0
2071
Газета Дипкурьер Печатная версия

13.10.2008

Испытания для украинской государственности

Сергей Жильцов

Об авторе: Сергей Сергеевич Жильцов - доктор политических наук, руководитель Центра СНГ Дипломатической академии МИД РФ.

Тэги: украина, правительство, кризис


украина, правительство, кризис Какие бы планы ни строили украинские депутаты, им не суждено сбыться.
Фото Reuters

Революция обрушила государство

Президентские выборы 2004 года прошли под лозунгом поиска новой перспективы развития государства и общества. При этом для населения выбор был представлен как дилемма: либо консервация прошлого состояния, либо радикальные изменения. Активно навязывался тезис о том, что необходимо сделать выбор между правовым, демократическим государством и авторитарным. Столь острые и категоричные формулировки радикализировали общество, загоняя в жесткие рамки мифологем.

Имитация преобразований стала ширмой, за которой крупный капитал развернул борьбу за собственность и контроль над денежными потоками. Видимая часть айсберга – борьба за перераспределение полномочий между парламентом, правительством и президентом, на что и были направлены конституционные изменения декабря 2004 года, – стала отражением более глубинных процессов. Оппозиция не ставила перед собой целей проведения экономических или политических преобразований и разрешение социальных противоречий. Основной ее задачей было взять власть. И здесь прекрасно подошли лозунги о равенстве, справедливости и борьбе с коррупцией. А социальные противоречия, экономические трудности были лишь фоном для решения поставленных задач.

Решения Верховного суда и украинского парламента по изменению Конституции стали прецедентом, формирующим новую политическую и правовую реальность, когда все решения были переведены в плоскость политической целесообразности. Депутаты, проголосовавшие за политическую реформу, увидели для себя возможность, с одной стороны, уменьшить влияние могущественного центра – президента, а с другой – усилить свои позиции, позволяющие на равных состязаться с правительством и президентом.

Как показали дальнейшие события, жесткое противостояние правительства, президента и Верховной Рады привело к череде политических кризисов. Конфликты были заложены Конституцией, поскольку она содержала противоречивые формулировки. В ней не были определены механизмы решения спорных вопросов. Одной из причин длительного периода политической неопределенности являются диаметрально противоположные взгляды у политических сил относительно направлений развития государства. За годы независимости украинский политический класс не пришел к консенсусу относительно того, какая Конституция нужна стране и соответственно как следует распределить полномочия между ветвями власти. Украина оказалась втянута в бесконечный процесс «конституционной модернизации» при наличии двоевластия в системе исполнительной власти.

Государство под натиском капитала

Современные политические процессы в Украине во многом обусловлены доминированием во власти представителей крупного капитала, который полностью взял под свой контроль исполнительную, законодательную и судебную системы власти как через прямой контроль, так и через опосредованное влияние. Начало этому было положено еще в начале 1990-х годов, когда началась концентрация капитала и его экспансия во властные институты. Уже ко второй половине 90-х годов вертикаль власти, созданная бывшим президентом Леонидом Кучмой, не отвечала интересам крупного бизнеса, который рвался к власти. Его возрастающее давление заставляло украинского президента лавировать между отдельными финансово-политическими кланами и группировками, заручаясь тактической поддержкой каждой из них. Недовольство крупного капитала удавалось гасить непродолжительное время. В конце 2000 года разразился «кассетный» скандал, продемонстрировав, что бизнес готов к решительному наступлению на полномочия президента.

Возрастающее давление на президента привело к появлению идеи о проведении политической реформы, призванной ослабить роль главы государства и усилить позиции парламента, который стал выразителем интересов крупного бизнеса. Перераспределение властных полномочий отвечало интересам основных политико-финансовых групп, видевших в этом для себя возможность получить больший доступ к рычагам управления. С точки зрения интересов государства это был проигрышный ход. Культурно-исторические различия, которые имелись в Украине, сдерживались политикой Кучмы, сочетавшего жесткий стиль правления с тактическими союзами. Это сохраняло видимость стабильности. Жесткая вертикаль исполнительной власти при ограниченном влиянии парламента позволяла удерживать ситуацию под контролем. Согласившись на переход к парламентско-президентской форме правления, президент пошел на ослабление системы власти, уступая дорогу крупному капиталу.

После конституционных изменений 2004 года государство оказалось полностью приватизированным крупным капиталом. Так называемые политические партии превратились в аналог закрытых акционерных обществ, вход в которые возможен только при наличии серьезного денежного взноса, что продемонстрировали парламентские выборы 2006–2007 годов. Система выборов в Верховную Раду по партийным спискам была также перенесена и на региональный уровень. Выборы в областные советы в 2006 году привели к уродливым перекосам, сделав легитимным раздел страны по цветовым предпочтениям. Западные и центральные областные советы попали под контроль так называемых оранжевых сил, а восточные и южные – Партии регионов. С учетом того, что за каждой региональной партией стоит крупный капитал, областные парламенты оказались поделенными между основными финансово-промышленными группами. Все это происходило при пассивности центральных украинских властей, которые устранились от проведения какой-либо внятной региональной политики. При постоянных политических скандалах и угрозе досрочных выборов властям было не до этого. К тому же за 17 лет произошло снижение профессионального уровня депутатского корпуса. Если первый созыв Верховной Рады отражал весь спектр слоев населения Украины и был представлен высококвалифицированными специалистами, то каждый последующий состав украинского парламента менялся в сторону увеличения числа представителей крупного бизнеса, которые видели в депутатском мандате возможности по защите своих интересов. Это привело к тому, что профессиональных политиков в нынешнем составе Верховной Рады практически нет. Данная ситуация сохранится и в будущем, поскольку украинские политические партии выродились в бизнес-проекты, лишенные всякой идеологии. Бизнес и политика стали сиамскими близнецами, а парламент и правительство превратились в институты, которые обслуживают интересы бизнеса. Столь примитивное понимание задач законодательной деятельности и прагматичное и циничное использование вертикали исполнительной власти привели к тому, что институты власти оказались оторванными от интересов общества, которое стало рассматриваться исключительно через призму обогащения финансово-промышленных групп. Примечательно, что в последние несколько лет капитализация крупнейших украинских компаний росла стремительными темпами, многократно превосходившими темпы роста украинской экономики.

Политическая проституция

Одной из особенностей современной украинской политики является отсутствие четких идеологий у политических сил и популизм, характерный для большинства политиков. Программные документы имеются у всех партий, однако они необходимы, как говорят, для внешнего пользователя. На практике политические силы подменяют партийные документы личными взглядами или действуют исходя из конъюнктурных соображений.

Ситуация и законы постоянно подгоняются под конкретных политиков или складывающуюся ситуацию. Наиболее яркий пример – закон о кабинете министров Украины. В 2007–2008 годах он менялся трижды, став «заложником» политической конъюнктуры. Между тем данный закон является базовым, поскольку фактически распределяет полномочия между президентом и правительством. Стоит ли после этого говорить о какой-то стабильности политической системы и социально-экономической предсказуемости, если правила постоянно меняются.

Переговорный процесс между основными политическими силами в последние четыре года носил хаотичный характер и был подчинен единственной логике: повыгоднее конвертировать результаты выборов в должности в системе исполнительной власти, которые затем могли принести экономические выгоды. Оттого и шел постоянный торг за доходные места, а наружу периодически прорывались скандалы, где фигурировали конкретные суммы взяток. Откровенный торг не только выносил за скобки какие-либо идеологические принципы, но и наносил мощнейший удар по имиджу власти, снижая к ней доверие со стороны населения. Подтверждением этого служит падение рейтинга украинского президента, чья поддержка населения сегодня ограничивается несколькими процентами.

Исторический плюрализм лишает страну будущего

В украинском обществе по-прежнему отсутствует единая точка зрения на историю страны, давая повод для острых историко-политических дискуссий. Обсуждаются Конотопская битва, празднование которой должно пройти в следующем году, роль Мазепы, чье предательство подается в позитивном ключе и объясняется его борьбой за украинскую независимость, даются новые трактовки Великой Отечественной войны и отдельным ее фрагментам. Все это попадает в школьные учебники, которые призваны сформировать у украинской молодежи иные оценки исторических событий, нежели те, которые существуют в России.

Активным сторонником «нового» взгляда на историю является Виктор Ющенко. Именно с подачи украинского президента началось масштабное переписывание истории и создание собственной «версии» украинской истории, возвеличивание отдельных личностей и противопоставление истории Украины истории России. Историческая память превратилась в поле битвы отдельных политических сил, чего практически нет в других постсоветских государствах.

Для политических целей используются и трагедии прошлого. Тема голодомора заняла прочные позиции в заявлениях украинского президента. Стремление добиться признания этой трагедии геноцидом украинского народа преследует далеко идущие планы. Представление в глазах мировой общественности в качестве пострадавшей стороны, нуждающейся в поддержке и сострадании, должно затем трансформироваться в конкретные экономические претензии. Естественно, к России, которая уже сегодня в высказываниях украинского президента представляется в качестве агрессора и недружественного государства, угрожающего безопасности и целостности Украины.

Диаметрально противоположные взгляды и оценки на исторические события, интерпретация истории является для Украины особенно опасным, поскольку подчеркивает различия между Востоком и Западом Украины. Так, вопросы, связанные с деятельностью Организации украинских националистов (ОУН), Украинской повстанческой армией (УПА), Степана Бандеры и Романа Шухевича, будоражат украинское общество. На Востоке Украины воинов УПА считают предателями и ставят памятники погибшим от их рук и придерживаются мнения, что воины УПА ничем не отличались от фашистов, и создают музеи, в которых рассказывается об их зверствах. На Западе Украины воинов УПА считают защитниками страны, им и пострадавшим от советской «оккупации» ставят памятники, создают музеи советской оккупации, а оставшимся в живых ветеранам дают льготы на коммунальные услуги и выплачивают повышенные пенсии.

Русский язык стал вечной темой

Политические изменения привели к тому, что одним из острых вопросов современной истории Украины стал вопрос о статусе русского языка. Начиная с начала 1990-х годов эту карту постоянно разыгрывали на президентских и парламентских выборах.

Власти Украины на протяжении всего периода независимости выступают за развитие украинского языка в качестве государственного, видя в нем фактор объединения страны. Кучма делал это постепенно, Ющенко действует более напористо, предпочитая не замечать исторических особенностей украинского государства. А они таковы, что как минимум половина населения говорит на русском языке, а около трети жителей Украины считают его родным. Игнорирование этого фактора украинскими властями привело к тому, что попытки расширить сферу применения украинского языка стали восприниматься как его насаждение и одновременно – притеснение русского. Несмотря на это, президент принимает меры, направленные против русского языка и русской культуры. Нарушения прав русскоговорящих жителей приобрело невиданные масштабы, неоправданные по своим целям и методам. Впрочем, политика украинских властей по сужению сферы применения и ограничению русского языка за годы независимости не дала результатов и даже вызвала обратный эффект. Русский язык сохранил свои позиции, и значительная часть населения по-прежнему продолжает его использовать в общении. Согласно данным различных опросов, до 40–50% населения отвечают, что дома они говорят на русском языке.

У данного вопроса есть политическая составляющая, которая зачастую доминирует. Вопрос русского языка, его статуса активно используется всеми основными политическими силами в предвыборных целях. Так называемая борьба за статус русского языка приобрела особенно острый характер в последние годы, временами подменяя собой многие проблемы, с которыми сталкивается украинское общество. В итоге русский язык, как и прежде, остается приманкой для избирателей восточных и южных регионов Украины.

Партия регионов перед каждыми выборами выступает за развитие русского языка и обещает повысить его статус, хотя на деле не торопится решать данную проблему. У Партии регионов была возможность попытаться изменить ситуацию, когда стало набирать силу движение в поддержку русского языка, за повышение его статуса в восточных и южных регионах Украины в 2006–2007 годах. Тогда областные советы принимали решения о придании русскому языку статуса регионального. Однако в Партии регионов не поддержали это движение. В свою очередь, БЮТ, которому приписывают некие помыслы развивать русский язык в русскоговорящих регионах, также выступает только за один государственный язык, о чем не раз заявляла сама Юлия Тимошенко.

В итоге проблема русскоязычного населения, русской культуры остается заложником политической конъюнктуры. Вопрос о статусе русского языка как второго государственного стал символом, разделяющим украинских политиков.

Имитация развития

Политические события, бросающие Украину в череду кризисов, давно вышли за рамки политической сферы, потянув за собой шлейф социально-экономических и гуманитарных вопросов. Хотя если руководствоваться формальными показателями, то может создаться впечатление, что украинское общество развивается весьма динамично: высокий рост ВВП, хорошая собираемость налогов, политический плюрализм. Но это, так сказать, фасад украинского общества, за которым скрываются многочисленные проблемы.

За годы независимости и так называемой рыночной трансформации Украина не сумела достичь уровня реального ВВП 1990 года. При нынешних темпах развития страна не достигнет этого показателя даже к 2010 году. Прибыльность украинской экономики упала, и ожидать дополнительных поступлений в бюджет от государственных монополий не стоит. Выходом для властей может стать усиление давления на бизнес, за счет которого государство будет осуществлять социальные выплаты. Хотя через год-два продавать в Украине будет нечего, поскольку осталось не так уж много привлекательных объектов, которыми можно затыкать бюджетные дыры.

Недовольство населения политикой президента, неработающей Верховной Радой достигло критического уровня. Украина сталкивается с рядом трудностей. Среди них: зависимость от России по энергоносителям, нехватка энергетических мощностей. Наблюдается перегруженность бюджета социальными обязательствами, а промышленность неконкурентоспособна. Тем не менее партии не торопятся отказываться от популизма, цинично используя доверчивость и экономическую неграмотность населения.

Досрочные парламентские, как, впрочем, и президентские, выборы могут лишь незначительно изменить внутреннюю и внешнюю политику Украины. Причина этого кроется в том, что нынешние правила проведения выборов не предполагают появления на политической арене новых лиц, способных предложить обществу привлекательные и одновременно консолидирующие идеи. Основные политические игроки, заявляя о приверженности консолидации общества, не могут отказаться от конфронтационной модели ведения избирательной кампании. Слишком велик соблазн консолидировать свой электорат привычными лозунгами и обещаниями, нежели вести кропотливую работу, связанную с выдвижением каких-то новых идей. Да и результат в этом случае невозможно спрогнозировать.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На кого делает ставку Москва на выборах в Украине

На кого делает ставку Москва на выборах в Украине

Татьяна Ивженко

В Киеве с подозрением присматриваются к будущим кандидатам на пост главы государства

0
1367
Правительство Грузии договорилось с банками о списании долгов более 600 тыс. граждан

Правительство Грузии договорилось с банками о списании долгов более 600 тыс. граждан

0
472
Миллионер стал фаворитом гонки за председательство в ХДС

Миллионер стал фаворитом гонки за председательство в ХДС

Олег Никифоров

Кандидаты на место преемника Ангелы Меркель начали предвыборную кампанию

0
831
Киев и Будапешт выходят на новый виток противостояния

Киев и Будапешт выходят на новый виток противостояния

Татьяна Ивженко

Украинская сторона надеется, что ЕС введет санкции против Венгрии

0
1953

Другие новости

Загрузка...
24smi.org