0
1
2015

Алексей Рощин 09:42 14.09.2017

Невротическая зависть к исламу


В основе всей этой вдруг прорвавшейся, как гнойник, вакханалии «православной веры» лежит элементарная зависть. То, что обычно именуется «русский православный человек», очень давно и безутешно завидует. Кому? Исламу. Да каждый замечал промельки этой зависти – в бытовых и как бы незначащих разговорах «за жисть». Почему «они» могут, а мы нет. «Они» вон чего творят, а у нас кишка тонка. У них ВЕРА – а у нас что? Потому их боятся, а нас – ха-ха.

Тут несколько глобальных причин. Во-первых, свойственное всем нам затаенное чувство собственной ущербности как нации, болезненный комплекс неполноценности, проявляемый в подспудном убеждении «какие-то мы непутевые», что усугубляется, во-первых, неоднократно подмеченным и описанным ресентиментом от поражения в холодной войне – и, что подмечалось много реже – еще более горьким чувством от фактического поражения в чеченской войне.

В новейшей истории у России ведь две свежие психологические травмы от этих двух поражений – в холодной войне и в чеченской войне. Причем первой травмы можно было бы избежать, как избежали его «новые» страны, та же Украина – но Россия опрометчиво стала правопреемницей СССР не только формально, но и внутренне – и потому неизбежно взяла на себя и его проигрыш.

А потом случился и еще один – уже не «всему миру», которому противостоял Советский Союз, а совсем наоборот – крохотной Чечне. Война ведь была проиграна именно психологически – в какой-то момент Россия осознала, что она больше не может воевать, нет у нее на это никаких моральных, душевных и прочих сил. В точности по Толстому – «была наложена рука сильнейшего духом противника».

Отсюда, возможно, и началось болезненное обострение интереса к исламу. А ведь у россиян чувство к исламу совершенно другое, чем, скажем, у израильтян: у последних это утробная, практически нерассуждающая ненависть; у русских в эти, новейшие годы – скорее именно тяжелый, немного испуганный интерес – «почему мы не можем так, как могут они?»

Постсоветские россияне сохранили и преумножили тяжелый комплекс неполноценности совка – и именно он порождает странный, но понятный каждому россиянину с детства конструкт: «Боятся – значит, уважают». Ущербный психологически индивид более всего жаждет именно уважения – и именно в силу своей ущербности не верит, что его достоин; тогда хочет, ЧТОБЫ ХОТЯ БЫ БОЯЛИСЬ. Страх – это суррогат уважения, которым кормят свое больное эго психологически травмированные люди.

То есть взоры ущербного постсоветского человека, к тому ж надломленного чеченской войной, обязательно должны были приковаться к исламу – причем в его самом примитивном, боевом изводе. Ведь «боевой ислам» внушает страх, причем даже у «НИХ» - у западников, даже у вечных победителей – американцев. Тоскливое «почему мы так не можем? Почему у нас такого нет?» Имеется в виду, конечно, не эзотерика и не законы шариата – плевать хотел русский человек и на эзотерику, и на законы; интересует всех именно беспредел, готовность умирать и убивать, «чтобы боялись», «чтобы уважали!»

Проигравший хочет уподобиться тому, кому он проиграл. Он считает (не без оснований), что так он получит шанс на реванш.

Плохо даже не то, что национальное сознание оказалось страшно невротизировано двумя страшными поражениями новейшей истории, 90х и «нулевых» годов; еще хуже, в массовом сознании, средствами массовой информации они не были осознаны как поражения, наоборот – то и другое СМИ упорно представляли как нечто незначащее или даже как «победу», Фактически вместо переживания травмирующие моменты вытеснялись «с глаз долой» - что только усиливало невротизацию.

Вот на такой больной почве и взошла Поклонская. Дело, конечно, не в «Матильде» - дело именно в уподоблении доселе ручного и скучного православия «боевому исламу». Чтобы были православные боевики и православные шахиды, чтобы у нас была ВЕРА, которая сеет СТРАХ. Ведь именно этого и жаждет народное подсознание, куда вытеснена боль поражений.

Они хотят, чтобы их боялись – потому что не верят, что их могут уважать за что-то другое. Этот невроз слишком долго «не замечали» - и потому не лечили. Результат – "исламизация" православия, которая происходит СЕЙЧАС, буквально на наших глазах.

Оригинал публикации

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Lebser Serleb 17:14 14.09.2017

В Чечне интегрально не было проигрыша, а было умелое использование тейповых противоречий. Вложение средств в восстановление нельзя назвать "контрибуцией", если исходить из принципа, что Чечня - тоже Россия.


Другие записи автора