0
2781
Газета Кино Печатная версия

18.04.2018 00:01:00

Лео Габриадзе: анимационную школу в России нужно беречь и развивать

Режиссер создал рисованный фильм по мотивам рассказов и иллюстраций своего отца

Тэги: анимация, мультфильм, габриадзе


анимация, мультфильм, габриадзе Кудрявый остроносый мальчишка с тонкими ногами и огромными глазами – это Резо Габриадзе в детстве. Кадр из фильма

«Знаешь, мама, где я был?» можно отнести к жанру документальной анимации – в своем мультфильме Лео Габриадзе оживил рисунки отца, художника и сценариста Резо Габриадзе («Мимино», «Не горюй!», «Кин-дза-дза»), дополнив их закадровым текстом самого автора. Старший Габриадзе также появляется в кадре, рассказывая свои истории невидимой публике – с присущей иронией и грузинским колоритом. В разговоре с «НГ» Лео Габриадзе поделился особенностями работы над мультфильмом, рассказал, откуда появилась идея анимировать истории отца и почему съемки анимационного кино куда приятнее съемок игрового.

Кутаиси, где берет свое начало история маленького Резо, – город, изможденный и ожесточенный войной, годами лишений и разрухи. Нарисованный герой – кудрявый остроносый мальчишка с тонкими ногами и огромными глазами, как партизан, пробирается по улицам, прячась от беспризорников и взрослых, которым нечего терять, так как потеряно все. Мелкими перебежками доходит от дома до библиотеки – единственного островка спокойствия, где в компании крысы, грызущей корешки книг, и портретов вождей и писателей запоем читает произведения мировой литературы. Фантазия в историях Габриадзе перемешивается с реальностью: Толстой в рамке на стене и статуя Ленина оживают – первый грозно хмурит брови, второй и вовсе заводит беседу о судьбе героя. Все это кажется настоящим и правдивым благодаря не только возможностям анимации, но способности Габриадзе-рассказчика завораживать зрителя своим голосом, уникальными оборотами речи – смешными и трогательными одновременно.

«Резо Габриадзе, будучи литератором, всегда пробовал рассказывать свои истории, работая над фильмом. И, конечно, дополнять их рисунками – получалась книга с иллюстрациями, – говорит Лео Габриадзе. – Вместе с текстом всегда шли раскадровки, комментарии. Сложность в том, что просто так рассказывать он не может – нужна аудитория». Сидя за рабочим столом, перед камерой, он вспоминает свою жизнь – с детства и почти до сегодняшнего дня (хотя взрослая жизнь занимает в данной истории место не столь значимое). В кадре крупным планом оказываются руки – говоря, Габриадзе рисует или лепит, так что создается полное ощущение того, что сам мультфильм рождается на глазах зрителя. За кадром в этих документальных вставках то и дело раздается смех – специально собрали друзей-слушателей. В остальном – никакого сценария, чистой воды авторский экспромт.

«Импровизационная часть важна в устном рассказе, но напрямую зависит от аудитории – как стенд-ап. За что мы боремся и в кино, и в театре? За контакт со зрителем. Чтобы внимание не рассеивалось. Как будто дедушка рассказывает внукам свои истории – что-то преувеличивает, что-то рисует в альбом. Это устный рассказ, который в наше время может ожить с помощью анимации. Что-то между литературой и кино – оживший рассказ или документальная анимация», – поясняет режиссер. Он сам на этих историях, на этих рисунках вырос, слушая их с детства. Сказался, безусловно, и опыт работы Лео Габриадзе в Театре марионеток Резо Габриадзе в Тбилиси – в первую очередь на стилистике мультфильма, на технике анимации, простой визуально и в то же время сложной, так как рисунки – а скорее иллюстрации – двигаются и существуют по законам кукольного театра. «Мы старались сделать этот фильм похожим на спектакли Резо, рукотворные и очень простые, без каких-либо спецэффектов», – рассказывает Лео Габриадзе. Никакого 3D и даже сложной компьютерной графики – все в лучших традициях российской авторской анимационной школы.

Рассказывая о том, как шла работа над «Знаешь, мама, где я был?», Лео Габриадзе начинает издалека, вспоминает 1994 год, когда к нему, тогда жившему в Америке, приехал погостить отец. Уже тогда они впервые попытались вместе создать кино по мотивам рассказов-воспоминаний старшего Габриадзе – что-то записали и даже сняли на видео. Однако после этого на долгие годы проект был отложен – и возобновлен уже в Москве, куда Лео переехал и где начал работать на студии Bazelevs. «Семь лет назад Тимур Бекмамбетов (продюсер проекта), который давно дружит с Резо, вспомнил, что я рассказывал эти истории и, можно сказать, инициировал этот проект. Мне всегда очень нравилось, как папа рисует, и хотелось это сохранить и передать, показать еще кому-то», – вспоминает Лео Габриадзе.

Именно в «Базелевсе» все эти годы и шла работа над мультфильмом – о самом процессе режиссер говорит как о наиболее приятной из своих работ. «Весь фильм мы делали в маленькой комнатке. Мне очень нравится не выходить на улицу – в кинопроизводстве много стрессов. Эмоционально очень сложный процесс, и я преклоняюсь перед всеми, кто проходит этот путь до конца. А в анимации процесс перехода от литературы к фильму плавный – монтажно-тонировочная работа идет с самого начала, с первого дня начинаешь разыгрывать сцены с аниматорами и что-то понемножку анимировать». Среди тех художников, которые оживляли рисунки Резо Габриадзе, – Света Матросова и Лиза Астрецова, но, как говорит сам режиссер, «российские аниматоры – это большая семья, и если находишь одного, то остальные подтягиваются». Так что за время съемок в той самой маленькой комнатке побывали многие из них.

В российских кинотеатрах мультфильм начнут показывать с 26 апреля, до этого премьеры пройдут и в Москве, и в Грузии, в Кутаиси, на Белом мосту – одном из знаковых мест действия в фильме Габриадзе-младшего и, судя по всему, жизни Габриадзе-старшего. Как сложится судьба «Знаешь, мама, где я был?», покажет прокат – авторская анимация пока не столь популярна у широкой публики, так как не слишком часто добирается до больших экранов. «В России великая анимационная школа. Ее нужно беречь и развивать, не терять эту традицию, – уверен Лео Габриадзе. – Аниматоры всем нужны, они создают новые способы коммуникации».   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Когда бы тень была лишь тенью

Когда бы тень была лишь тенью

Андрей Щербак-Жуков

К 95-летию со дня рождения поэта и драматурга Вадима Коростылева

0
2868
Столица первой открывает реанимации для посещения пациентов родственниками

Столица первой открывает реанимации для посещения пациентов родственниками

Татьяна Астафьева

Навещать близких в отделениях интенсивной терапии теперь можно круглосуточно во всех городских стационарах

0
4198
Зрителю нужны не только "Смешарики"

Зрителю нужны не только "Смешарики"

Авторскую анимацию спасут дети

0
1930
В Москве гарантировали право родственников посещать пациентов в реанимациях

В Москве гарантировали право родственников посещать пациентов в реанимациях

Татьяна Попова

Больные смогут круглосуточно получать не только необходимое лечение, но и поддержку со стороны близких

0
865

Другие новости

Загрузка...
24smi.org