0
0
5834

Никита Исаев 11:25 06.06.2018

Бензиновый бунт: станет ли Россия миром Безумного Макса?


Резкий скачок цен на бензин – одна из главных тем вот уже почти на протяжении месяца. А как иначе, ведь последствия ощутили на себе почти все рядовые граждане. Автовладельцы почувствовали острую боль, а все остальные пока что страдают от ноюще-тянущих симптомов: стоимость проезда на общественном транспорте и стоимость товаров в магазинах не может остаться на прежнем уровне.

Ещё 1 мая средняя цена «девяносто пятого» была 41,9 руб. за литр, а к 1 июня достигла 45,01 руб… Соляной бунт был, медный бунт был, хлебный бунт был, теперь что же, ждать бензинового бунта, способного превратить Россию в мир Безумного Макса? Не спешите. По законам жанра в противовес великому злу (читай – резкому скачку цен на бензин) в последний момент появился герой в лице вице-премьера Дмитрия Козака, и остановил беспредел. Было объявлено о снижении акцизов на бензин и дизельное топливо, а также после серьёзного разговора с основными участниками бензинового бизнеса было принято решение о заморозке цен на топливо на уровне конца мая. The end… Но надолго ли?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте разберемся в причинах такого дорогого бензина в России сегодня. Представители крупнейших нефтяных компаний наперебой говорят: нефть подорожала, соответственно, дорожает и бензин. Логика есть, но она разбивается о факты. По оценке Российского топливного союза доля нефти в стоимости бензина не превышает 10%. Всё остальное – стоимость переработки, транспортировки, налоги, акцизы и так далее... Так что много не спишешь на нефть.

Также нефтяники (а независимых нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) у нас почти не осталось: под разными названиями кроются компании, входящие в структуру нескольких крупнейших нефтегазовых компаний) часто жалуются на то, что производство бензина сейчас – вообще убыточное занятие. Ассоциация нефтепереработчиков и нефтехимиков недавно даже направляла письмо Дмитрию Медведеву с жалобами на тяжёлое финансовое положение. Но давайте объективно посмотрим на финансовые показатели нефтеперерабатывающих заводов. Благо, что, чаще всего – это публичные акционерные общества, и их финансовая отчётность находится в открытом доступе. Например, НПЗ в Ярославле по итогам 2017 года получил чистую прибыль в 5,45 млрд. рублей, рязанский НПЗ по итогам года заработал 297 млрд. рублей против 192 млрд. рублей в 2016 году. Не похоже на серьёзные финансовые проблемы. Может быть, такие показатели только у тех, кто находится слишком близко к Москве? Но вот и Татнефть не перестаёт хвастаться успехами в переработке, а НПЗ в Иркутске заработал в прошлом году 1,97 млрд. рублей. Прибыль есть!

Если верить экспертам и аналитикам, то рост цен на бензин начался с сокращения предложения на бирже. Возник буквально дефицит топлива, и запасы в розничных сетях стали истощаться. Неужели производители топлива ничего не знали о традиционном летнем росте спроса, и не подготовились? Едва ли. В нефтяных компаниях не дураки работают. Собака зарыта в другом месте.

Дело в том, что между нефтяниками и правительством уже давно идут споры по поводу налогового манёвра, который предполагает обнуление экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты в обмен на повышение налога на добычу полезных ископаемых. А без экспортных пошлин нет и таможенной субсидии, которая составляет, по оценке Минфина, ни много ни мало 600 млрд. рублей. Для сравнения: это более трети от той суммы, что требуется ежегодно на реализацию майских указов. В общем, есть за что бороться. Всего же объём господдержки НПЗ в 2005 – 2016 годах в пять раз превысил объём инвестиций в модернизацию (по данным VygonConsulting ежегодные инвестиции в модернизацию НПЗ в период 2011 – 2017 гг оцениваются в 300 млрд. рублей). А цены на топливо, искусственно подогретые дефицитом, - лишь инструмент в борьбе за наиболее комфортные и выгодные условия работы. Нефтяники уже не раз грозились дефицитом и резким ростом цен на бензин в случае проведения налогового манёвра, причём такие предупреждения начали звучать ещё три года назад. Вот, собственно, угроза и приведена в действие. Мера завершения налогового манёвра в 2024 году принята, и цены на бензин резко пошли вверх.

Победа в этом противостоянии осталась за нефтяными компаниями: цены на бензин повышены (по условию соглашения между правительством и представителями нефтеперерабатывающих предприятий цены фиксируются на уровне конца мая, то есть уже после повышения), к тому же нефтяники получают дополнительную выгоду от снижения акцизав объеме порядка 140 млрд. рублей в год.

Сейчас теоретически в принципе возможно снижение цен на бензин на 2 рубля за литр, однако не стоит этого ждать – производители топлива на такой шаг пойдут. Тем более, что для снижения цен нет рыночных предпосылок: спрос на топливо в России очень стабилен. Страна большая, да и небольших населённых пунктов много. Физической возможности людям везде ездить на общественном транспорте нет, а логистические компании не могут в каждый городок привозить грузы по железной дороге. Автомобильный транспорт – это в нашей стране жизненная необходимость.

Итак, с тем, что снижения цен ожидать не стоит, определились. Но означает ли заморозка цен, что топливо вообще перестанет дорожать? Увы, но тоже нет. К оптовым отпускным ценам производителей следует добавить ещё стоимость транспортировки топлива и наценку розничных сетей – АЗС. Так что рост будет, просто не такой стремительный. Другой вопрос, как долго смогут НПЗ держать нынешние цены. То, что соглашение с правительством не вечное – это факт. Одним только административным ресурсом долго сдерживать цены не получится. Возможности антимонопольной службы влиять на топливный рынок тоже вызывают сомнения – слишком сильны позиции топливных компаний и они владеют слишком мощными рычагами влияния на рынок и на людей, от которых зависит принятие решений.

Так нежели выхода нет? Не совсем так. По меньшей мере есть два пути решения топливной проблемы: или полная национализация стратегически важного сырьевого сектора по примеру Саудовской Аравии, тогда цены будет устанавливать государство, либо, наоборот дробление и приватизация ради создания реальной конкуренции на топливном рынке, как в США.

Оптимальным вариантом в российских условиях была бы национализация добывающих компаний для обеспечения сырьевой безопасности государства и отвязывания цен на сырьё на внутреннем рынке от мировых цен на нефть (себестоимость добычи в разы ниже современных рыночных цен) с приватизацией принадлежащих нынешним нефтегазовым госкомпаниям перерабатывающих предприятий. Всё равно в нынешнем виде они крайне неэффективны.

Вроде всё просто, но правительство на такой шаг не идёт. А всё потому, что приватизация-национализация связана с серьёзными конфликтами с так называемыми «социально-ответственными бизнесменами» или просто олигархами, если называть вещи своими именами. Все хотят сохранить тёплое место... Переформатирование сырьевой и топливной отрасли требует в первую очередь от чиновников большой решимости и проявления дипломатических талантов. Есть ли такие люди в новом правительстве? Пока не наблюдаем.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора