1
5851
Газета Кино Печатная версия

08.12.2016 00:01:00

Артдокфест-2016: Павленский и "Платон"

Героями фестиваля стали художники, дальнобойщики и владельцы видеорегистраторов

Тэги: артдокфест, документальные фильмы, павел павленский, украина, дальнобойщики, платон


артдокфест, документальные фильмы, павел павленский, украина, дальнобойщики, платон Зрителю удается лишь краем глаза взглянуть на то, как живет Петр Павленский. Кадр из фильма «Голая жизнь»

В Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге проходит 10-й, юбилейный, «Артдокфест». Программа лучшего российского фестиваля документальных фильмов (и в целом одного из лучших киносмотров страны) в очередной раз предельно актуальна, конкурсные ленты откликаются на самые острые общественные и политические явления – будь то «дело художника-акциониста Петра Павленского», события в Украине или забастовка дальнобойщиков, выступающих против введения системы «Платон».

«Голая жизнь» Дарьи Хреновой начинается ночью: камера (почти скрытая) следует по улицам Москвы за высоким молодым человеком в черном пальто. Через какое-то время он выйдет из перехода метро «Лубянка», подойдет к первому подъезду здания ФСБ, обольет дверь бензином, подожжет и встанет рядом с канистрой в руках, покорно ожидая задержания. Камера наблюдения на фасаде фиксирует подбежавших полицейских, заламывание рук, растекающийся по асфальту бензин. Эту акцию «Угроза» сам Петр Павленский назвал «перчаткой, которую бросает общество в лицо террористической угрозе». По ходу фильма Дарья Хренова так или иначе вспоминает и другие – от той, где он зашивал себе рот у Казанского собора в поддержку Pussy Riot, до той, где прибивал себя к брусчатке на Красной площади.

Ситуацию с арестом художника после «Угрозы» и его творчество в целом с экрана комментируют Олег Кулик и Мария Алехина, Надежда Толоконникова посвящает ему песню, соратница Павленского Оксана Шалыгина рассказывает о свободной любви и отрезанном во имя нее мизинце. И пускает съемочную группу в аскетично обставленную квартиру. Несмотря на интимный характер некоторых эпизодов (в основном бытовых), деталей оказывается недостаточно: на что в действительности живет Павленский и о чем пишет в самиздате «Политическая пропаганда», которым завалена квартира? Несмотря на явные недостатки и однобокость «Голой жизни» – этакого памятника Павленскому, который здесь в прямом смысле возвышается над уткнувшейся в телефоны толпой в эпизодах-рефренах, снятых в метро, – в фильме есть и поистине восхитительные режиссерские находки. По большей части без участия самого художника. Это и «крестный ход» кучки сталинистов по Красной площади, и записи допросов художника следователем Павлом Ясманом, после которых он сменил амплуа и встал на сторону Павленского, и трагикомические разговоры в суде про «оскорбление моста». И, наконец, бесценные кадры с сотрудниками полиции, которые смотрят записи акций и проходят путь от заявлений вроде «хотелось бы посмотреть, что он рисует» и «а я еще хотела дочь в художественную школу отдать» до осознания того, что акция и есть произведение искусства, не лишенное смысла и заслуживающее осмысления. Событие, достойное творчества Петра Павленского.

В этом году в программе «Артдокфеста» немало рифм: от очевидных вроде сразу двух фильмов о Павленском (второй – еще менее информативный «Павленский: человек и власть» Ирене Лангеман – открывал фестиваль) до неожиданных, тонких, обнаруживающих себя постепенно. Так, «Дорога» Дмитрия Калашникова, снятый видеорегистраторами портрет страны в жанре роуд-муви, перекликается с другим фильмом-путешествием – «Ладаном-навигатором» Александра Куприна. В первом случае зритель становится участником событий, наблюдая с водительского сиденья за авариями, падением метеорита, драками, погонями, сбежавшими невестами, смонтированными в беспрерывный видеоряд. Смеется над танком на автомойке и людьми в костюмах зайца, Микки-Мауса и Спанч Боба, избивающих водителя посреди дороги, ужасается, когда из багажников достают то топор, то биту, то клюшку, молчит, когда машина проезжает мимо места убийства Немцова в ту самую ночь. Не произведение высокого искусства, но художественный эксперимент – попытка заглянуть в загадочную русскую душу через глазок так полюбившегося именно русскому человеку видеорегистратора.

Действие «Ладана-навигатора» также происходит по большей части в машине, камера, однако, повернута уже в сторону пассажиров – самого режиссера и его старинного приятеля, монаха Закхея. С которым они совершают паломничество сперва в Грецию за ингредиентами для ладана, а потом на восток Украины – отвозят этот ладан ополченцам. Неожиданный для «Артдокфеста» (фестиваля, так уж сложилось, оппозиционного) угол зрения. Русские флаги на капотах, оружие в багажниках, чучело, изображающее украинского военного на въезде в Донецк. И зияющие пустотой выбитые окна в полуразрушенных домах, звуки стрельбы и залпов – слишком громкие, чтобы считать их отдаленными. Люди, привыкшие к этим звукам.

Привыкли к ним и в Мариуполе из конкурсного фильма Юлии Гонтарук «Десять секунд», посвященного пострадавшим от обстрела «Градом» городу и его жителям. За время атаки, длившейся десять секунд, герои лишились домов и близких. Они проводят для съемочной группы «экскурсии» по обломкам, рассказывая о том, как это было, кто виноват и что делать, – и сходясь в одной общей точке. Общей и для них, и для «врагов», таких же брошенных, ненужных, обездоленных (в самом прямом смысле) людей. Жертв не только информационной, но и самой настоящей войны. Пешек в большой политической игре, выживающих только взаимопомощью и человечностью, не просящих, по сути, ничего, кроме «лишь бы не было войны».

Каждый второй фильм «Артдокфеста» – о таких маленьких героях и их неравном бое с неповоротливой, жестокой, с какой стороны ни глянь, системой. К счастью, не одиноких, находящих спасение среди таких же, как они сами, – этот бой теперь, как учит нас программа «Артдокфеста», касается любого. Почему любого? И что, казалось бы, общего у бастующих дальнобойщиков («Хроники неслучившейся революции» Константина Селина) и пациентов психиатрических клиник из фильмов «Икона» Войцеха Касперски и «Освобождение: инструкция по применению» Александра Кузнецова? А то, что попытки одних добиться отмены «Платона», а других – через суд восстановить дееспособность, обнажают, каждая по-своему, не только формальное несовершенство государства, но и более глубокую проблему – нулевую ценность человеческой жизни в глазах этого самого государства. Будь то жизнь дальнобойщика, пациента психоневрологического диспансера, любого человека из Мариуполя и Донецка, любого владельца видеорегистратора и художника Петра Павленского.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Юрий Нескажу 17:17 09.12.2016

Помойка собралась на фестиваль?



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Между Киевом и Будапештом разгорается новый скандал

Между Киевом и Будапештом разгорается новый скандал

Из Закарпатья собираются выдворить венгерского консула

0
1116
Великобритания намерена расширить военное присутствие в Украине

Великобритания намерена расширить военное присутствие в Украине

0
406
Украинские чиновники бегут впереди паровоза автокефалии

Украинские чиновники бегут впереди паровоза автокефалии

Андрей Мельников

0
767
Кто подталкивает Украину к войне

Кто подталкивает Украину к войне

Американское оружие потоком идет в Незалежную, чей военный бюджет на 2019 год превысит 5% ВВП

0
2675

Другие новости

Загрузка...
24smi.org