0
2106
Газета Дипкурьер Печатная версия

31.05.2004

Некоронованные династии

Тэги: династия, власть, клан, буш, кеннеди

Что общего между Соней Ганди, победившей на выборах в Индии, но отказавшейся возглавить правительство, и Арнольдом Шварценеггером, избранным в прошлом году губернатором американского штата Калифорния? Осведомленные люди отметят два сходства. Во-первых, оба родились и дожили до взрослого состояния в других странах, а не в тех, где они ныне занимают столь видное положение. Ганди – в Италии, Шварценеггер – в Австрии. Во-вторых, оба вошли во влиятельнейшие кланы в странах, их принявших, и это в значительной мере решило проблему их адаптации в политику. Соня Ганди – вдова индийского премьера Раджива Ганди, Арнольд Шварценеггер женат на Марии Шрайвер, племяннице покойного президента США Джона Кеннеди.
Иначе говоря, для членов могущественных родственных кланов вопрос их иностранного происхождения не стоит. Таковы возможности этих кланов, прежде всего их авторитет в общественном мнении.

Американские аристократы Кеннеди

 

Во всем мире клан Кеннеди знают со времени Джона Кеннеди, 35-го президента США и одного из самых ярких государственных деятелей второй половины ХХ века. Однако в самих Штатах Кеннеди пользуются известностью еще с 30–40-х, времени родоначальника клана, отца Джона Кеннеди Джозефа.

Выросший в одной из самых известных (часто говорят – аристократических) семей северо-востока США, Джозеф Кеннеди приумножил и ее влияние (женился на дочери мэра Бостона Фицджеральда, представительнице столь же знатной семьи) и богатство – умело спекулировал на бирже и весьма прибыльно инвестировал в недвижимость и кинобизнес. Кеннеди способствовал избранию Франклина Рузвельта президентом США, за что получил престижные посты председателя Комиссии по ценным бумагам и посла США в Великобритании. Когда же он надумал выдвинуть свою кандидатуру в президенты в соперничестве с Рузвельтом, последний смог его отговорить с помощью краткой телеграммы, содержащей намек на осведомленность в амурных делах посла в Голливуде.

Неудача лишь укрепила амбиции Кеннеди, но теперь он стал рассчитывать на политическую карьеру своего старшего сына Джозефа Кеннеди-младшего. Но летчик морской авиации Джозеф погиб во время боевого вылета Второй мировой войны. Тогда свои главные надежды патриарх клана возложил на Джона, второго по старшинству.

Джон Кеннеди – морской офицер, конгрессмен, сенатор, наконец, 35-й президент Соединенных Штатов. Избранию его главой американского государства способствовал своими деньгами отец. «Не покупай ни на один голос больше, чем это необходимо. Будь я проклят, если я заплачу за внушительную победу», – увещевал он сына в одной из телеграмм. И действительно, Джон победил своего соперника Ричарда Никсона с перевесом всего в несколько тысяч голосов. «С теми деньгами, которые я потратил, я бы провел в президенты даже собственного шофера», – не мог удержаться неугомонный Джозеф. Похоже, отец президента недооценивал харизматические качества своего сына и переоценивал власть денег в духе популярного в Америке высказывания: «Деньги – это материнское молоко политики».

Можно безошибочно предположить, что перевес в голосах Джону обеспечили доходы от «Мерчандайз-Марта» – огромного выставочно-офисного здания в центре Чикаго, долгое время крупнейшего в США и мире. Этот дом долгие годы служил бастионом финансового могущества семьи Кеннеди и лишь сравнительно недавно был продан новым хозяевам.

Клан Кеннеди – семья католиков ирландского происхождения, что ставило их в положение представителей меньшинства в стране, где большинство населения принадлежит к другим конфессиям. Семья многодетная. У Джозефа Кеннеди было 9 детей, у его третьего сына Роберта – 11. По политической ориентации Кеннеди неизменно принадлежали к кругам Демократической партии США.

Вместе с Джоном Кеннеди в центр американской политической жизни, как вихрь, ворвались его братья Роберт, ставший министром юстиции, и Тед (Эдвард), избранный в Сенат на место, которое занимал Джон. Роберт был доверенным лицом брата-президента, он охотно занимался публичной политикой и вообще вел себя как будущий преемник. С учетом перспективы политического взросления третьего брата Теда в Вашингтоне стали поговаривать о перспективах «династии Кеннеди» – избрания после Джона президентом США поочередно других братьев. Теоретически три брата могли проквартировать в Белом доме добрую четверть века (если бы каждый избирался на два срока). Благоприятствовала этому и возрастная раскладка: Джон родился в 1917 году, Роберт был на 8 лет моложе, Тед – еще на 7. Новая поросль могла и далее продлить «эпоху Кеннеди».

Как известно, Джон Кеннеди погиб на третий год своего пребывания в Белом доме – в ноябре 1963 года. Официальная комиссия Уоррена формально закрыла дело, назвав Ли Освальда единственным убийцей, однако каждые 7 из 10 американцев считают, что имел место заговор. В 1968 году жертвой покушения стал Роберт. Это произошло в момент, когда его выдвижение кандидатом от демократов на президентских выборах уже было гарантированным и, судя по активной поддержке избирателей, особенно молодежи, Роберт имел все шансы на победу. И в этом деле, несмотря на арест и осуждение убийцы, полной ясности нет.

«Династийность» Кеннеди некоторые историки считают фактором, нажившим им врагов и, возможно, давшим мотив для политического покушения. Ведь не могли, мол, американцы, восставшие два столетия назад против британской короны, терпимо отнестись к возникновению правящей династии местного, что называется, пошива. Это, однако, прямо никак не вытекает ни из доклада комиссии Уоррена, ни из материалов суда над Сирханом Сирханом, убийцей Роберта Кеннеди.

В последующем по крайней мере в двух президентских кампаниях возникала возможность выдвижения кандидатуры Теда Кеннеди, однако до этого дело так и не дошло. Политические позиции Теда ослабил «инцидент Чаппакуиддик» – происшествие, закончившееся гибелью его помощницы. Несчастный случай не помешал, однако, Теду регулярно переизбираться в Сенат. Ныне он считается одним из наиболее влиятельных и уважаемых сенаторов. Это воистину патриарх клана Кеннеди.

Но все же наиболее яркой фигурой в истории остается Джон Кеннеди. Живет «легенда Кеннеди» – идеализированное представление о политике, которое не развеивают даже преданные в последние годы огласке детали его личной жизни – сведения об интимных связях, наркотиках и т.п. Легенда способствует известности всех Кеннеди, пожелавших стать политиками, – покойный президент как бы заочно делится с ними своей харизмой. В стране, где одним из важнейших факторов успеха на выборах является «узнаваемость имени» кандидатов, это немаловажный фактор.

Клан дал Америке еще одно поколение политиков. В 1968 году членом палаты представителей Конгресса США был избран один из сыновей Роберта Кеннеди – Джозеф Патрик Второй. Другой его сын, Патрик Дж. Кеннеди, стал членом палаты представителей Конгресса США в 1994 году. Около 10 лет была заместителем губернатора штата Мэриленд дочь Роберта Кэтлин Таунсенд-Кеннеди, в 2000 году рассматривалась возможность выдвижения ее кандидатуры на пост вице-президента США. Дело завершилось, однако, ее попыткой добиться избрания губернатором штата, но выборы она проиграла. Клан продолжает разрастаться – растут дети знаменитых Кеннеди, он и сам вбирает «знаменитых и известных». Арнольд Шварценеггер – один из них. Его жена Мария – тележурналистка, дочь сестры Кеннеди Юнис и Сарджента Шрайвера, первого директора «Корпуса мира». В отличие от собственно членов семьи Кеннеди, никогда не покидавших Демократическую партию, Шварценеггер – республиканец. Однако это лишь помогает ему получать поддержку сразу в двух лагерях.

Вот уже несколько десятилетий семья Кеннеди остается в фокусе внимания средств массовой информации. В том числе и из-за трагедий и скандалов, не миновавших знаменитую семью. Так, в 1997 году во время катания на горных лыжах погиб сын Роберта Майкл, в 1999 году авиакатастрофа унесла жизнь сына Джона Кеннеди Джона Кеннеди-младшего и его жены.

 

Крепкая семейка Бушей

 

В отличие от Джона Кеннеди 41-й президент США Джордж Буш никогда не отличался особой харизмой и даже не смог добиться переизбрания на второй срок, но все же стал родоначальником еще одного американского политического клана. И все дело в «крепкой семейке», прежде всего в наличии наследников с амбициями.

Биография Буша-старшего характерна для политиков его поколения. Застал войну (он 1924 года рождения) и воевал на Тихом океане, был самым молодым летчиком морской авиации. Окончил Йельский университет, занялся нефтебизнесом. Потом включился в политику в рядах Республиканской партии. Избирался в Конгресс, был назначен представителем США в ООН, возглавил диппредставительство в Китае, затем стал директором ЦРУ. Добивался выдвижения своей кандидатуры в президенты США, но согласился стать вице-президентом (у президента Рональда Рейгана). Победив на президентских выборах 1980-го, Буш стал во многих отношениях успешным президентом. В частности, он провел успешную военную кампанию против Ирака (операция «Буря в пустыне» 1991 года), однако его подвела экономика – произошел спад. Буш проиграл выборы сопернику – демократу Биллу Клинтону.

В 1998 году обнаружилось, что с уходом Буша из Белого дома это имя не исчезло из американской политики. Сразу два сына Джорджа Буша Джордж-младший и Джеб стали губернаторами крупных американских штатов, соответственно Техаса и Флориды. До этого лишь братья Рокфеллеры Нельсон и Уинтроп одновременно были губернаторами, первый в штате Нью-Йорк, второй – в Арканзасе. Оба южных штата играют важную роль в общенациональных выборах, так как относятся к числу наиболее многонаселенных и в силу этого дают большое число членов Конгресса и членов коллегии выборщиков президента.

В 2000 году Джордж Буш-младший, выдвинутый на президентских выборах от Республиканской партии, одержал победу с минимальным перевесом голосов выборщиков (при этом получил численно меньше голосов избирателей в общенациональном подсчете, чем его соперник Альберт Гор). Без всяких сомнений, поддержка со стороны брата сыграла свою роль в обеспечении победы Буша над Гором во Флориде, оказавшейся на выборах ключевым штатом – именно в ней определилось, кто из кандидатов набрал больше голосов выборщиков. Даже если исключить возможность прямого вмешательства Джеба в избирательную кампанию, остается фактор его авторитета в штате, что определенно работает и на пользу его брату.

О помощи Бушу-младшему со стороны отца говорит хотя бы такой факт, что многие из видных лиц его администрации (Рамсфелд, Пауэлл, Райс, Вулфовиц, Армитедж) раньше работали в администрации Буша-старшего. Джордж-старший часто играет роль неофициального советника Джорджа-младшего.

Джордж Буш-младший, которому скоро исполнится 58 лет, добивается переизбрания на второй срок на выборах в ноябре с.г., но пока никто из независимых экспертов не берется предсказать, каковы его шансы, – настолько осложнила ситуацию война в Ираке. Однако уже сам факт избрания двух Бушей – старшего и младшего – на высший пост в стране дает основание говорить о приходе к власти клана Бушей. Такое было лишь в начале XIX века, когда президентами избирались Джон Адамс и его сын Джон Квинси Адамс.

Сейчас все чаще говорят о «династии Бушей», особенно с учетом маячащей на горизонте фигуры флоридского губернатора Джеба Буша. Джебу (его полное имя Джон Эллис Буш) 51 год. Он окончил курс колледжа в Техасском университете в Остине, владеет испанским языком. Женат на испаноязычной американке Колумбии Гарнике Галло. У Джеба тесные связи с многочисленными на юге США выходцами из латиноамериканских стран, особенно с организациями кубинских эмигрантов. Это влияет на его политическую платформу, отличающуюся повышенным консерватизмом. И одновременно дает дополнительные козыри в политической борьбе. В США не исключают, что со временем Джеб решится попробовать свои шансы в борьбе за высший пост в стране.

Клан Бушей имеет как общие черты с кланом Кеннеди, так и свои особенности. Их принято считать южанами – по штату Техас, где Буши занимались бизнесом и где у них основная политическая база. Однако корни семьи – на северо-востоке: отец Буша-старшего был сенатором от штата Коннектикут, в г. Кеннебанкпорт в штате Мэн находится семейная дача Бушей. Буш-старший и Буш-младший учились в Йельском университете, а последний еще и в Гарварде.

Ни один из Бушей не отличается особой харизмой. Глава клана Буш-старший выделяется своей воспитанностью и уравновешенностью, но манера речи – подражание простонародному языку, неизвестно, намеренное или нечаянное – часто выглядит неуклюже. Собрана даже книжка «бушизмов». «Мой соперник не будет избран, если дела не пойдут хуже. А дела не пойдут хуже, если его не выберут». – так Буш оценил свои шансы на победу в 1988 году. Через четыре года ему было уже не до шуток.

У Бушей своя политическая база, достаточно много сторонников, причем не только из кругов крупного бизнеса, интересы которого они энергично защищают, но и среди широкого круга консервативно настроенных избирателей.

Как часто бывает с представителями элиты, в семье Бушей немало личных проблем и скандалов, но они их каждый раз преодолевали. Так, Буш-младший, по собственному признанию, в свое время слишком увлекался спиртным, но смог отказаться от губительной привычки. Притом так решительно и демонстративно, что даже отказался поднять бокал шампанского на ланче у японского императора. В прошлом году прошел слух, будто другой брат, Джеб имел роман «в стиле Клинтона», но слух этот сразу же опровергла вся семья.

Наконец, серьезные переживания доставили Бушам их дети. Так, Джордж Буш-младший и его жена Лора, видимо, с облегчением встретили 21-летие своих дочерей-близнецов Дженны и Барбары, так как до этого полиция без какого-либо снисхождения штрафовала девушек за употребление пива (в США спиртное разрешается употреблять лишь людям старше 21 года). Ныне сестры заканчивают колледж и говорят о своем намерении участвовать в избирательной кампании своего отца.

Еще большую проблему создала Джебу Бушу и его жене их дочь Ноель, одна из их троих детей. Ей пришлось пройти курс в наркологической клинике.

 

Несостоявшаяся коронация

 

Сторонники партии Индийский национальный конгресс смотрели на Соню Ганди скорее как на представительницу династии Неру–Ганди, чем как на политического лидера. И ожидали коронации, а не отречения. Но сказка кончилась еще до того, как началась. Итальянские корни Сони Ганди оказались сильнее, чем наследство выдающейся политической семьи.

Сообщение об этом повергло в шок рядовых приверженцев Конгресса. Они собрались у тенистой виллы в центре Дели, где живет Соня, и стали требовать, чтобы она передумала. Заполыхали бумажные фигурки деятелей правившей до выборов Бхаратия Джаната партии (БДП), которые корили вдову Раджива Ганди ее итальянским происхождением.

«Мы не знаем, что делать. Мы не можем представить правительства без Сони Ганди», – сказал депутат парламента от Конгресса Салман Куршид. Активисты партии надеялись, что поток эмоций поможет переубедить их героиню. Люди, близкие к Соне, говорят, что ее решение не было спонтанным. Сын Рахул, который завоевал с огромным перевесом место в парламенте в штате Уттар-Прадеш, где избирался его отец, говорит, что вовсе не удивлен решением матери. А Раджив Шукла, парламентский организатор партии ИНК, близкий к семье, говорит, что Соня никогда ясно не заявляла о желании стать у руля. «Ее миссия всегда состояла в том, чтобы вести борьбу, поставить после понесенных поражений партию на ноги, привести ее к власти и тут остановиться».

Сама Соня Ганди говорит, что послушалась «своего внутреннего голоса». Но этот голос прозвучал в унисон с политической целесообразностью. Победительница увидела, что ее оппоненты из БДП, исповедующей идеи индусского национализма, возрождают пропаганду «против иностранщины», которая в начале прошлого десятилетия уже однажды поставила страну на грань межобщинной розни.

Тогда поводом к столкновениям между индусами и мусульманами стал спор о древнем храме бога Рамы, который «пришельцы» – мусульмане якобы снесли несколько веков назад и возвели на его месте мечеть. События вокруг этой мечети, возбудившие националистические страсти среди части индусов (а это – 80% населения), способствовали росту рядов БДП и связанных с ней массовых группировок.

Сама Соня определила свою позицию так: «Моя цель состояла в том, чтобы укрепить светский характер государства. Я вела борьбу против сил коммунализма. Моя задача в этот критический момент состоит в том, чтобы у Индии было сильное, стабильное и светское правительство». Но нападки оппозиции как раз и ставят создание подобного правительства под вопрос. Такова политическая подоплека отречения Ганди.

Впрочем, возможно, сыграл роль и личный фактор. Дети Сони, как утверждают люди, близкие к семье, стали сильно беспокоиться за безопасность матери. Ведь в роду Ганди было уже достаточно трагедий.

Соня Ганди родилась в консервативной католической семье в Италии в городке Орбассано, под Турином. В 1965 году она отправилась на учебу в Кембридж. И там познакомилась с Радживом, студентом, приехавшим из Индии. Им было о чем поговорить, в частности о русской литературе, о Достоевском, которым оба увлекались.

Потом они поженились. Но Раджива никак нельзя было отнести к числу простых студентов, приехавших из бывшей колонии набираться знаний в знаменитом университете. Раджив был внуком Неру и сыном Индиры Ганди. Так Соня вошла в семью, которая сыграла выдающуюся роль в индийском освободительном движении и дала стране ее первого премьер-министра.

Род Неру происходит из Кашмира, он принадлежит к самой высокой в иерархии индуизма касте брахманов (жрецов). А Неру были известны еще своей ученостью, и потому их имена предваряло слово «пандит», что в вольном переводе означает ученый муж. В XVIII веке один из падишахов пригласил пандитов из клана Неру в Дели. Неру заняли видное положение при дворе Великих Моголов. А когда страной стала править Британия, тоже не бедствовали. Мотилал, отец Джавахарлала Неру, был преуспевающим адвокатом. Его дом в городе Аллахабаде напоминал дворец и обычно был полон гостей.

Однако обеспеченная жизнь под сенью английских штыков не устраивала Мотилала. Он вступил в партию Индийский национальный конгресс (ИНК), которая стала разворачивать массовое движение сначала за самоуправление, а потом и за независимость Индии. По стопам отца пошел и Джавахарлал, который стал ближайшим сподвижником Махатмы Ганди, а также блестящим публицистом и мыслителем.

Джавахарлалу многие годы пришлось провести в британских тюрьмах. Но когда Индия обрела свободу, Неру в отличие от многих других вождей молодых освободившихся государств не стал прибегать к яростной антиколониальной риторике, а постарался установить ровные отношения с бывшей метрополией, а также с США и с Советским Союзом. Этот курс, получивший название политики неприсоединения, позволил бедной, отсталой в экономическом плане Индии стать крупным игроком на международной арене.

В 1968 году, когда Соня и Раджив поженились, Неру уже не было в живых. Во главе правительства стояла его дочь Индира Ганди. В первые годы ее правления Индира не считалась сильным руководителем, ей часто бросала вызов «старая гвардия» из Национального конгресса, которой не по нутру были популистские шаги, с помощью которых Индира пыталась укрепить свою власть. Однако ей удалось в конце концов переиграть консерваторов и стать бесспорным лидером страны. Звездный час Индиры наступил в 1971 году, когда Индия одержала (не без поддержки Советского Союза) военную победу над Пакистаном.

И вот под одной крышей с этим жестким и одновременно гибким политиком оказалась невестка из Италии. Поначалу Соне пришлось несладко. Как утверждают биографы, ей не нравилась индийская еда, индийская одежда. Фотографам однажды удалось запечатлеть ее в мини-юбке, что вызвало неблагоприятные отклики в прессе.

Но итальянка любила мужа, хотела счастья для своих детей и стала учить хинди, усвоила национальные обычаи. Конечно, нужно было проявить недюжинную смекалку, чтобы поддерживать добрые отношения и со свекровью, и с супругой Санджая, младшего сына Индиры. Раджив в то время никаких политических амбиций не проявлял, работал пилотом индийских авиалиний. А Санджай, наоборот, становился ближайшим помощником Индиры, стал лидером молодежной организации Конгресса. На него смотрели как на возможного политического наследника матери. Причем вмешательство Санджая в политику популярности Конгрессу не добавляло, газеты намекали на то, что некоторые его проекты в сфере бизнеса реализованы «не на чистом сливочном масле».

На его фоне Раджив выглядел скромным и обаятельным человеком. К тому же у Индиры не сложились отношения с Манекой, женой младшего сына. А к Соне, представительнице другой культуры, наоборот, Индира была очень расположена. Годы спустя, когда Соня, вопреки своему желанию, должна будет возглавить Национальный конгресс, уроки общения с Индирой Ганди очень ей пригодятся.

И тут семейство Индиры постигла первая трагедия. В авиакатастрофе гибнет ее младший сын Санджай. Пришлось супругу Сони по просьбе матери занять его место политического наследника династии. Теперь уже Раджив становится самым близким доверенным лицом премьера. Друзья рассказывают, что Соня, как могла, сопротивлялась этому шагу, не хотела, чтобы муж уходил в политику. Но тщетно. Индира потеряла власть, потом была избрана снова. И все эти годы сын и невестка были ее опорой. Но в 1984 году на династию обрушилось новое несчастье. В Индиру Ганди стреляют ее охранники из числа сикхов. Так они решили отомстить лидеру нации за подавление мятежа, поднятого их воинствующими единоверцами в священном городе сикхов.

Услышав выстрелы, Соня выбежала во двор. Говорят, Индира умерла у нее на руках. После этой трагедии Национальный конгресс пришлось возглавить Радживу. На волне симпатий к погибшей матери партия одерживает убедительную победу на выборах. Раджив встречается с лидерами великих держав, в том числе с Горбачевым, его вклад в международную разрядку оценен и Востоком, и Западом. Но в то же время он допускает ошибку, которая будет стоить ему жизни. По решению Дели в Шри Ланка на помощь правительству, которое пытается справиться с мятежом сепаратистов, отправлен индийский экспедиционный корпус. Индийцы вскоре осознали, что их вмешательство в межэтнический конфликт ничего не дает и выводят с острова свои войска. Однако главари повстанцев, называющих себя «Тиграми освобождения Тамил Илама», подсылают к Радживу убийц. Женщина-камикадзе приблизилась к нему во время предвыборного митинга и привела в действие адское устройство. Это случилось в 1991 году.

Соня стойко пережила удар судьбы. Но от политики, которая унесла жизни двух близких людей, решила держаться подальше. Не получилось. Соратники Индиры и Раджива просили, чтобы она возглавила ИНК. Ведь более популярной фигуры у партии не было. Уступив требованиям единомышленников мужа, она, не жалея сил, включается в работу по восстановлению пошатнувшегося авторитета Конгресса. Во многом благодаря ее встречам с крестьянами и беднотой в городах ИНК ушел с выборов, состоявшихся пять лет назад потрепанным, но не разгромленным. А на нынешних выборах колесо настроений избирателя повернулось против партии БДП, которая сделала ставку на средний класс. Обозреватели признают, что успех Конгресса был бы немыслим без Сони Ганди, сумевшей вдохнуть энергию в кадры партии, которая, казалось, за годы пребывания в оппозиции утратила надежду на победу. Во время изнурительного предвыборного марафона огромные толпы поклонников собирала не только президент Конгресса, но и ее дети – дочь Приянка и сын Рахул.

И вот в свой момент триумфа Соня приносит самую большую жертву, которую только может принести политик: она отказывается от власти. Сторонники в шоке.

Разочарована, кстати, и другая представительница всемирно известной политической династии – экс-премьер Пакистана Беназир Бхутто. Она прислала Соне поздравление с победой, надеясь, что ее успех как-то оживит приверженцев клана Бхутто в родном Пакистане. Беназир, как и Соня, принадлежит к уважаемому и богатому роду, правда, в мусульманской стране. Ее отец Зульфикар был звездой пакистанской политики, он сумел вернуть стране уважение международного сообщества после поражения в войне с Индией. Но после военного переворота диктатор генерал Зия Уль-Хак расправился с ним. Зульфикара повесили по приговору суда, действовавшего по указке военного правителя. Беназир подхватила знамя отца, после падения диктатуры она стала премьером.

Причем этот пост она занимала дважды в результате победы на выборах. Но правлению Бхутто сопутствовали коррупционные скандалы. Муж Беназир, крупный землевладелец и бизнесмен, был осужден и уже много лет находится за решеткой, а сама она вынуждена жить в изгнании – то в Англии, то в ОАЭ. Словом, в Азии имя и связи нередко открывает представительницам знаменитых семейств путь на самый верх. Но этот путь сопряжен с невосполнимыми потерями.

 

Системы разные, диагноз общий

 

В наши дни вирус политической клановости распространяется по планете со скоростью, сопоставимой с эпидемией. И, видимо, от него нет вакцины – в той или иной мере влияние родственных кланов просматривается практически во всех политических системах и на всех (или почти всех) континентах. В дальнем зарубежье и в ближнем, то есть в бывших республиках Союза. О кланах, правда, чаще говорят лишь тогда, когда дело доходит до передачи высшей власти в стране, однако реально это явление гораздо шире.

В прошлом году громкую сенсацию вызвало избрание Ильхама Алиева на место его покойного отца – президента Азербайджана. Между тем Гейдар Алиев уже давно назвал сына своим преемником и сделал все для его гладкого вступления во власть.

В действительности родственные кланы закрепились в политике целого ряда стран СНГ, еще больше – в их экономической жизни. Интересно, что как по части политики, так и по части бизнеса высокую активность проявляет и «женская половина» властвующих домов. Так, весьма заметна «партийная» деятельность старшей дочери президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Дариги. Иностранные обозреватели считают ее «наследницей», но, видимо, в дальней перспективе, так как об уходе нынешнего президента от власти речь не идет. Политически перспективным считают брачный союз между дочерью президента Узбекистана Ислама Каримова Гюльнарой и министром иностранных дел этой страны Садиком Сафаевым.

Не всем удается прочно войти в политику своих стран. Например, с уходом Эдуарда Шеварднадзе прекратились разговоры о перспективах наследования власти его сыном Паатой, ныне дипломатом в ЮНЕСКО. Другие родственные кланы закрепились исключительно в мире бизнеса, в том числе посредством браков. Так, дочь президента Украины Леонида Кучмы Олена замужем за одним из крупных предпринимателей Виктором Пинчуком. Крупным бизнесом ворочают в Молдове сын президента Владимира Воронина Олег, а в Киргизии сын президента Аскара Акаева Айдар.

Формирование на пространстве бывшего Союза видных семейных кланов – в какой-то степени закономерность. Все одним миром мазаны: и ближнее зарубежье и дальнее. Не миновала этого явления и Россия. Не случайно и характерное для видных семей соединение политического влияния с экономическим – такое также наблюдается во всем мире. Однако не все так просто: сплошь и рядом выгоды бизнеса проистекают от политического влияния клана, порождая кумовство и коррупцию. Это подрывает авторитет самих кланов, престиж их основателей. В Тбилиси, например, ныне о клане Шеварднадзе говорят лишь как явлении негативном. На этом фоне трудно предсказать, какой семейный клан имеет реальные шансы надолго закрепиться в политической жизни той или иной страны.

Политические кланы существуют практически во всем мире. Это заметная часть элит как на Западе, так и на Востоке, своего рода скопления «влиятельных и знаменитых». Не всегда, правда, к ним милостиво общественное мнение, и не все стабильно заметны. Особый авторитет сохраняют лишь те, что связаны с историческими личностями. Заметны те, чьи представители не покидают высших эшелонов власти. И всегда в поле общественного интереса остается сравнительно небольшой круг наиболее известных семей, своего рода некоронованных династий, которые не отделить от истории своих стран.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О причинах осенних проблем кандидатов власти

О причинах осенних проблем кандидатов власти

Определять повестку федеральных выборов проще, чем региональных

0
1578
Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Алексей Кавецкий

Нарушение прав граждан на честные и открытые выборы должно пресекаться жестче

0
1155
Пейзаж перед научно-технологическим  прорывом

Пейзаж перед научно-технологическим прорывом

Андрей Ваганов

Правительство так и не придумало, зачем этот прорыв нужен и куда прыгать будем

0
3505
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
4470

Другие новости

Загрузка...
24smi.org