

Загрузка...
24smi.org