0
1096
Газета Дипкурьер Печатная версия

13.09.2004

Похороны СНГ откладываются

Алексей Макаркин

Об авторе: Алексей Владимирович Макаркин - заместитель генерального директора Центра политических технологий.

Тэги: снг, саммит, лидеры


снг, саммит, лидеры Лидеры СНГ встречаются не только для того, чтобы поработать, но и отдохнуть.
Фото Reuters

Через два дня в Астане состоится саммит глав государств – членов Содружества Независимых Государств. Этот саммит пройдет в чрезвычайной ситуации, вызванной трагедией в Беслане. Очевидно, что это наложит свой отпечаток на сам характер саммита – на первый план выйдет не экономика, как это было еще недавно, а совместная борьба с терроризмом. Еще четыре года назад страны–члены Содружества подписали соглашение о создании Антитеррористического центра СНГ, а в октябре 2002 года президенты подписали протокол об утверждении Положения о порядке организации и проведения совместных антитеррористических мероприятий на территориях государств СНГ. Правда, никто особо не торопился с его ратификацией. Теперь же парламенты государств, не ратифицировавших этот протокол вовремя, спешат исправить дело к саммиту. Видимо, на сей раз речь пойдет об усилении координации действий в этой сфере, но ждать революционных, прорывных решений от встречи президентов вряд ли приходится.

Подобные встречи президентов уже давно не обещают сенсаций. Действительно, созданное по формальному признаку (все государства СССР за вычетом Балтии) это надгосударственное образование обладает слишком небольшим количеством «точек соприкосновения» между его членами. Это побуждает лидеров стран Содружества, включая, разумеется, и Владимира Путина, искать альтернативные интеграционные варианты. Но при этом хоронить СНГ было бы преждевременно – организация является неплохой площадкой для согласования интересов.

Понятно, что СНГ мало напоминает объединенную Европу, в которой при всем различии интересов ее участников все же есть общая мотивация для развития интеграции.

Можно сказать, что государства СНГ в общем определились со своим видением собственных национальных интересов, и какие-либо революционные изменения здесь в большинстве случаев маловероятны. Даже на Украине, где вопрос о геополитическом выборе страны, кажется, достиг своего апогея перед президентскими выборами, любой исход голосования не будет означать принятия страной однозначной «прозападной» или «пророссийской» ориентации (хотя бы потому, что избранного президента неизбежно «уравновесит» парламент, в котором представлен широкий спектр политических сил), а речь будет идти об акцентах, хотя и немаловажных, – например, о дальнейшей судьбе Единого экономического пространства.

Таким образом, для российской политики в СНГ актуальным стало определение приоритетов. Это интеграция с теми странами, власти и доминирующая часть элит которых сочли, что национальным интересам отвечает сближение с Россией. Разумеется, у каждой страны есть свои аргументы для такого выбора. В большинстве своем они носят экономический характер и основаны на системе хозяйственных связей, сложившейся еще в советское время. Для ряда государств Центральной Азии актуальны и аспекты обороны и безопасности, стремление выстроить с помощью северного соседа надежную преграду на пути исламского радикализма, который развивает экспансию и угрожает светским режимам. Кроме того, российская власть принимает как должное существующие в этих странах политические реалии и не стремится учить их лидеров демократии.

Неудивительно, что на пространстве СНГ сформировался ряд куда более сплоченных организаций, членов которых объединяет не только прошлое, но и настоящее. Среди них Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан. Именно ее существованию Россия обязана сохранением своего военного присутствия в Центральной Азии. В состав Евро-Азиатского экономического содружества (ЕврАзЭС) входят те же страны, исключая Армению. Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) является успешно развивающейся региональной азиатской структурой – из участников ОДКБ поэтому в ней нет Белоруссии и Армении, зато присутствуют не входящий в состав СНГ Китай и Узбекистан, который старается диверсифицировать свою внешнюю политику, сотрудничая и с США, и с Москвой, и с Пекином. Пока сложно говорить о перспективах еще одной «постсоветской» структуры – Единого экономического пространства, учрежденного Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной (преимущественно из-за украинского фактора, который станет более определенным лишь после октябрьских выборов).

Нельзя не упомянуть и о примере наиболее тесной интеграции – Союзном государстве России и Белоруссии. Есть основания полагать, что в последнее время его развитие получило новый импульс – после долгих и непростых переговоров появилась надежда, что единая валюта все же будет введена, хотя и на год позже, чем планировалось ранее. Отметим, что во всех этих организациях Россия фактически выступает в роли лидирующей силы (только в ШОС она делит эту роль с Китаем). Это связано с мощным политическим, экономическим и оборонным потенциалом страны.

Таким образом, можно говорить о сложившемся стабильном круге государств, делающих принципиальную ставку на союз с Россией, причем исходя из собственных интересов (что обеспечивает стабильность образованных с их участием организаций). Значение проблемы мотивации членства в той или иной структуре можно лучше понять, если обратиться к примеру ГУУАМ – организации, которую в течение долгого времени считали прозападной альтернативой российскому влиянию в СНГ. В его состав вошли государства, которые не были связаны общими интересами по большинству насущных вопросов: Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия. Кроме того, у них отсутствовал признанный лидер, который бы задавал тон в рамках организации. Отсюда и фактическое погружение ГУУАМ в летаргический сон после того, как США стали делать ставку на развитие двусторонних отношений с ее членами.

А что же СНГ, которое так и не стало ни прообразом нового государства, ни даже структурой, подобной Евросоюзу? В настоящее время СНГ выступает в качестве структуры, которая позволяет главам государств, входящих в нее, находиться в режиме диалога, стараясь в его ходе снимать возникающие противоречия, в ряде случаев не доводить дела до серьезных конфликтов. Не случайно, что саммиты лидеров стран – членов СНГ приобретают все более неформальный характер, в их ходе значительное внимание уделяется двусторонним встречам, где можно максимально откровенно обменяться мнениями по широкому кругу вопросов. Разумеется, речь идет и о подписании официальных документов, однако, как представляется, этот вопрос все же не является главным мотивом продолжения существования организации.

Как площадка для такого диалога СНГ оказалось востребовано для всех его членов, даже для тех, кто наиболее сдержанно относится к интеграционным процессам. А раз так, то Содружество будет функционировать и впредь, несмотря на время от времени звучащие «похоронные» слова о том, что оно уже исчерпало свой ресурс и обречено на угасание.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Белорусская делегация примет участие в саммите "Восточного партнерства" в Брюсселе

Белорусская делегация примет участие в саммите "Восточного партнерства" в Брюсселе

0
0
Армения сближается с ЕС, оставаясь в ЕАЭС

Армения сближается с ЕС, оставаясь в ЕАЭС

Ереван предпринимает вторую попытку подписать соглашение о партнерстве с Европейским союзом

1
3029
Вашингтон по-прежнему намерен свергнуть Асада

Вашингтон по-прежнему намерен свергнуть Асада

Владимир Мухин

Заявление президентов РФ и США по Сирии не решает реальных проблем

0
1556
В борьбе за Азию верх берет Китай

В борьбе за Азию верх берет Китай

Владимир Скосырев

Вашингтон подключает к сдерживанию Пекина Индию

0
670

Другие новости

Загрузка...
24smi.org