0
16389
Газета Дипкурьер Печатная версия

29.11.2004

Политика мешает противостоять терроризму

Александр Горелик

Об авторе: Александр Семенович Горелик - директор Информационного центра ООН в Москве.

Тэги: терроризм, финансирование


Трагедия в Беслане, как и целый ряд кровавых и разрушительных акций в нынешнем году – от Индонезии до Испании, от Ирака до Египта, – служит напоминанием о том, что угроза терроризма стала частью нашей жизни. ООН находится в центре международных антитеррористических усилий, и многие идеи и практические шаги проходят обкатку под ее эгидой.

Правовые рамки деятельности по искоренению терроризма значительно окрепли в последние годы, и сильный импульс этому придала резолюция Совета Безопасности № 1373, принятая в сентябре 2001 г. Она ощутимо подняла планку требований, предъявляемых к правительствам в борьбе с этим злом. За счет этой резолюции, а также последовавших за нею нескольких решений СБ была установлена прямая связь между противодействием терроризму и другими приоритетами ООН.

Однако многосторонние усилия в этой области продолжают сталкиваться с серьезными трудностями. Скажем, достигнут консенсус в отношении того, что предупреждение и недопустимость финансирования террористических сетей имеют ключевое значение. В практическом плане это означает дополнительную нагрузку для банковских и финансовых учреждений в самых разных странах. Справиться с ней не всем по силам, а может быть, и по нутру. Кроме того, некоторые государства заявляют, что наличие у них законов о противодействии отмыванию денег – достаточный барьер. Но опыт показывает, что «антиотмывочные» меры недостаточны в случаях, когда речь идет о средствах для поддержки терроризма, которые все-таки имеют свои особенности – они могут на поверхности выглядеть вполне легальными. Так, существует целый ряд ассоциаций «солидарности», работающих на основах неизвлечения прибыли, которые собирают денежные средства, в том числе и для террористических групп. Отслеживать подобные структуры и технически, и политически сложнее, чем банковские институты.

Если деньги – «нерв войны», то уже ясно, что усилия по предупреждению подпитки терроризма подрываются недостаточной прозрачностью международных финансовых сделок и зачастую слабостью национальных законодательств. Предстоит еще большая работа на уровне международного сообщества и отдельных государств. Скажем, речь идет о том, чтобы замораживать такие средства по инициативе компетентных властей данной конкретной страны, Совета Безопасности или по требованию другого государства. Но, как выясняется, подчас домашнее законодательство не предусматривает подобных действий, и соответствующий механизм еще только предстоит разработать.

Или возьмем судебную систему. Последними решениями Совета Безопасности ставится задача сделать так, чтобы у террористов не было никаких «спокойных гаваней», и обязать любое государство руководствоваться принципом «либо выдай, либо суди».

Более заметные акценты в этом вопросе расставила принятая в октябре с.г. – по инициативе России – резолюция 1566 СБ. Она, кстати, и четче определила, что жестокие акты захвата заложников относятся к терроризму.

Однако, как отмечают эксперты ООН, некоторые страны демонстрируют сдержанность по отражению подобных новаций в их законодательствах. Поэтому ратификация всего набора международных конвенций по терроризму каждым государством является приоритетной.

Растущую озабоченность вызывает новый контекст незаконного оборота материалов и оборудования, имеющих отношение к ядерной, химической и биологической деятельности. Реагируя на эту угрозу, Совет Безопасности принял в апреле с.г. резолюцию 1540, смысл которой в том, чтобы все правительства строго выполняли свои обязательства по нераспространению ОМУ и особенно не допускали попадания любых его элементов в руки негосударственных акторов, под которыми прежде всего имеются в виду террористы. Совет особо выделил необходимость мер по контролю за любыми трансграничными перемещениями подобных материалов и оборудования, а также учредил специальный комитет для осуществления такой деятельности.

К сожалению, пока не удается доработать и принять конвенцию против ядерного терроризма (ее идея принадлежит России). Меры по продвижению данного документа пока не привели к успеху. Между тем он не только потребовал бы от государств судить или выдавать любого, замешанного в запрещенной деятельности, касающейся ядерного оружия, но также объявил бы вне закона доступ негосударственных субъектов к ядерным материалам. Переговоры спотыкаются о политические обстоятельства.

Беспрецедентным шагом стало создание в 1999 г. Комитета Совета Безопасности по санкциям в отношении «Аль-Каиды» и движения «Талибан». Комитет добился ряда впечатляющих результатов, в частности замораживания связанных с «Аль-Каидой» значительных средств (свыше 130 млн. долл.) в нескольких странах и выработки «списка террористов», в котором уже более четырех сотен имен. Однако недавно при обзоре достигнутого в ООН был сделан вывод, что этот набор санкций позволил добиться «меньшего, нежели ожидалось», в частности потому, что международная террористическая сеть быстро приспосабливается к меняющимся обстоятельствам.

Еще одним не имеющим прецедента шагом стало создание контртеррористического комитета при Совете Безопасности. Этот орган предпринял ряд мер для продвижения борьбы с терроризмом в тех областях, куда прежде не ступала нога международного сообщества. Речь, в частности, шла о том, чтобы поощрять государства к принятию превентивных законодательных мер, установлению административных структур, развитию практического, а не декларативного сотрудничества, оказанию друг другу технической и иной помощи в этой области.

Однако уже ясна потребность в принятии мер, идущих еще дальше. Поэтому в марте с.г. Совет Безопасности перестроил контртеррористический комитет, а также инициировал создание при нем нового органа – контртеррористического Исполнительного директората ООН.

Директорат призван на ином организационном уровне свести воедино усилия правительств и международных организаций, чтобы отслеживать мутирующую природу террористической угрозы и углублять практику обмена информацией, превентивной деятельности и оказания технического содействия тем членам мирового сообщества, которые еще не владеют всеми инструментами противодействия этому злу.

Конечно, всей этой работе мешает то, что в ООН так и не смогли договориться о строгом юридическом определении понятия «терроризм». Поэтому никак не удается принять рамочную конвенцию в данной области. Мешают расхождения политического характера, и, в частности, намерение ряда государств, прежде всего из мусульманского мира, установить грань между понятиями «террорист» и «борец за свободу». Дискуссию дополнительно осложняет и подчеркивание рядом представителей феномена «государственного терроризма». Однако выглядит оправданной та точка зрения, что отсутствие определения сегодня – не фатально и важно сосредоточиться не на форме, а на содержании контратаки на терроризм. Сошлюсь на Хавьера Рупереса, главу Исполнительного директората, который недавно отмечал, что терроризм распознается по конкретным акциям, когда он раскрывает себя сам. Большинство людей согласны в том, что терроризм – это глобальная угроза демократическим порядкам, верховенству закона, правам человека. Иными словами, это глобальная угроза самим основам существования ООН.

Нет сомнения, феномен терроризма имеет глубинные корни, и игнорировать их, обращаясь лишь к военным, полицейским и аналогичным действиям, – значит ходить по замкнутому кругу. Но нельзя не признать, что прямая причинно-следственная привязка нищеты и неравенства в мире к терроризму поверхностна. Конечно, экономическая отсталость, отсутствие социальных перспектив, теневые сектора в обществе, разрыв между декларациями и реальностью на национальном и международном уровне – все это питательная среда для протестных действий и в конечном счете – терроризма. Но, как свидетельствуют эксперты, терроризм сегодня уже стал для его адептов самоцелью и способом жизни, а не борьбы с политическими целями. Это тревожное обстоятельство. Оно делает тем более важной долговременную задачу – убедить людей во всем мире, что есть иные пути разрешения противоречий, нежели насилие.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Второе пришествие леваков-бомбистов

Второе пришествие леваков-бомбистов

Война цивилизаций сменяется войной поколений

0
1509

Анонимных пользователей удалят из мессенджеров

Михаил Солотин

Новый период жизни российского интернета стартует 5 мая, в День шифровальщика

0
556
США значительно расширяют финансирование зарубежных разведопераций

США значительно расширяют финансирование зарубежных разведопераций

0
1449
Самоподрывы и расстрелы имеют в России общие причины

Самоподрывы и расстрелы имеют в России общие причины

Иван Шварц

Молодежь демонстрирует острое неприятие российских реалий

0
4233

Другие новости

Загрузка...
24smi.org