0
9286
Газета Дипкурьер Печатная версия

14.04.2014 00:01:00

"Полуостров Тайвань"

У писателя Василия Аксенова полуостров Крым стал островом, с Тайванем может произойти обратное

Юрий Тавровский

Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский – востоковед.

Тэги: тайвань, китай, история, гоминьдан


тайвань, китай, история, гоминьдан Противники соглашения с Пекином выразили свой протест у дворца президента в Тайбэе. Фото Reuters

Победа коммунистов в 1949 году вынудила бежать на остров Тайвань с материка сторонников Национальной партии (Гоминьдан). Полтора миллиона китайцев из разных провинций по-хозяйски расположились на острове, совсем недавно освобожденном от японской оккупации и заселенном преимущественно потомками переселенцев из ближайшей к острову провинции Фуцзянь. За счет вывезенных капиталов и щедрой помощи США они быстро обустроили свой временный дом. Временный потому, что были уверены в возможности добиться реванша, свергнуть коммунистический режим Мао Цзэдуна и воссоединиться с родиной на своих условиях. Ни то, ни другое так и не состоялось, но в официальных документах партии Гоминьдан по сей день зафиксировано то же самое положение, что и в документах Компартии: Китай един и Тайвань является его неотъемлемой частью.

Мечта о единстве Китая не покинула руководство Гоминьдана даже после того, как в 1979 году Вашингтон, по существу, предал своего верного союзника, долгие годы служившего «непотопляемым авианосцем» и базой подрывной деятельности против КНР. Поставив на карту материкового Китая огромные геополитические ставки в конфронтации с СССР, Вашингтон установил с Пекином дипломатические отношения. Тайваньские и китайские власти долго искали юридическую форму для сосуществования и нашли ее в так называемом консенсусе 1992 года, который подразумевает признание двумя сторонами единства и единственности Китая: «Китай и Тайвань – не отдельные государства».

Тайваньская идентичность

За годы раздельного развития у многих жителей острова, и особенно молодежи, возникла особая «тайваньская идентичность». Этому способствовали экономические успехи Тайваня, ставшего одним из «азиатских тигров». На фоне жесткого, но стабильного режима Чан Кайши и его наследника Цзян Цзинго крайне непривлекательно выглядела политическая нестабильность в Китае, переживавшем последствия «большого скачка», культурной революции и прочих экспериментов Мао Цзэдуна. Выразителем сепаратистских настроений еще с 80-х годов стала Демократическая прогрессивная партия (ДПП). Опираясь на поддержку примерно 80% «коренных тайваньцев», недовольных всевластием «понаехавших», говорящих на другом диалекте, ДПП на выборах 2000 года одержала победу и 8 лет правила Тайванем. Однако ставший президентом лидер ДПП Чэнь Шуйбянь не осмелился провозгласить независимость Тайваня, опасаясь резкой реакции Гоминьдана, а еще больше – Пекина. Еще в 2005 году в КНР был принят закон о борьбе с сепаратистами, допускающий применение против них военной силы. В соседних с Тайванем провинциях создан серьезный военный потенциал, на остров по-прежнему нацелено свыше тысячи баллистических ракет.

Гораздо быстрее наращивается потенциал всестороннего, в первую очередь экономического взаимодействия. Капиталы и знания тайваньцев сыграли ключевую роль в модернизации Китая, особенно в первые годы «открытости и реформ». В КНР тайваньским предпринимателям оказывается подчеркнутое уважение. Объем тайваньских капиталовложений на материке достиг 110 млрд долл. Уже в 2010 году КНР стала крупнейшим торговым партнером Тайваня с объемом торговли свыше 150 млрд долл. в год (28% экспорта и 13% импорта острова). 29 июня 2010 года в г. Чунцине было подписано рамочное соглашение об экономическом сотрудничестве, которое позволяет товарным группам более чем 500 наименований входить на китайский рынок с низкими тарифами или совсем без них. Однако против этого исключительно выгодного для тайваньского бизнеса соглашения начались массовые протесты. Потерпевшая поражение на выборах 2008 года и перешедшая в оппозицию ДПП объявила соглашение «ширмой для объединения с КНР». Живописная драка произошла в парламенте. На улицы вышли десятки тысяч демонстрантов.

17 марта нынешнего года конфликт вспыхнул с новой силой. Поводом стало начало ратификации подписанного в 2013 году соглашения о торговле услугами, которое является составной частью рамочного соглашения 2010 года. Согласно этому документу Китай открывает тайваньским инвестициям 80 секторов услуг, в обмен получая доступ в 64 сектора. Митинги и демонстрации охватили столицу Тайбэй, в них участвовали многие тысячи молодых людей. Дело дошло до продолжавшегося две недели захвата здания парламента. Невольно напрашиваются параллели с происходившими в то же время событиями на киевском майдане.

Некоторые эксперты считают, что вожаки студентов связаны с деловыми кругами, опасающимися прихода огромных денег с материка и поглощения местного рынка услуг.

Правдоподобнее выглядит версия о том, что молодежью дирижируют связанные с американцами лидеры оппозиции и всевозможные НПО. Невооруженным глазом видно, что действия студенческого движения «Подсолнухи» более массовые, лучше организованные и решительные, нежели протесты 2010 года. Как и предыдущие этапы цветной революции в Украине, волнения в Тайбэе постоянно наращивали градус ожесточенности. В 2008 году это было движение «Диких клубничек», в 2010-м – протесты против монополизации СМИ, в 2012-м – первый этап протестов против торгового соглашения с Пекином. Как и в Киеве, в словаре демонстрантов преобладают «права человека», «свобода прессы», «принципы демократии». Как и в Киеве, самый серьезный вызов тайбэйским властям был брошен в момент, когда на повестку дня встал вопрос об экономической интеграции с большой родиной. Характерно интервью студенческого лидера Чэнь Вэйтина Международному радио Тайваня. В нем он прямо связывает события в Украине и на Тайване: «Во всем мире страны следуют по пути торгово-экономической интеграции. В этой ситуации население меньших по размеру участников интеграционных соглашений, будь то Тайвань или Украина, оказывается перед проблемой – как отреагировать на них, что делать».

«Крымский вариант» для Пекина

Этот молодой человек знает, что делать. Ведь его наставником является один из лидеров студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году Ван Дань, который сейчас живет в Тайбэе и преподает в тамошнем университете Цинхуа. Знают, что делать, и оппозиционеры постарше, лидеры ДПП. Возможно, некоторые из них не понимают, что их используют в большой игре. Ее главная задача – создать еще один рычаг сдерживания Китая в политике «поворота к Азии», провозглашенной в 2011 году администрацией президента США Барака Обамы. Весьма важно подвесить над Пекином дамоклов меч в виде угрозы провозглашения независимости Тайваня, что может почти автоматически привести к братоубийственной войне китайцев против китайцев. Важная задача «поворота к Азии» – не допустить дальнейшего развития экономического сближения Китая и Тайваня, создания интеграционной группы «Большой Китай», включающей Гонконг, Макао и, возможно, Сингапур и другие страны Юго-Восточной Азии с мощными общинами «заморских китайцев».

Через два года на Тайване должны состояться очередные выборы, и к власти может вернуться ДПП. Она уже была правящей несколько лет назад, но до провозглашения независимости тогда дело не дошло: уровень враждебности Америки в отношении Китая был тогда гораздо ниже. Но что произойдет, если на этот раз будет применена «украинская модель» и «суверенный» режим объявит о независимости и обратится за помощью к Западу? Хотя США ради установления дипломатических отношений с Китаем и лишили официального признания тайваньский режим в 1979 году, но в силе остается принятый Конгрессом «Тайваньский Акт», на основании которого продолжаются многомиллиардные продажи оружия Тайбэю и который может быть использован для других форм поддержки.

Возможна и зеркальная ситуация. Сторонники единства Китая в случае провозглашения независимости обращаются за помощью к Матери-Родине. Дальше события развиваются по сценарию, близкому к нынешнему крымскому. Такая возможность уже обсуждается в прессе восточноазиатских стран. Автор статьи в японском внешнеполитическом журнале «Дипломат» призывает Пекин как минимум изучить опыт России. «Русские действовали быстро и решительно, поставив мир перед свершившимся фактом... Аналогичный итог действий на Тайване полностью отвечал бы интересам Китая».

Полуостров Крым с точки зрения политической географии отделился от украинского материка и стал островом. Остров Тайвань с этой же точки зрения неизбежно станет полуостровом огромного материка по имени Китай. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Игра в письма

Игра в письма

Александра Обломова

Страх за будущее, которого он не знает, шел нога в ногу с человеком во все времена

0
685
В Тибете и на Южно-Китайском море могут появиться новые лазерные установки Китая

В Тибете и на Южно-Китайском море могут появиться новые лазерные установки Китая




0
444
Япония и Китай ищут пути к взаимовыгодному стратегическому партнерству

Япония и Китай ищут пути к взаимовыгодному стратегическому партнерству

Николай Тебин

0
585
Станет ли Китай "старшим братом" России

Станет ли Китай "старшим братом" России

Ирина Дронина

Владимир Щербаков

Airshow China 2018 как индикатор безудержного роста оборонной промышленности КНР

0
983

Другие новости

Загрузка...
24smi.org