0
1164
Газета Дипкурьер Печатная версия

24.01.2005

Ставка на политических неудачников подпортила репутацию лидера СНГ

Тэги: революция, снг, власть, выборы, киргизия


революция, снг, власть, выборы, киргизия Новые лидеры уже объединились и твердо намерены гнуть свою линию.
Фото Reuters

Череда «бархатных революций» продолжится

Можно, конечно, тыкать пальцем в небо, играя роль политического Нострадамуса, но все отчетливее проявляются силуэты наступившего 2005 года, который наверняка окажется переломным. Прежде всего это связано с окончательными изменениями конфигурации постсоветского пространства. Первый этап становления новых суверенных государств начался в 1991 году и закончится в 2005-м. Наступает новый период качественных изменений как внутри этих государств, так и в отношениях между ними. Череда «бархатных революций», начатых Грузией и Украиной, продолжится. Следующим кандидатом на революцию будет Киргизия, которой в 2005 году должна пройти через Сциллу и Харибду парламентских и президентских выборов.

Хотя маловероятно, что международная поддержка оппозиции в Киргизии будет такой же высокой, как и на Украине. Слишком уж далека Центральная Азия от Европы, чтобы устанавливать для нее высокую планку политического развития. В любом случае на пространстве СНГ к 2005 году начали появляться, а в 2005 году уже окончательно сформируются два новых лагеря: революционеров-«западников» и консерваторов-«почвенников».

Консерваторы и революционеры СНГ

Окончательно выстроится американский форпост влияния в западной и южной части бывшего СССР. А консерваторы будут усиленно противодействовать распространению «оранжевых» и прочих революций, борясь с внутренней оппозицией и препятствуя деятельности некоторых международных организаций.

Судя по всему, 2005 год станет годом трений и конфликтов консерваторов и Запада. Так как одни хотят выжить, а другие – не сбавлять темпа распространения своего влияния. В то же время возможны изменения количественного и качественного состава региональных организаций. СНГ из коматозного состояния окончательно уйдет в мир иной. В случае «тюльпановой революции» в Киргизии определенные сложности возникнут у ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ и ОЦАС, членом которых является эта республика. Не исключено, что при содействии США появится новая региональная структура по аналогии с несостоявшимся ГУУАМ, куда войдут страны-революционеры. В этом случае в сложной ситуации окажется Россия, имиджу которой был нанесен серьезный удар из-за ее роли в президентских выборах на Украине. Украинское фиаско Кремля сильно разочаровало тех, кто видел в России возможный противовес американской стратегии смены элит. Именно в 2005 году должно решиться, какую роль Россия будет играть в дальнейшем – консолидирующего центра или аутсайдера. Январский визит Владимира Путина в Казахстан, во время которого, видимо, обсуждались последние события на Украине и обстановка в других постсоветских государствах, свидетельствует о том, что Кремль обеспокоен сложившейся ситуацией.

Выборы и безопасность

Мало кто поспорит, что минувший год в СНГ был знаковым с точки зрения политического развития постсоветских государств и тех последствий, которые в той или иной форме будут иметь место в 2005 году. Это связано со сменой руководящих в элит и освобождением от прогнозируемых навязанных Москвой и старыми элитами сценариев развития.

Ключевые слова, которые характеризуют 2004 год, – «выборы» и «безопасность». При этом речь идет не только о процессе смены элит в результате выборного процесса, который мы могли наблюдать в ряде государств на территории бывшего СССР, но и об изменении приоритетов во внутренней и внешней политике когда-то советских республик.

Из всех прошлогодних выборов наибольший интерес представляли президентские – в США и на Украине. Первые были важны с точки зрения возможных изменений американской внешней политики по отношению к странам СНГ. Повторное избрание Буша-младшего в какой-то степени успокоило постсоветские элиты, которые уже привыкли к сдержанной критике Белого дома по поводу медленного процесса демократизации на фоне перманентной борьбы с терроризмом. Более того, по крайней мере в странах Центральной Азии, возникло ощущение, что такая ситуация сохранится и впредь. Так, посол США в Казахстане Джон Ордвей, определяя американские приоритеты в регионе, на первое место снова поставил сотрудничество в борьбе с международным терроризмом, а затем уже проблемы становления демократии.

Возможно, что единственным исключением для США окажется Киргизия. Там уже в прошлом году началась активная работа по подготовке к парламентским выборам, которые будут генеральной репетицией схватки за президентский пост в 2005-м. Причем в этой республике вполне вероятны события, аналогичные тем, что мы наблюдали на Украине, по причине наличия схожих внутриполитических факторов.

Модели смены власти

Следует отметить, что важность украинских президентских баталий была в том, что на глазах постсоветских элит появилась еще одна модель смены власти, которая встала в один ряд с российской, грузинской, азербайджанской моделями, к которым может присоединиться и киргизский опыт. К тому же президентские выборы на Украине сильно отличались и по накалу страстей, и по уровню политической неопределенности от контролируемого выборного процесса в таких странах, как Белоруссия, Казахстан или Узбекистан. Единственным исключением были президентские выборы в непризнанной Абхазии, поставившие страну на грань раскола и крайне сильно накалившие политическую атмосферу. Но если Белоруссия после проведенного референдума о продлении полномочий Лукашенко сохранила за собой статус «государства-изгоя» с точки зрения Запада, то в Казахстане парламентские выборы привели к новому расколу в политической элите, не нанеся серьезного удара по стабильности президентской власти. Парламентские выборы в Узбекистане в конце декабря прошлого года можно назвать «выборами» с большой натяжкой, поскольку среди пяти зарегистрированных политических партий не было ни одной оппозиционной.

В то же время, наблюдая за украинскими баталиями, Минск, Астана, Ташкент и другие столицы стран с «управляемой демократией» в очередной раз после Грузии убедились в том, что Европа и США подключаются к давлению на политическую элиту лишь в том случае, когда имеется мощная оппозиция и общественная поддержка ее действий. В некоторых случаях для Запада выгоднее, когда у власти находится сильный авторитарный руководитель, чем слабая оппозиция.

Перспективы России в СНГ

Причем «революция роз» в Грузии и политический кризис на Украине явно показали желание России более активно участвовать во внутриполитических процессах по соседству. Вряд ли страны Центральной Азии станут исключением из этих установившихся правил. Хотя все больше говорят о довольно неуклюжих попытках Москвы играть роль влиятельной силы в тех или иных бывших советских республиках. Перспективы России зависят от того, какую роль она выберет для себя на постсоветском пространстве. Появилась даже шутка, что в 2004 году события на Украине и в Аджарии в очередной раз подтвердили наличие у России «доброй и старой» традиции, которая зародилась еще со времен Югославии и Ирака, – делать ставку на политических неудачников. Единственным утешительным призом для России была Абхазия, где российское давление все-таки привело к достижению компромисса между противоборствующими сторонами.

Клубы по интересам не закроются

2004 год явно показал who is who на постсоветском пространстве. Более того, здесь полным ходом пошел процесс формирования неких идейных межгосударственных «клубов» по интересам, который продолжится и в 2005 году.

С одной стороны, «западники» во главе с Грузией и с возможным присоединением Украины и Молдавии. Эти государства могут быть основными агентами влияния Запада на постсоветском пространстве и некими «институтами повышения квалификации» для оппозиционных сил других постсоветских государств. Дошло даже до того, что территорию Грузии и Азербайджана некоторые американские эксперты в ряде публикаций стали рассматривать в качестве плацдарма для возможного нападения на Иран, что скорее всего не более чем зондаж общественного мнения.

С другой – «консерваторы», сторонники невмешательства в выборе особого (часто авторитарного) пути развития. Причем список членов этого «клуба» точно совпадает с теми государствами, которые в свое время поспешили поздравить Виктора Януковича с «победой» на президентских выборах, поставив себя и его в неловкое положение. Кстати, именно «консерваторы» во главе с Россией прославили себя в прошлом году тем, что образовали некую фронду против ОБСЕ, обвинив эту организацию в том, что она сует свой нос, куда не следует. Если учесть, что после украинских событий многие международные, в основном европейские и американские, организации стали вызывать патологический страх у постсоветских правящих элит, перспективы этой фронды довольно хорошие, а список ее «врагов», похоже, будет расширяться.

Обмен опытом

В то время как на Украине усилились центробежные процессы, в России и Казахстане в прошлом году начался процесс реформирования вертикали власти. В России только будут назначать руководителей регионов по представлению президента. В Казахстане такая модель существует давно, с той лишь разницей, что в России назначение будет идти при одобрении местных представительных органов власти, а в Казахстане начался процесс деконцентрации власти на низовом уровне, через выборы руководителей местных органов исполнительной власти. Неудивительно, что в ходе своего визита в Казахстан в декабре 2004 года спикер Госдумы Борис Грызлов в беседе с президентом Нурсултаном Назарбаевым поднимал тему политической реформы в России именно в свете назначаемости губернаторов, проявляя интерес к казахстанской практике формирования региональной элиты.

Союзники

К сожалению, 2004-й запомнится как год бесланской трагедии, которая возмутила и обеспокоила весь мир. В то же время она заставила задуматься об эффективности антитеррористической войны, которую с 1994 года, вот уже десять лет, ведут российские силовики на Кавказе. Не меньше проблем с терроризмом было и в Центральной Азии, где в Узбекистане весной и летом 2004 года произошло несколько терактов с участием смертников. При этом впервые узбекские власти обвинили соседний Казахстан в том, что на его территории якобы находились базы по подготовке террористов, совершивших теракты в Узбекистане. Базы обнаружены не были, но зато была раскрыта террористическая группировка «Джамаата моджахедов Центральной Азии». Как заявил казахстанский Комитет нацбезопасности, группировка эта входит в «Аль-Каиду». Правда, этой организации почему-то не оказалось в списке запрещенных Верховным судом Казахстана международных террористических организаций, где значатся «Аль-Каида», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс» и «Исламское движение Узбекистана», хотя она действовала на территории страны довольно долго. В России в течение прошлого года было раскрыто несколько ячеек организации «Хизб ут-Тахрир аль Ислами», которая уже давно действует в Центральной Азии. Неудивительно, что на этом фоне было принято решение о создании единого списка запрещенных экстремистских и террористических организаций в рамках ОДКБ. Аналогичный список был принят и Шанхайской организацией сотрудничества. Вряд ли в 2005 году ситуация в рамках борьбы с терроризмом и экстремизмом существенно улучшится. Россия пока не может развязать чеченский узел, а страны ЦА до сих пор не в состоянии объединить усилия в борьбе с общим врагом, продолжая обвинять друг друга в пособничестве террористам, как в последнее время это любит делать Узбекистан.

ЕЭП канет в Лету

Что касается других региональных организаций, то после событий на Украине сомнительные перспективы появились у организации Единого экономического пространства «четверки» – России, Белоруссии, Украины и Казахстана. Судя по всему, в 2005 году эта организация может уйти в историю. Поспособствует этому и слабое звено в лице Лукашенко, который изначально скептически относился ко всем интеграционным процессам на постсоветском пространстве, особенно после провала идеи создания Союзного государства с Россией.

Прошедший год Обезьяны не придал динамики и прыткости Евразийскому экономическому сообществу (ЕврАзЭС), вбил еще один гвоздь в гроб СНГ, но зато дал второе дыхание стагнирующей организации Центральноазиатского сотрудничества, куда в 2004 году вошла Россия, тем самым подтвердив свой интерес к региону. Еще одной причиной этого вхождения может быть обеспокоенность России по поводу событий в Афганистане, где 7 декабря прошлого года Хамид Карзай официально вступил в должность президента Афганистана. Вся проблема заключается в том, что президентские выборы в этой стране практически никак не скажутся на росте объема производства наркотиков, достигшего в прошлом году нового абсолютного рекорда в 4,2 тыс. тонн по сравнению с 3,6 тыс. тонн в 2003 году. При этом опиумным маком был засеян 1 млн. кв. км. Это на 60% больше, чем в 2003 году. К тому же в прошлом году практически завершился вывод российских пограничников с афганско-таджикской границы.

Китайское лобби

Проблема наркоторговли поднималась и в рамках ШОС, где в 2004 году окончательно оформилась концепция «двух колес». Первое колесо – это «безопасность», второе – «экономика». При этом главным лоббистом усиления экономического взаимодействия, в первую очередь со странами Центральной Азии, становится Китай. Конечно, Пекин интересуют сырьевые запасы стран региона. И Казахстан здесь не стал исключением. Так, началась реализация проекта строительства нефтепровода из Казахстана в Китай по маршруту Атасу–Алашанькоу. Для Казахстана это часть стратегии по созданию альтернативных путей транспортировки своего сырья, а Китай, экономика которого растет быстрыми темпами, имеет шанс уменьшить дефицит энергоносителей. По прогнозам экспертов, к 2020 году потребность Китая в нефти может достичь 400 млн. тонн в год. Параллельно Китай предоставил значительные кредиты Узбекистану и Киргизии, которые проявили большую заинтересованность в привлечении в свою экономику и российских инвесторов, таких как «ЛУКОЙЛ», «Газпром» и РАО «ЕЭС». Скорее всего активная экономическая экспансия Китая на постсоветском пространстве усилится в 2005 году, тем более что такая стратегия уже практически одобрена высшим руководством Китая на долгосрочной основе.

Кто удвоит ВВП?

Что касается темпов экономического развития в целом среди стран СНГ, то, по мнению международных рейтинговых агентств, наибольший экономический рост в прошлом году показали Казахстан, Россия и Украина. При этом первые два обязаны этим чрезвычайно благоприятной для их экономик ценовой конъюнктуре на мировом рынке сырья. Что касается Украины, то политический кризис нанес существенный удар по экономической системе страны, которая к тому же может претерпеть существенные изменения в случае реализации сценария по созданию федерации, на чем настаивают восточные регионы республики.

Все эти события лишь часть того, что может охарактеризовать еще один прошедший год в жизни постсоветского пространства. Будем рассматривать его как перевернутую страницу нашей общей книги.

Москва–Алма-Ата


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Осенью Латвию опять ждут языковые протесты

Осенью Латвию опять ждут языковые протесты

Екатерина Трифонова

В Госдуме обещают отреагировать на нарушения прав русскоговорящих

0
398
Врио губернаторов выбрали разные сценарии

Врио губернаторов выбрали разные сценарии

Иван Родин

Кроме референдумных выборов и вторых туров будет и спецназовский рывок

0
437
К вопросу о переформатировании партийной системы

К вопросу о переформатировании партийной системы

Стагнация рейтингов парламентских структур создает простор для политических экспериментов

0
460
Христианские демократы присматриваются к немецким правым популистам

Христианские демократы присматриваются к немецким правым популистам

Олег Никифоров

«Альтернатива для Германии» внесла распри в правящую партию

0
378

Другие новости

Загрузка...
24smi.org