Берлускони  и итальянский майдан 23.12.2013 «Меня могут арестовать в любой момент, но, если кто-то посмеет это сделать, я не боюсь, потому что в Италии вспыхнет революция». Это сказал бывший премьер-министр, а ныне глава оппозиции, Италии Сильвио Берлускони в интервью французской радиостанции Europe-1.
Действительно, его могли бы арестовать, и в положенное время арестуют, поскольку он был приговорен Кассационным судом в окончательной инстанции к четырем годам лишения свободы, сокращенных до одного в результате амнистии. У него отобрали паспорт, он не может покинуть Италию, но его еще не арестовали, потому что Миланский апелляционный суд еще не установил сроки «дополнительного наказания» в виде периода недопущения на выборные должности. В то же время Берлускони еще не определился, как он будет отбывать срок наказания – с учетом того, что он старше 70 лет и это избавляет его от тюремной камеры. Вероятно, он пойдет на «общественно-полезные работы».
А теперь насчет революции. Весьма маловероятно, что кто-нибудь пойдет на баррикады за прекрасные глаза Берлускони. Но что-то вроде революции уже имеет место. Сейчас в Италии тревожная социальная ситуация: 30% семей живут на грани бедности. Это те, кому, как здесь говорят, своей зарплаты «не хватает до конца месяца». Жизненный уровень населения откатился назад в среднем на 10 лет. Средняя заработная плата граждан – 1,3–1,7 тыс. евро, налоговое давление на население одно из тяжелейших в Европе – 43%. Каждый день объявляют банкротство тысячи малых и средних предприятий, крупные же предприятия «делокализуются» в страны Восточной Европы – в Румынию, Болгарию и Сербию, где стоимость труда ниже и профсоюзы не так зациклены на защите прав трудящихся, а итальянские рабочие увольняются пачками. Некоторые из них даже не получают пособий по безработице.
Все длиннее и длиннее становятся очереди перед полевыми кухнями «Каритаса» и других церковных организаций, бесплатно раздающих тарелки горячего супа. Министр труда Эльса Форнеро (та самая, что заплакала, объявляя меры по строжайшей экономике) во время правительства Марио Монти провела такую заумную пенсионную реформу, что 600 тыс. трудящихся остались без зарплаты, без выходных и без пенсии, а теперь никто не знает, как им помочь.
     
Есть рабочие, которые в знак протеста взбираются на высокие заводские дымовые трубы и в условиях опасности и риска разворачивают растяжки со своими жалобами.
Такова сегодня ситуация в Италии, оказавшейся в тисках мирового экономического кризиса. Конечно, часть этой нищеты скрывается от общественности: бедных, оставшихся без ничего, зовут невидимыми. Города все равно сверкают светом, товарами и продуктами, люди по-прежнему гуляют по хорошо освещенным улицам. Но стоит порой свернуть в темный переулок, чтобы лицезреть «другое общество». Все это, разумеется, вызывает общую тревогу, которая до сих пор преодолевалась «новыми бедными» тем, что они посильно поддерживали друг друга. Организовывались «сети взаимопомощи», устраивалась «альтернативная торговля». Но теперь и этого не хватает. И начались бунты.
Несколько месяцев назад фермеры на Сицилии решили заблокировать остров в знак протеста против налогов, растущих расходов и снижающихся доходов. Они перекрыли дороги своими тракторами и носили с собой в качестве символа вилы и грабли. Собирательно эти орудия труда по-итальянски называются «форкони» (forconi), и по ним стало называться целое движение – движение «Форкони». Потом протест на Сицилии пошел на спад, но вдруг оживился за последние недели. К фермерам присоединились предприятия грузоперевозки, потом фабричные рабочие, работники общественного транспорта и студенты. Протест вспыхнул одновременно на крайнем севере Италии и на крайнем юге, на Сицилии. Сотни тысяч (кто-то говорит – миллионы) человек вышли на улицы практически всех итальянских городов, вооруженные лишь вилами и граблями.
Что многих удивило – это спонтанный характер протеста. Нет главарей, нет видимой организации, единственный флаг, который поднимают демонстранты, – итальянский зелено-бело-красный триколор. Произошли столкновения между демонстрантами и полицией, с ранеными с обеих сторон, но в Турине группа сотрудников МВД выстроилась в ряд и сняла с себя защитные каски в знак солидарности с митингующими. Партии и профсоюзы были застигнуты этими событиями врасплох и официально остались в стороне. Единственный лозунг, обращенный протестующими к политикам, – Tutti a casa! («Все домой!»). Нет у демонстрантов, которые в Риме и Милане устроили палаточные городки, ни политической идеологии, ни программы. Главная правительственная партия, которая на днях избрала нового секретаря в лице флорентийского мэра Маттео Ренци, не знает, что делать.
Только Сильвио Берлускони пытался навязать «Форкони» свое лидерство («Это же наши люди!»), но получил отказ. К протестующим примазалась и сепаратистско-ксенофобская «Лига Севера», тоже на днях избравшая нового секретаря – Маттео Сальвини. И в ряды «Форкони» начали инфильтрироваться представители крайне правых партий и, говорят, даже мафии. Это многих обескуражило, и очередная демонстрация в Риме, в воскресенье 15 декабря, потерпела фиаско: собралось не более 3 тысяч человек.
Кто-то сравнил «Форкони» с украинским майданом. Но цели и мотивы украинского и итальянского протеста прямо противоположны. В Украине демонстранты требуют сближения с Европейским союзом, а протест в Италии носит подчеркнуто антиевропейский характер. Первая мишень – это совместная валюта – евро. По убеждению «Форкони», эта валюта навязана ЕС по решению Германии, стремящейся к гегемонии на континенте. Евро, говорят активисты, придуман богатыми странами Северной Европы для того, чтобы задушить экономику бедных стран юга – Португалии, Испании, Италии и Греции. Некоторые правые или левопопулистские партии в Италии (вроде «Движения 5 звезд» Беппе Грилло) требуют пересмотра всей системы отношений с Брюсселем, выхода страны из зоны евро, а быть может, даже из самого ЕС и предлагают провести референдум по этому поводу.
В воскресенье, 15 декабря, в Турине состоялся съезд «Лиги Севера», призванный «короновать» нового лидера Сальвини. Напомним, что все руководство «Лиги Севера» находится под следствием по обвинению в хищении государственных средств «в особенно крупных размерах». На съезд в Турине были приглашены сливки европейского евроскептицизма: племянница лидера французского «Национального фронта» Марин Ле Пэн Марион Марешаль-Ле Пэн (сама Марин не смогла приехать), лидер голландской Партии за свободу Геерт Вильдерс, Хайнц-Кристиан Штрахе, шеф Либерал-Национальной партии Австрии, в прошлом возглавлявшейся покойным Йоргом Хайдером.
В этом собрании евроскептиков, сепаратистов и ксенофобов вдруг оказался и депутат Государственной Думы РФ от фракции партии «Единая Россия» Виктор Зубарев. Он отметил, что народы Италии и России близки в деле защиты института семьи, духовных и культурных скреп обеих стран. Напомнив как заслугу, что ранее «Лига Севера» входила в коалицию Сильвио Берлускони, Зубарев выступил против «фактически насаждаемой некоторыми европейскими организациями пропаганды гомосексуализма». Затем он призвал всех добиваться обязательного преподавания истории и культуры религии в школах. Что касается идеологии «Лиги Севера», Зубареву импонируют идеи партии об ограничении иммиграции, то есть ксенофобская сторона этой идеологии.
В конце еще пару слов о Сильвио Берлускони. После многих передряг и перепалок наконец Сенат итальянского парламента проголосовал явным вотумом за исключение Берлускони из верхней палаты парламента на основе закона, согласно которому осужденный в окончательной инстанции правонарушитель не может быть членом парламента. Он очень обиделся и назвал аннулирование его мандата государственным переворотом. Ему ответил президент республики Джорджо Наполитано, предупредив, что грозить революцией в ответ на законное решение суда граничит с подстрекательством к нарушению закона, а насчет государственного переворота пусть Берлускони задумается над своими словами: не может быть государственного переворота против одного-единственного сенатора, и поэтому его слова имеют явно провокационный характер.
Во всяком случае, последствия ухода Берлускони из Сената были ощутимыми. Его партия «Народ свободы» раскололась: одна часть, наиболее воинствующая, осталась с ним, возвратив прежнее название – «Италия, вперед!» – и перейдя в оппозицию к правительству Энрико Летты, другая же часть стала самостоятельной под руководством секретаря Анджелино Альфано и осталась в правительстве. Берлускони в любом случае больше не может прямо влиять на работу парламента.   

Рим



Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений