0
7526
Газета Печатная версия

13.03.2015 00:01:00

Игры без престолов

Netflix представил третий сезон «Карточного домика» – про внешнюю политику и начало конца

Тэги: сериал, телевидение, карточный домик, спейси


сериал, телевидение, карточный домик, спейси Президент РФ Виктор Петров (Ларс Миккельсен) не уступает Фрэнку Андервуду (Кевин Спейси) ни пяди. Кадр из сериала

Сорок шестой президент США Фрэнк Андервуд (Кевин Спейси), демократ, негодяй и ловкий манипулятор, приезжает на кладбище в Гэффни, куда раньше не ступала нога первого человека страны, чтобы похвастаться перед могилой отца, Кэльвина Т. Андервуда (1935–1978), политическими достижениями. Третий сезон «Карточного домика» начинается с редкого для Фрэнка момента триумфа: тот буквально изливает презрение к семейному древу на могильную плиту. Ярким примером неудачника Андервуда для нового президента служит предок, сражавшийся в Гражданскую войну на стороне Юга. Впрочем, теперь, кажется, фамильное проклятие настигает и его. Жена Клэр (Робин Райт) предпочитает спать в отдельной комнате, на внешнеполитической арене необходимо решить конфликт вокруг долины Иордан, чему упорно препятствуют русские во главе с несгибаемым президентом Виктором Петровым (Ларс Миккельсен), к тому же на носу праймериз, где Демократическая партия на нынешнего президента не рассчитывает – недостаточно хорош.

Президентский стол оказался для Фрэнка Андервуда (Кевин Спейси) великоват.
Президентский стол оказался для Фрэнка Андервуда (Кевин Спейси) великоват.

Многолетний кокон лжи, плотно окутывавший и защищавший единую и неделимую чету Андервуд, начал давать трещины, старые трюки оказались не столь эффективны, а проверенные и лояльные люди направились к выходу, лишь бы не плясать под дудку сходящего с ума от возросшей власти Фрэнка. Повторяющаяся с увеличением масштаба формула, когда на пути к цели однофамилец печатной машинки попадает в «глаз» урагана, но все же добивается своего, дала сбой еще год назад, а тогдашнего вице-президента спасло едва ли не чудо. 

Накануне праймериз ветер поменялся – и будет меняться по несколько раз за серию: всегда казавшийся неспешным и серьезным, как блеск скальпеля, «Карточный домик» ускорился и по концентрации событий утер нос двум предыдущим сезонам, вместе взятым. На бегу, правда, оказалось сложнее сохранять серьезное выражение лица и равновесие: герои меняют решения чаще, чем сошедший с ума флюгер, иностранцы обращаются схематичными пародиями (на корявый русский язык президента Петрова не оскорбился только ленивый), а шоу Бо Уиллимона стремится стать политической версией «Игры престолов», где отсутствие стратегии – это лучшая стратегия.

Но новые серии «Карточного домика» напоминают не популярную экранизацию Джорджа Р.Р. Мартина, а третий сезон «Шерлока» Би-би-си, где возросший темп повествования отправил шоу в крутое пике, а в роли харизматичного антагониста вышел на арену Ларс Миккельсен – брат Мадса Миккельсена, Ганнибала и патентованного злодея. Несмотря на ужасное произношение Виктора Петрова, почти путинская биография и впечатляющие мимические возможности датского актера создали в сериале могущественную фигуру, чья страсть к силе и власти едва ли уступает аппетитам Андервуда. Эпизодический выход Pussy Riot, шутки про «Ладу» и флирт с чужими женами добавляют Петрову человеческие черты, как Фрэнку – любовь к жене и некоторые дружеские привязанности, но в действительности «Карточный домик» рассказывает скорее о схватке двух темных сил, которых в долине Иордан готовы покусать политические демоны поменьше.

С женой Клэр (Робин Райт) у Фрэнка тоже все небезоблачно.	Кадры из сериала
С женой Клэр (Робин Райт) у Фрэнка тоже все небезоблачно. Кадры из сериала

Начавшийся как версия «Ричард III» Шекспира (Спейси играл главную роль в одной из постановок пьесы), сериал стал смещаться в сторону другого классического сюжета – «Короля Лира». Ослепленный властью немолодой мужчина борется с тремя женщинами (пускай не дочерьми), на чью поддержку когда-то рассчитывал. В дело вмешиваются стихия (движущийся на США ураган изрядно спутал планы президента), заговор и политическая недальновидность. Кровожадная хватка Андервуда ослабла, количество реплик в зал изрядно сократилось, а в глазах все чаще проскакивает усталость. Как Фрэнк не справляется с давлением на множественных фронтах (от личной жизни до внешней политики), так и сериал теперь прогибается под собственным весом. Про «Карточный домик» еще со второго сезона писали, что он периодически отдает бульварщиной и небывальщиной, которые преподносятся с маской запредельной серьезности. Третий сезон, в котором президент России пытается споить первых лиц США, а потом с жутким акцентом начинает петь, заставляет вспомнить очевидное: сериал Уиллимона, спродюсированный Финчером и инспирированный его холодными триллерами о человеческой природе, никогда не стремился к политической хронике. Это была попытка шекспировской трагедии в коридорах американской власти, где геометрия кадра и скорость продуманных реплик в секунду важнее достоверности, по части которой тем не менее сериал даст фору многим аналогичным шоу.

Нырнувший в политику почти три десятилетия назад, Фрэнк Андервуд без колебаний отсек все лишнее, сохранив из маленьких слабостей лишь курение и видеоигры (продажи головоломки Monument valley после демонстрации в сериале сильно подскочили), а также одну большую – жену Клэр, которая ради карьеры мужа тоже отказалась от многих увлечений, решений и желаний. Ставка, как показывает третий сезон, может и не сыграть: в отличие от Стивена Хокинга из недавнего байопика ученого «Вселенная Стивена Хокинга», Фрэнк не может указать на благодарных отпрысков и сказать жене: «Вот наше наследие». Его политические следы в истории Америки могут исчерпаться спорной программой по ликвидации безработицы «Америка работает», конфликтом на Ближнем Востоке и ролью «президента на замену». Сомнительная награда за десятилетия грязных трюков и самоограничений Фрэнка Андервуда, чья история, весьма вероятно, завершится в четвертом сезоне, на который так интригующе намекает открытый финал.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страдания не юного Вертера и пр.

Страдания не юного Вертера и пр.

Вера Цветкова

"Шторм" Хлебникова – драматический детектив или детективная драма?

0
1209
Бог спасает телесезон

Бог спасает телесезон

Алексей Белов

Восприятие Творца и сакрального в продукции масскульта

1
684
Первенство в телеэфире - уже не главная цель

Первенство в телеэфире - уже не главная цель

Вера Цветкова

Запуск More.TV ознаменовал объединение крупнейших телеканалов на единой  платформе

0
1768
О доверии к медиа в эпоху постпропаганды

О доверии к медиа в эпоху постпропаганды

Главным становится не источник информации, а сама информация

0
3011

Другие новости

Загрузка...
24smi.org