0
3455
Газета Кино Печатная версия

05.09.2013 00:01:00

В главной роли – министр обороны

Конкурс Венецианского фестиваля пополнился фильмом-интервью Дональда Рамсфелда

Тэги: кинофестиваль, венеция


кинофестиваль, венеция Бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд – на экране и в конкурсе Венецианского кинофестиваля. Кадр из фильма The Unknown Known

Фестиваль перевалил за половину и близится к финалу. Российских фильмов в конкурсе нынешнего года нет. Но однажды все-таки пришлось испытать минутный прилив гордости за родное кино: когда на экране промелькнули хроникальные кадры с молодым Андреем Тарковским – в 1962 году он получил за фильм «Иваново детство» «Золотого льва» Венецианского фестиваля. Дело в том, что нынешний многонациональный зал прямо-таки встрепенулся при виде Тарковского. Кинокритики, журналисты из разных стран аплодировали и кричали «Тар-ков-ски!» с неподдельной ностальгией. Так тут не реагировали ни на кого из знаменитых героев хроникальных роликов – их демонстрируют перед каждым сеансом юбилейного 70-го фестиваля.
Получается, «Иваново детство» – один из пиков в длинной истории Венецианского фестиваля. Тоска, прорвавшаяся в спонтанных криках-всхлипах «Тар-ков-ски!», закономерна: нынешняя коллекция конкурсных фильмов, составленная отборщиками, не слишком поражает воображение. Пока самым ярким событием можно считать премьеру фильма Ким Ки Дука «Мёбиус» – картину прошлогоднего гран-призера показали в Венеции вне конкурса. Корейский затейник снова нас удивил. Он поистине неисчерпаемое создание. Предыдущая его лента – «Пьета» – тяжеловесная кровавая драма, а «Мёбиус» скорее саркастическая черная комедия. Крови в ней, впрочем, тоже хватает. Ведь в ней описаны жизнь и приключения мужского детородного органа, отрезанного у отца, пришитого сыну. Начинается история как семейная драма, окрашенная в радикальные тона азиатской жестокости. Обманутая жена мстит мужу за связь на стороне, в припадке злобы пытается отсечь ножом самое дорогое, что есть у мужчины. С мужем этот номер не проходит, и женщина запросто отрезает это самое у спящего сына. Все это было бы страшно, если бы не было так смешно. Впрочем, если назвать «Мёбиус» анекдотом, то стоит добавить – философским. Зло, как лента Мёбиуса, являет собой спираль. На одном витке жена высвобождает накопленное страдание, мстит, делает больно. На другом – все возвращается: муж теперь непригоден для использования в постели, желание само собой обращается к родному сыну, обладателю отцовского органа. Зал хохотал на фильме Ким Ки Дука от души.
«Теорема Зеро» сказочника Терри Гиллиама тоже, конечно, дала возможность посмеяться, но прямолинейность авторских месседжей несколько раздражает – как будто тебя держат за подростка. Особый мир картин Гиллиама не всем легко принять. В «Теореме Зеро» действие происходит в фантастически-футуристическом городе, где властвует загадочный Менеджмент, а на вечеринках танцуют каждый под свою музыку в своих наушниках, с айпадом в руках. Воротилы пытаются привлечь к работе старомодного ученого-чудика, даже подсылают к нему сексапильную женщину, чтобы взбодрить диковатого отшельника. А он возьми да и влюбись в блондинку… Ученого сыграл виртуоз Кристоф Вальц – обаятельный комик здесь моментами лирик, а порой и эксцентрик. К тому же его ученый лыс, застенчив, боится женщин и детей и вообще всех, кто нарушает его пыльное уединение. Его тянут в «свет», к людям, но на самом деле люди эти ведут еще более непроницаемую, одинокую жизнь, чем ученый. От контактов с живым миром они маниакально ограждают себя с помощью гаджетов, а при необходимости говорить друг с другом пасуют. В фильме Гиллиама настоящее рядится в яркие тряпки будущего, но различить подмену нетрудно. Это такое авторское «ай-яй-яй!» проницательной публике.
Уже две картины с «говорящими головами» показаны в конкурсе. Одна из них нескрываемо неигровая – The Unknown Known Эррола Морриса об одиозном политическом деятеле США Дональде Рамсфелде. Вторая – скучная игровая лента израильского классика Амоса Гитая Ana Arabia. И в той, и в другой речь звучит неумолчно, а кроме разговоров нет ничего… В фильме Морриса бывший министр обороны, бодрый и веселый джентльмен за восемьдесят, вспоминает этапы большого карьерного пути, отвечает на неудобные вопросы интервьюера. За ним, кроме прочего, вторжение в Ирак после 11 сентября 2001 года. Он не то чтобы крутится, но явно все силы пускает на то, чтобы отвечать остроумно и по возможности обтекаемо. Почему с игровыми (и одной анимационной картиной Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает») соревнуется эта документальная лента, снятая по американским канонам жанра, вопрос. Интересно, могут ли в таком случае присудить Дональду Рамсфелду приз за лучшую мужскую роль?.. Вот было бы неожиданно! На фестивальную сцену поднялся бы бывший министр обороны США и сказал что-то вроде: «Первый тайм мы уже отыграли».    
Венеция

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мост строили, строили – и наконец построили

Мост строили, строили – и наконец построили

Наталия Григорьева

На фестивале в Ялте показали фильм Тиграна Кеосаяна и Маргариты Симоньян - про Крым и плохих американцев

0
783
Новый фестиваль в Казахстане и новый фильм Сергея Бодрова

Новый фестиваль в Казахстане и новый фильм Сергея Бодрова

Ольга Галицкая

Режиссер рассказал подробности съемок байопика о Михаиле Калашникове

0
1344
 В Омске пройдет VI Национальный кинофестиваль дебютов "Движение"

В Омске пройдет VI Национальный кинофестиваль дебютов "Движение"

0
1205
Фестиваль THE ART NEWSPAPER RUSSIA FILM FESTIVAL

Фестиваль THE ART NEWSPAPER RUSSIA FILM FESTIVAL

0
807

Другие новости

Загрузка...
24smi.org