0
1178
Газета Дипкурьер Печатная версия

10.09.2007

Мир вновь нуждается в равновесии

Сергей Лавров

Об авторе: Сергей Викторович Лавров - министр иностранных дел РФ. Публикация подготовлена на базе тезисов выступления Сергея Лаврова в МГИМО(У) 3 сентября 2007 года.

Тэги: эмансипация, сша


России потребовалось немало времени и сил, чтобы преодолеть издержки глубокой и неоднозначной перестройки страны, научиться самостоятельно определять темпы и глубину перемен в рамках сделанного ею выбора в пользу базовых ценностей демократии и рынка, без обеспечения которых современное общество и государство, претендующие на эффективное развитие и достойное место в мире, жить не могут. С начала 2000-х годов стал закладываться фундамент, позволивший нам расплатиться с долгами, восстановить дееспособность государственной власти, укрепить территориальную целостность страны и вывести ее в десятку ведущих экономик мира.

С этих позиций мы смотрим на мир сегодня, ощущая свою ответственность – вместе с другими государствами – за его будущее. Ответственность предполагает способность извлекать уроки из истории, в том числе из новейшей, анализировать свои и чужие ошибки и действовать так, чтобы не допускать их повторения.

Эмансипация суверенных государств

Одна из отличительных черт современных международных отношений – политическая и интеллектуальная эмансипация многих суверенных государств, которые начинают заново, вне прежнего контекста холодной войны и вполне самостоятельно осмысливать свою роль в международных делах. Этот процесс характерен и для внешней политики России, но не только для нее. Ведущий теоретик СДПГ по внешнеполитическим вопросам Эгон Бар так охарактеризовал суть происходящего: «Европейцы начинают определять свои собственные интересы и действовать сообразно своему собственному анализу».

Как и на Западе, взаимная эмансипация происходит на постсоветском пространстве, становясь важнейшим элементом перехода здесь к нормальным межгосударственным отношениям, основанным на национальных интересах, на универсальных нормах международного права и рыночной экономике. При этом сохраняется глубинная, культурно-цивилизационная общность государств СНГ, что дает основания говорить об укреплении общего гуманитарного пространства Содружества.

Не остаются в стороне от общей тенденции эмансипации и российско-американские отношения. Это прежде всего избавление от вражды и питавшей ее идеологии. Между США и Россией сохраняется унаследованная из прошлого взаимосвязь в форме нашей общей ответственности за поддержание стратегической стабильности. Но уже очевидно, что багажа прошлого недостаточно для строительства современных, устойчивых и устремленных в будущее отношений. Глобализация подсказывает необходимость созидания отношений позитивной взаимозависимости, и прежде всего в сфере экономики.

Гибкие формы коллективного лидерства

С другой стороны, условия свободы диктуют необходимость коллективного лидерства ведущих государств мира. Это можно называть «концертом держав XXI века». У нас есть исторический опыт, говорящий о том, что свобода в международных отношениях – это не свобода одних государств от других, а свобода договариваться между собой на рациональной основе совпадающих интересов, как это уже сейчас делается в ряде случаев и в пятерке постоянных членов Совета Безопасности ООН, и в «группе восьми», и в других форматах. Ясно, однако, что в эпоху глобализации растет и число глобальных проблем, требующих солидарных подходов, и количество центров силы, влияющих на решение этих проблем. Поэтому остро требуются новые, гибкие формы коллективного лидерства, опирающиеся на взаимный учет интересов и осознание ответственности за судьбы мира. Так уже делается в «восьмерке», где институционализируется диалог с традиционными партнерами – Китаем, Индией, Бразилией, Мексикой и ЮАР.

Для той части мира, которую принято называть евроатлантическим регионом, не помешало бы тройственное взаимопонимание – между США, Россией и Евросоюзом. Взаимодействие в таком формате уже осуществляется по отдельным вопросам. Теперь к ним добавилась и проблема Косово. Согласен, что такая «тройка» могла бы «направлять мировую лодку в спокойные воды».

В рамках такого «треугольника» есть вещи, по которым Европа ближе к США, но по ряду стратегических вопросов у нее больше сходства с Россией. Возьмите тему применения силы и иных форм принуждения, а также отношение к международному праву.

Несмотря на различия в «тройке», мы должны стремиться выйти на максимально возможный общий знаменатель. В любом случае, если уж кто-то считает, что без концепции сдерживания не обойтись, то такой «тройственный концерт» – лучшая, а главное – неконфронтационная и незатратная форма взаимного сдерживания. Возможно, пора подумать о новом определении атлантизма, не исключающем Россию.

Равновесие как неотъемлемый элемент стратегической стабильности

Как и на любом этапе своего развития, мир вновь нуждается в равновесии. В современных условиях равновесие является неотъемлемым элементом стратегической стабильности, которая исключает искушение у одной из сторон применить ядерное оружие для достижения своих внешнеполитических целей. Достаточно вспомнить, что, когда равновесие было нарушено в 1959 году размещением американских ядерных ракет «Тор» на территории Турции, Москва ответила дислокацией своих ракет на Кубе. Найденная в итоге формула урегулирования Карибского кризиса убедительно говорит именно о такой причинно-следственной связи тех событий.

Россия уже 300 лет несет на себе немалую долю бремени поддержания равновесия в европейской и мировой политике. Когда мы уходили от этой ответственности, а так происходило после Крымской войны и в период между двумя мировыми войнами, это сопровождалось глубоким нездоровьем европейской политики и вело континент к катастрофе. Формула равновесия в международных делах одна – это мирное сосуществование, опора на международное право, коллективная безопасность, политико-дипломатическое урегулирование конфликтов. Эти базовые принципы закреплены в Уставе ООН.

Россия будет продолжать играть свою уравновешивающую роль в глобальных делах. Она никогда не будет частью новых «священных союзов» против кого бы то ни было. Мы сознаем цивилизационное измерение своей ответственности в новых условиях, а именно потребность активно содействовать поддержанию согласия в межцивилизационных отношениях. Это проявляется в успешном развитии сотрудничества в рамках еще одной «тройки» (Россия, Индия, Китай), во взаимном интересе к диалогу в формате БРИК, в углублении связей России с ОИК, ЛАГ, Африканским союзом, АСЕАН, МЕРКОСУР и другими объединениями развивающихся стран. В этом же ряду – деятельность ШОС, которая обеспечивает гармонизацию интересов государств в обширном Евразийском регионе.

Без системных противоречий с США

В условиях глобализации непозволительна роскошь «блестящей изоляции». Жизнь всегда говорит в пользу коллективных действий в рамках согласованных правил игры. Подлинно глобальный характер новых вызовов и угроз, с которыми сталкивается человечество и которые выходят на первый план в мировой политике, требует глобального ответа, то есть «всем миром», на путях общечеловеческой солидарности. Мы сталкиваемся с угрозами, которые не могут быть персонализированы или ассоциированы с конкретными государствами.

Эта философия лежит в основе неконфронтационности внешней политики России. Мы более не противники с США, а значит, не может быть никаких оснований для новой холодной войны. Нормализация наших отношений, то есть их возвращение к нормальности, возможно только на основе равноправия, учета интересов друг друга, взаимной выгоды, отказа от идеологии и мессианства как внешнеполитических инструментов.

Что нам грозит, так это раздельное существование российского и американского факторов в мировой политике. Это не отвечало бы ни интересам наших стран, ни интересам всего мирового сообщества. Как показала встреча в Кеннебанкпорте, у нас нет системных противоречий. И в этом залог того, что наши отношения имеют будущее.

Могу только согласиться с теми, кто считает, что с окончанием холодной войны у наших стран «наконец, появилась возможность не только сконцентрироваться на решении наиболее насущных проблем современности, но и делать это сообща».

Многих не покидает ощущение, что наши страны, да и другие, занимались в прошлом не тем, чем следовало бы. В жертву идеологическим постулатам приносились реальные проблемы (такие, как глобальная бедность), которые не решались, а загонялись вглубь. Теперь, обращаясь к ним, необходимо ставить реалистичные, достижимые задачи, просчитывать все наши совместные действия, мыслить долгосрочными категориями.

Но для этого надо уйти от поверхностной дипломатии. Нужно вернуться к реальной системе координат современного мирового развития, уйти от всего наносного и несущественного, связанного в том числе с трудностями психологической адаптации к новой геополитической ситуации. Россия всегда демонстрировала понимание проблем своих международных партнеров. Но такое понимание неравнозначно согласию с односторонними шагами по решению этих проблем.

«Красные линии»

Что же должно быть исходным пунктом движения к согласованным действиям? Здесь мы тоже ничего не выдумываем. В подтверждение сошлюсь на высказывание Яапа де Хооп Схеффера: «Открытость и честность – единственный рецепт для нахождения взаимопонимания». Россия готова к такой совместной работе. Об этом президент Путин четко заявил в Мюнхене. Для начала надо признать, что нас разделяют действительно честные разногласия. И, разумеется, не должно быть никаких скрытых повесток дня, недомолвок, пресловутой «конструктивной неопределенности», которая отнюдь не устраняет имеющихся расхождений, а служит паллиативом взаимопониманию и согласию.

Должно быть также понятно, что при всей неконфронтационности внешней политики России для нас существуют «красные линии»: это когда создается реальная угроза нашей национальной безопасности или существующему международно-правовому порядку. Здесь мы уже не можем не реагировать и не отстаивать своих позиций до конца. К числу таких вопросов относятся планы размещения баз глобальной системы ПРО США в Европе и урегулирование в Косово. Россия не торгуется – и это должны понять наши международные партнеры. Помимо принципа в этих вопросах затрагиваются и жизненно важные интересы практической политики.

Россия была и будет против всего, что утверждало бы в новых условиях односторонние или блоковые подходы к международным делам, подрывало бы принцип равной безопасности. Это касается не только проблематики ПРО, но и расширения НАТО, и тупиковой ситуации с ДОВСЕ.

Миру нужна дееспособная Россия

Россия не боится политики сдерживания в отношении себя. Мы сумеем на нее ответить, хотя это и не наш выбор. Но нам искренне жаль, когда кое-кто из наших партнеров не в силах выбраться из лабиринта «игр с нулевым результатом». Жаль, потому что политико-психологическая установка на сдерживание России требует блокового автоматизма, инстинктивной негативной реакции на все, что делает и предлагает Москва, включая отстаивание нами своих законных экономических интересов. А это будет вновь уводить мировую политику в сторону от решения реальных проблем, подрывать доверие и сокращать пространство сотрудничества в международных делах.

У нас есть собственный, основанный на фактах анализ существующих в мире проблем, и на этой почве мы готовы говорить со всеми, готовы слушать других, убеждать их, но и сами всегда будем открыты для убеждения. Это предполагает серьезный и откровенный разговор. Думаю, что мы поступаем по-европейски, с позиций плюралистичной политической культуры, которая по определению должна терпимо относиться к дебатам. Попытки «сдерживания» и проведения в отношении России политики «беспокоящих действий» вряд ли вписываются в эту культуру.

Не видим других путей укрепления доверия, которое должно по праву стать сверхзадачей европейской и мировой политики. Канцлер ФРГ Ангела Меркель в своем выступлении по случаю 50-летия ЕС сказала: «На укрепление доверия уходят десятилетия, а подорвать его можно в одно мгновение». Будет доверие – появится и все остальное.

Доверие – это дорого. Но его отсутствие еще более затратно – в интеллектуальном, политико-психологическом и, конечно, финансовом отношениях. Например, ПРО можно было бы из средства подрыва доверия превратить в проект, способствующий его укреплению. В этом, собственно, и заключается весь смысл российских предложений, выдвинутых Путиным в Кеннебанкпорте. Могу только согласиться с Генри Киссинджером, что они дают реалистичное видение того, как нам реализовывать «параллельные стратегические интересы», и создали бы «прецедент для преодоления других глобальных вызовов». Не хотелось бы, чтобы все свелось к еще одной упущенной возможности.

Может быть, мы все нуждаемся в какой-то паузе, во времени для размышлений. Но тогда не стоит спешить и принимать решения, которые зададут конфронтационный характер развитию событий – будь то ПРО, Косово или дальнейшее расширение НАТО. Наверное, никому не хотелось бы начинать с нуля в важном деле выстраивания архитектуры европейской безопасности, отвечающей требованиям времени. В любом случае, если кто-то собирается обеспечивать свою безопасность в одиночку, то трудно поверить в то, что это возможно по всему спектру угроз.

Конечно же, мы наблюдаем за текущей дискуссией по внешнеполитическим вопросам в США. Там тоже раздаются голоса в пользу «нового мышления», «общего понимания того, как противодействовать новому поколению вызовов», «нового видения лидерства в XXI веке», «общей безопасности», проявления «меры смирения», необходимости «убеждения правительств других стран» и проведения «честных дебатов». При этом признается, что мир «претерпел революционные перемены», и из этого предстоит сделать должные выводы. Один из них верно сформулировал Брент Скоукрофт: кардинально изменяется сама природа понятия «силы» в международных отношениях, которая все больше определяется способностью к коллективным действиям.

Россия из своей истории может понять, что такое геополитическое одиночество, что значит, когда ты, исходя из лучших побуждений, хочешь изменить мир, а другие или не понимают тебя, или не приемлют твои методы.

Убежден, что миру нужна дееспособная Россия, которая в состоянии прежде всего позаботиться о себе. Россия, которая была бы поставщиком безопасности. Россия, помогающая поддерживать баланс в европейской и глобальной политике, вносящая свой интеллектуальный и практический вклад в решение всех проблем, стоящих перед человечеством. Именно такая Россия созидается сейчас. Сорвать этот процесс уже нельзя. Прежде всего потому, что этого не допустят сами россияне.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Почему в Сирии проснулись спящие ячейки исламистов

Почему в Сирии проснулись спящие ячейки исламистов

Владимир Мухин

США и Турция готовятся к совместному патрулированию севера Арабской Республики    

0
872
Трамп – последний рубеж евангеликов

Трамп – последний рубеж евангеликов

Ольга Позняк

Консерваторы мобилизуют средства и голоса на промежуточные выборы в США

0
451
Пентагон испытывает терпение китайского дракона

Пентагон испытывает терпение китайского дракона

Владимир Скосырев

CША укрепляют военно-технические связи с Вьетнамом

0
1175
Константин Ремчуков: Нет, это – не торговая война. Это схватка за вершину мира

Константин Ремчуков: Нет, это – не торговая война. Это схватка за вершину мира

Константин Ремчуков

США начали атаку на экономическую и промышленную политику Китая с целью изменить основы его государственности

0
3300

Другие новости

Загрузка...
24smi.org