0
575
Газета Архивные материалы Печатная версия

01.04.2008 00:00:00

Всё у меня о России...

Тэги: художники, россия

«Образ Родины» ≈ так назывались многочисленные выставки, прославлявшие стройки, посевные и уборочные. Монументальные полотна можно было мерить, казалось, гектарами. Тех, у кого Родина выглядела непразднично, называли очернителями и ругали на чем свет стоит. Сегодня все вроде смирились, что каждый имеет право на свой образ Родины. Что думают о России самые известные сегодня российские художники? )С( придумал какое-то количество вопросов, но художники – они не знают границ, потому без дополнительных вопросов не обошлось. Вот что вышло.

1. Если бы вы сейчас решили изобразить Россию – что бы это было?

2. Существуют ли произведения искусства, которые наиболее полно представляют образ России?

3. Чем России гордиться и чего стыдиться?

4. Нравится ли вам жить в России (если да, то почему; если нет, ≈ почему)? В какой другой стране вы хотели бы жить?

5. Как вы относитесь к госзаказу, всегда ли пропаганда мешает искусству?

Гриша Брускин

Создатель «Фундаментального лексикона» и фарфорового проекта «Всюду жизнь». Исследует мифологическое пространство, «каталогизируя» знаки советской поры. В 1988-м его работы на первом московском аукционе Sotheby's были проданы за небывалые по тем временам для современного русского искусства деньги. В марте Москве вышла четвертая книга Гриши Брускина ≈ «Прямые и косвенные дополнения».

1. Я всю свою сознательную жизнь Россию и изображаю. Работы последних лет: «Коллекция археолога», «На краю», «Азбучные истины»┘ имеют отношение к России. Россия ≈ понятие непростое, под Россией разные люди понимают разные вещи. Меня интересует мифологическое пространство, существующее в нашей стране.

«Коллекция археолога» ≈ взгляд из будущего на разрушенную советскую цивилизацию. Тема имеет отношение не только к бывшему Советскому Союзу, но и к нынешней России, потому что коммунистические руины до сих пор присутствуют в реалиях нашей с вами жизни. Я говорю «нашей с вами», потому что провожу в России практически половину своего времени.

2. Что такое Россия? Для одних одно, для других другое. Для кого-то березки. Для кого-то осины. Для меня Россия – прежде всего люди. Кто-то из этих людей не имеет представления о русской культуре, и культура для них ничего не значит. Для меня русский язык, русская культура – это и есть Россия. Но и это не вся Россия. Поэтому вопрос, существует ли произведение искусства, которое наиболее полно представляет образ России, не имеет смысла. Нет такого. И не может существовать по определению. Существует, предположим, идеальный метр или идеальный килограмм ≈ это эталоны, которые хранятся в Швейцарии и от которых отталкиваются все прочие измерительные системы. Потому что ≈ в случае килограмма и метра ≈ мы имеем дело с количественными характеристиками. А Россия ≈ не количественная характеристика. Определить, что такое Россия, вычислить и доказать, ≈ невозможно. Поэтому и не может быть произведения, которое в полной мере отобразит эту самую Россию. Россия ≈ миф, который преломляется у разных людей и разных групп населения по-разному.

Для меня есть целый ряд произведений, которые замечательным образом отобразили эту самую Россию. И нельзя сказать, что среди этих картин есть какая-нибудь одна, которая лучше и полнее других. Они отображают разные грани этой страны, этого понятия и этого мифа. Начиная с иконописи, Нестерова, Репина и кончая Эриком Булатовым. Можно назвать и массу конкретных произведений. И ни одна из этих картин не будет отображать в полной мере и совпадать с каким-то идеальным образом России. Потому что найдется куча людей, для которых эти произведения ≈ ничто.

Если говорить об искусстве моего времени, то я люблю искусство своих товарищей и, кстати, собираю его. Картины Эрика Булатова, или скульптура Бориса Орлова, или произведения Михаила Рогинского. Эти художники замечательным образом, каждый по-своему, отобразили в своих работах вот эту самую правду о России.

3. Поскольку мы договорились о том, что Россия ≈ это люди, которые имеют разные пристрастия, разный опыт жизни и разные вкусы, то эти люди гордятся и стыдятся разных вещей в России. Например, есть люди, которые гордились тем, что Россия была Советским Союзом, Империей. А я скорее стыдился этого, скажем, когда приезжал в Эстонию и видел там людей, которые ненавидели русских и считали их завоевателями. Есть люди, которые гордятся, что при Сталине Россия была сильной страной. А я тот период связываю прежде всего с тем, что этот человек осуществил геноцид против своего собственного народа и убил миллионы ни в чем не повинных людей – и никогда в жизни мне не придет в голову гордиться этим периодом, а наоборот, стыдиться. Слово же «гордиться» мне не очень близко. Что значит «горжусь»? Я могу сказать, что я люблю в России.

4. Нравится ли мне жить в России? И да, и нет. Нравится, потому что я родился в этой стране, потому что русский язык ≈ это мой язык, и мне естественно в данной языковой среде находиться; русская культура ≈ это моя культура. И, более того, проживая на Западе, я называю себя русским художником, каковым на самом деле и являюсь. Но хотел бы я жить только в России? Нет, меня устраивает то, что я делю жизнь между Россией и другими странами. Почему? Потому что в России непонятно, что будет завтра, что будет послезавтра. Здесь, с моей точки зрения, свобода человека не гарантирована законами. А для меня свобода ≈ это «осознанная необходимость».

5. В принципе, я отношусь к заказам неважно, скорее плохо, чем хорошо. Но бывают ситуации, когда вам дают карт-бланш. Вы можете делать все, что хотите, не идя вразрез со своими принципами, не делая того, что вам несвойственно. Подобный вариант государственного заказа меня устраивает. В 1999-м я выполнил монументальную работу для обновленного Рейхстага. Немецкое правительство пригласило меня ≈ именно меня как художника, имея в виду мое искусство. И я сделал там все, что хотел. В доме власти я создал произведение об этой власти, но на свой манер, в том ключе, в каком мне было интересно сделать работу и без этого государственного заказа. Такая ситуация возможна.

В прошлые времена государство, как правило, способствовало развитию искусства. Были падишахи, которые заказывали книги миниатюристам и каллиграфам, и те создавали восхитительные шедевры. Если бы падишахи не давали золота для украшения этих книг и не платили бы мастерам деньги, то мы бы не увидели этих шедевров. И так далее.

В XX веке все стало немножко иначе в силу специфики искусства и задач искусства XX века. Что касается соцреализма, здесь любопытно, что одни художники, выполняя государственные заказы, создавали замечательные произведения. Другие, которым это было несвойственно, пытаясь сделать что-то в духе государственного заказа, создавали свои самые слабые произведения. Например, Анна Андреевна Ахматова, которая написала стихи о Сталине. Сравнить их с остальным ее поэтическим творчеством невозможно. А, предположим, Дейнека создал на заказ замечательные мозаики на потолках метро «Маяковская». Или, например, я не люблю живопись времен фашизма, но фашистская архитектура интересна. Есть замечательные образцы и в итальянской фашистской архитектуре. Вопрос сложный┘

Но соцреализм интересен другим. Соцреализм ≈ это безусловное вранье, неправда жизни. Например, фильм «Кубанские казаки» о счастливой жизни в деревне ≈ это ложь. Но сейчас нам интересно смотреть на это искусство. Во-первых, было задействовано много талантливых и замечательных мастеров, которые изготавливали качественный продукт. Во-вторых, читая коды и понимая, что за этим стоит, мы узнаем правду. Потому что соцреализм был кривым зеркалом, которое, искажая действительность, говорило очень много правдивого об этой жизни. Как кривое зеркало, искажая черты человека, иногда выявляет его сущность, так и лучшие образцы соцреализма практически делают то же самое.

Эрик Булатов

Начинал как иллюстратор. Автор «Горизонта», закрытого орденской лентой, картины «Слава КПСС» или «Живу-вижу», связанной с поэзией Всеволода Некрасова. Исследует «изуродованное идеологией социальное пространство» СССР.

1. Я думаю, что я постарался бы просто изобразить московскую улицу ≈ такую будничную и самую обыкновенную, и людей, которые по этой улице идут.

2. С моей точки зрения, наиболее полный образ России представляет картина Левитана «Озеро», которая в Русском музее. Она, вообще-то, должна была называться «Россия», но как-то он постеснялся такого названия ≈ счел его претенциозным ≈ и назвал «Озеро», но это действительно образ России, по-моему.

3. Гордиться надо, конечно, причастностью к великой русской культуре, к искусству русскому. А стесняться надо национального чванства, что «мы лучше других», что «мы не такие, как другие», ≈ все не такие, как другие. И французы, и итальянцы, и мы не такие, как другие. Надо стыдиться своих врожденных недостатков. Знаете, Алексей Константинович Толстой сказал: «Мы беспечны, мы ленивы. Все у нас из рук валится. И к тому ж мы терпеливы ≈ этим нечего хвалиться».

4. Свою страну, на самом деле, не выбирают, так же как и родителей. Родившись в определенной стране, человек получает громадный груз наследства, от которого ему никуда не деться. Это национальная культура, это тип сознания, определенная психология, это, если хотите, нравственность ≈ представления обо всем этом. Поэтому может нравиться или не нравиться эта своя страна, но все равно никуда от нее не денешься. А жить, конечно, можно и в другой, но обычно это вопрос эмиграции, то есть просто бегства, но это всегда тяжело. У меня счастливый случай: я не выбирал страну, выбирали меня. У меня просто была возможность выбрать из тех предложений, которые были – и мне нравится Франция, мне удобно там работать, я там чувствую себя на месте, хотя остаюсь, безусловно, русским художником.

5. Я никогда не пользовался госзаказами. И специально свою жизнь составлял так, чтобы избежать госзаказов. Я зарабатывал деньги иллюстрированием детских книг, своей живописью. И считаю, что абсолютно смертоносны для искусства всякая пропаганда и подобные дела. Хотя в каких-то случаях, когда искусство прямо, непосредственно выполняет эту цель пропаганды, может быть, для такого искусства и ничего, не знаю. Есть, скажем, даже пример Маяковского, великого поэта, который погиб в результате этого.

Константин Звездочетов

Один из основателей группы «Мухомор», с которой записал «Золотой диск» с пародиями, «дублирующими» официальные программы. Шутливо «увековечил» в мозаике советских героев Труса, Балбеса и Бывалого. Перевел на язык «Крокодила» шедевры «Алёнушка у пруда» и «Боярыня Морозова».

1. Россию невозможно изобразить, потому что мы имеем по крайней мере несколько Россий, даже исторически: дохристианскую, домонгольскую, допетровскую, дореволюционную и ≈ я не знаю ≈ можно ли сейчас тоже говорить о новой России? Так что это совершенно невозможно, да, наверное, и не нужно. В любом случае это будет, как в притче про слепцов, обсуждавших, что такое слон: один говорил, что столб, другой ≈ что веревка, третий ≈ что шланг. Наверное, мы все, которые занимаемся этой деятельностью, всё равно изображаем какой-то фрагмент. И если будем глобализировать, то все равно скажем, что это столб или веревка. В моем случае... Это был бы и столб, и веревка, и шланг – но это не был бы слон целиком. Я могу перечислить какие-то признаки «русопятости» ≈ и матрешка, и балалайка, и космос. У меня бы этого не было, потому что это уже обыгрывали другие. То есть я часто обыгрываю клише, были и матрешка, и космос – но они все равно принадлежат немножко разным культурам.

≈ Но вот у вас была «Алёнушка у пруда», которая плещет через край┘

≈ Ну да, но я в принципе занимаюсь подножным кормом, а «Алёнушка» ≈ это кич и попса уже. А я, собственно, цирковой.

2. Естественно, не существует произведения, которое могло бы полностью отобразить нашу страну, потому что они все создавались в конкретный период. Наш период ≈ я считаю, что сейчас длится послереволюционный период ≈ еще себя мало проявил. Но я думаю, что новую Россию полностью отражает дилогия об Остапе Бендере ≈ «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Люди писали в 20-х годах XX столетия, но интересно, что сейчас мы смотрим на то, как бывший управдом Остап Бендер в результате уже стал олигархом или еще кем-то┘ А, скажем, в допетровской России у нас не было светской литературы или светской живописи, поэтому трудно говорить о наиболее полном представлении.

3. Как известно, достоинства являются продолжением недостатков. Поэтому гордиться надо своим стыдом, потому что стыд ≈ хорошее чувство. И стыдиться своей гордости┘ Но с другой стороны, и то, и другое вредно, потому что гордость мешает трезво видеть путь, а стыд мешает двигаться, из-за того, что начинаются комплексы. Я считаю, что вообще надо не стыдиться, не гордиться, а пытаться радоваться, пытаться быть счастливым. Это главное. Чего мы как-то не умеем делать. Съездите в Африку, посмотрите, как там люди живут, ≈ у детей нет игрушек, эпидемии┘ И тем не менее они умеют быть счастливыми. Вот это надо, а то, например: русская широта превращается в расхристанность, многие качества мы себе придумываем. Гордимся тем, что мы такие добрые, а на самом деле часто бываем жестокими. Надо просто понимать, кто мы такие, ≈ не гордиться и не стыдиться, а смириться и радоваться.

4. Что значит «нравится≈не нравится – спи моя красавица»┘ Я себе изначально поставил задачу ≈ может быть, в качестве социального эксперимента, ≈ не уезжать. Я старался жить здесь и окучивать территорию вокруг себя. И мне кажется, что это хороший эксперимент. Я жил в Италии, Германии, во Франции. Недолго, по году, но имею представление. Мне на четвертый месяц хочется сбежать сюда. Наверное, как рыба не может летать, я не могу жить там долго (ну, наверное, мог бы, если бы другие обстоятельства ≈ высылка, эмиграция, когда угрожает что-то жизни). Да, но если бы стерли такую карту, если бы не было такой страны Москвы┘ ≈ я, вообще, по национальности себя считаю больше москвичом, чем россиянином или русским, потому что мне, как у Вольтера в «Кандиде», надо возделывать свой сад. Мой сад ≈ это Москва. Это как мама, которая нам часто доставляет массу неприятностей ≈ ругает, не пускает куда-нибудь, бесконечно опекает, вмешивается в твои дела, ≈ но тем не менее ее любишь. Родина ≈ она мама, как известно. Если бы не было ее, я бы, как ни странно, жил в Израиле. Наверное, из-за того, что там много наших (не по этническому, а по ментальному признаку). Из-за того, может быть, что это Святая Земля ≈ там действительно очень интимно чувствуешь Божественное присутствие во всем. Израиль напоминает Гурзуф ≈ там расслабленные все┘ Для меня Израиль ≈ это была бы именно «ссылка» в Гурзуф. Там ходят все с сеточками на рыночек, встречаются, кланяются и т.д. Может быть, из-за того, что это не совсем светское государство, что я не еврей, что там арабы безобразничают ≈ может быть, у меня бы там были проблемы. Но я вдруг почувствовал, что там мог бы расслабленно жить.

5. Абсолютно нормально. Пропаганда вовсе не мешает. Если это искренне или талантливо. Ну вот как большинство наших современных деятелей искусства ≈ они же талантливы. Возьмем прекрасного Никиту Михалкова, который сейчас белогвардеец, плачет над судьбой Колчака, но при этом снял гениальные фильмы про Красную Армию ≈ «Свой среди чужих, чужой среди своих» или «Раба любви» ≈ это же про злодеяния «беляков»...

А когда человек бездарный и хочет иметь свой маленький кусочек хлеба ≈ это ему простительно. Но оно обычно и не остается. И уже неважно, госзаказ или не госзаказ.

Владимир Любаров

Книжный график, 11 лет был главным художником журнала «Химия и жизнь», в годы перестройки ≈ один из организаторов и главный художник первого в России частного издательства «Текст». Создатель серии «Город Щипок» и продолжающегося цикла «Деревня Перемилово».

1. Может, в какой-то степени я изобразил Россию в своей серии «Наводнение». Я не задумывал создавать какой-то апокалиптический образ и терпеть не могу искать в своих работах тайных знаков и смыслов. Просто у меня само собой получилось нарисовать деревню, залитую водой. Наверное, мне запал в голову сюжет, показанный по телевидению. Есть деревня, она так и называется ≈ Затон, ≈ ее затапливает каждую весну. Люди давно уже привыкли к тому, что деревню затапливает, а они как жили в ней, так и продолжают жить. Только ходят от дома к дому не по сухой земле, а по пояс в воде. Встречаются в этой воде, выпивают, любят друг друга, ругаются. Жизнь почти не меняется. Но вот я и подумал: кто знает, не станут ли жители Затона несчастными просто оттого, что однажды вода перестанет приходить к ним, заливать дома и огороды? Ведь им придется жить какой-то новой жизнью, а они, может, этого совсем и не хотят┘

Наверное, так я вижу Россию, во всяком случае ту, которая начинается за МКАД.

2. Наверное, у каждого времени свои художники. Дейнека, нарисовавший Россию в середине XX века, был бы не слишком понятен теперь. И его мускулистые физкультурники ≈ хоть и модное сейчас, но все-таки ретро. Как, возможно, не вписались бы в наши дни вытянутые, усохшие, одномерные люди Филонова ≈ они родились из страшного сталинского времени и атеизма художника. А странные уродцы Леонида Пурыгина ≈ они тоже по-своему представляют образ России, могли, на мой взгляд, появиться лишь на «изломе времен», в середине 80-х – начале 90-х годов прошлого века.

3. Гордиться своими миллиардерами и стыдиться своих миллиардеров.

4. По очень многим причинам ≈ скорее политическим, чем душевным ≈ мне не слишком нравилось жить в России при советской власти, не слишком нравится жить в России и теперь. Однако мне никогда и в голову не приходило отсюда уехать. Здесь моя питательная среда, мои картинки появляются на свет из той жизни вокруг меня, которая смеется, плачет, хулиганит, страдает, ненавидит, любит, грешит и кается. Я сам ≈ часть этой жизни, и, хотя во мне намешано множество кровей, по культуре и эстетике я ≈ русский художник, а не художник-космополит, который может пустить корни и зацвести на любой почве. Мне повезло, что я нашел свою деревню Перемилово ≈ или она меня нашла, не знаю. Во всяком случае, это та часть России, где мне нравится жить, несмотря на отсутствие бытовых удобств. В Москве я стараюсь бывать по необходимости: здесь шумно, грязно, нечем дышать, хотя хорошо делаются дела. А что касается поездок за границу, то мне нравится навещать Голландию. Мне эта страна представляется чем-то вроде «России наоборот»: люди живут ниже уровня моря, наводнение висит над ними, но они его к себе не пускают. Собственно, я так и нарисовал Амстердам ≈ с рыбами, плавающими на небе, и русалками в каналах. Примерно раз в год мне хочется туда съездить.

5. Не знаю, не пробовал. Пропаганда искусству, разумеется, мешает. Конечно, бывают случаи, когда художник настолько пропитывается пропагандистской идеей, что она становится частью его самого. Но и тогда, пусть даже едва уловимая, фальшь проступает на его полотнах. Вот, кстати, совсем недавно впервые увидел в оригинале «Ночной дозор» Рембрандта. И расстроился. Подлинник абсолютно честно проявляет то, что картина сделана на заказ. На фоне других шедевров Рембрандта она показалась мне очень искусственной... На мой взгляд, вообще работая «под заказ», каждый художник чем-то жертвует. И чем-то платит.

Борис Орлов

В своих скульптурах (таких, например, как «Бюст в духе Растрелли» из орденов или «Имперский бюст (Матрос)» с Цезарем) и фотографиях, накапливая советские атрибуты-клише, Орлов играет заштампованными смыслами, доводя их до гротеска.

1. Этот вопрос ≈ самый трудный. Я прожил до пятидесяти лет в Советском Союзе, не любил советскую систему, но как художнику она была мне интересна. Я был свободен в своем видении, так как ни на что не претендовал и добровольно от нее изолировался. Система была мощная и гипермужественная, и в противостоянии ей я находил даже удовольствие, поскольку приходилось мобилизовать собственное мужество. Сейчас на меня никто не давит, делай что хочешь, но я по-прежнему не люблю свою страну ≈ хуже то, что я потерял уважение. Подобного упадка духа страна не испытывала с начала XVII века: мародерство и хищничество, не общество, а амазонская сельва. Вместо реальных мужественных действий всеобщая истерика и имитация действий. Я не хочу в этом участвовать и реагировать на это как художник. Единственное достойное дело сейчас ≈ это противостоять стихии хаоса.

2. Не рискну назвать что-то одно. Были целые периоды, отображающие духовное напряжение народа, ≈ это екатерининское время, начало XX века┘ А более конкретно ≈ мне очень интересна портретная галерея Доу героев 1812 года. Или, скажем, «Утро стрелецкой казни» Сурикова, где разведены полярно два типа национального характера. С одной стороны, неукрощенная стихия, непокорность, даже дикость. А с другой ≈ попытка к организации, и эта непримиримость западного строя, внедренного, но, видимо, все-таки существовавшего в потенции ≈ и азиатского хаоса. Это, пожалуй, наиболее сильная картина. Потом ≈ «Крестьянская серия» Малевича. Крестьяне со смытыми лицами ≈ это очень мощная картина, метафизическая и отображающая реальные переживания автора по поводу сломленного хода старой России. Я не случайно вспоминаю Малевича, этот супрематизм в контуре ≈ даже больше, чем чистый супрематизм. Эта серия мне кажется более глубокой и более философской. И более адекватной моим переживаниям.

3. Чем Россия гордится ≈ не знаю. Кто-то гордится научной и технической мощью ≈ ракетами, самолетами┘ Я же горжусь Толстым и Достоевским, Врубелем и Малевичем, Чайковским и Шостаковичем, Ломоносовым и Менделеевым. Горжусь теми, кто сопротивлялся и не покорялся. Горжусь, и даже очень горжусь, Солженицыным. Много чем можно гордиться. А вот безволия, невозможности организоваться┘ И устрашающей асоциальности моего народа ≈ вот чего я стыжусь больше всего.

4. Нравится≈не нравится, а в другом месте я жить не смогу, я уже пробовал. Я жил в Америке два года и внимательно оценивал ситуацию как раз на этот предмет, смогу или нет. Чтобы жить в другой стране, надо все-таки быть молодым, лучше даже ребенком туда перемещаться. Моя корневая система этого не выдержит. Уж коль я здесь воткнут, то и плодоносить должен здесь, в рискованной природной зоне, скажем так. Но это моя зона, в ней я нормально могу жить ≈ это я уже для себя понял и никуда не хочу. И даже не задаю себе вопрос, где бы я смог жить. Много на свете замечательных мест, есть с хорошими климатическими условиями, но это не для меня: я такой сучок, который вылез из-под камня, на котором мало питательной почвы. Но тем не менее чувствую в себе эту плодоносность. Если пересажу сейчас себя в другое место, я буду обречен на то, чтобы жить воспоминаниями, как многие русские деятели культуры.

5. За всех ответить не могу. Лично меня заказ парализует, тем более государственный. Если я что-то и делал по заказу, то не от хорошей жизни. Мне повезло, что вторую половину своей жизни я абсолютно свободен от какого-либо заказа.

≈ Вы можете допустить, что пропаганда или госзаказ стимулируют качественное искусство?

≈ Смотря в каком смысле. В сталинское время искусство было технически очень качественное. Может быть, поначалу, в 1930-е годы, его делали искренне верующие в эту утопию люди. Но в хрущевскую эпоху, во время так называемого позднего соцреализма, появилось двоемыслие, а госзаказ по-прежнему существовал┘ Более тяжелого времени для искусства, живущего в сфере госзаказа, я не помню. Были такие сумасшедшие верующие люди, редкие исключения, как Коржев, которые, может быть, и останутся. Остальные же все были подвержены двоемыслию. Как только появляются в искусстве фальшь и неискренность, допущения, полусвободы ≈ искусство становится полуискусством. А официальное искусство поздней советской поры абсолютно провально. Не случайно, в недрах этой системы родилось альтернативное искусство, которое, собственно, и дало главных героев нашего искусства.

Георгий Франгулян

Автор памятников Булату Окуджаве и Араму Хачатуряну в Москве, а также проекта памятника Иосифу Бродскому. Создатель памятника Петру I в Антверпене и Пушкину в Брюсселе. В 2007 году в Венеции появилась его скульптура «Ладья Данте»

1. Я думаю, что это была бы контурная карта, которая находится в стадии раскрашивания.

2. Александр III Трубецкого.

3. Ничего не стыдиться┘ к сожалению. Тем и гордиться.

4. Нравится, да. Почему? Потому что родное. Если не в России, то в Италии, но в другой жизни.

5. Госзаказ ≈ не всегда пропаганда. Художник обязан найти общечеловеческое начало в любой теме или отказаться.

Зураб Церетели

Президент Российской академии художеств и учредитель Московского музея современного искусства. Автор Мемориала на Поклонной горе, памятника Петру I в Москве. В марте прошла презентация его новой скульптурной группы «Жены декабристов. Врата судьбы».

1. Современная Россия ≈ это вся история России, от зарождения государства и до наших дней, причем история в лицах тех гигантов, которые привели страну к сегодняшнему дню, и тех великих наших современников, кто продолжает историю сегодня.

2. Образ России ≈ это произведения великих представителей российской школы, которая рождает самых талантливых художников в мире.

3. Россия всегда гордилась, гордится и, верю, в будущем будет гордиться великими талантами в науке и искусстве.

4. Я уже давно живу в России и, хотя работал во многих странах мира, всегда возвращаюсь в Россию, где получаю доброе питание, которое помогает создавать искусство.

5. Дай Бог, чтобы всегда был госзаказ!


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

0
454
Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

0
559
Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

0
540
Европа идет на обострение c Россией

Европа идет на обострение c Россией

Виктория Панфилова

Ашхабад и Брюссель разрабатывают "дорожную карту" энергетического сотрудничества

0
4615

Другие новости

Загрузка...
24smi.org