0
18931
Газета Дипкурьер Печатная версия

20.06.2016 00:01:00

Южно-Китайское яблоко раздора

Военные игры в Тихом океане

Юрий Тавровский

Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский – профессор Российского университета дружбы народов.

Тэги: спорные территории, китай, япония, история, конфликты


спорные территории, китай, япония, история, конфликты Филиппины становятся камнем преткновения в тихоокеанском споре США и Китая, что вызывает возмущение местных жителей. Фото J Gerard Seguia/Zuma/ТАСС

Микроскопические островки, рифы, атоллы и отмели Южно-Китайского моря стали привлекать непропорционально большое внимание в последние два-три года. Вокруг этих до недавнего времени безлюдных кусочков земной тверди на бескрайних тихоокеанских просторах разворачиваются дипломатические, информационные, юридические битвы. В перспективе нельзя исключить и настоящие сражения или по крайней мере столкновения.

Проблема разграничения островных территорий и водных пространств Южно-Китайского моря (ЮКМ) существует далеко не первый год. Еще в 1948 году правительство Китайской Республики (гоминьдановское) выпустило карты, на которых архипелаги Наньшацюньдао (Спратли), Сишацюньдао (Парасельские) и некоторые другие острова были обозначены как территории Поднебесной. На этих же картах были прочерчены и морские границы – девятью черточками огромные акватории обозначались китайскими. Появление карт объяснялось, в частности, тем, что острова Сиша (Парасельские) были оккупированы Японией, а по условиям Каирской и Потсдамской деклараций после капитуляции отошли Китаю. Такая картографическая новация, естественно, понравилась далеко не всем. Под шумок гражданской войны в Китае, закончившейся в некоторых приморских провинциях только в 1950 году, на фоне Корейской войны (1950–1953) и вооруженного противостояния Пекина и Тайбэя в Тайваньском проливе (1954–1955 и 1958) некоторые соседи Китая по ЮКМ стали явочным порядком устанавливать свой контроль над прилегающими островами. Этот процесс активизировался в годы вьетнамской войны, когда с благословения США на нескольких островах архипелага Сиша (Парасельского) появились гарнизоны южновьетнамских войск, а филиппинцы высадились на нескольких островах архипелага Наньшацюньдао (Спратли).

Реакция Пекина была сдержанной – публиковались научные материалы с историческим обоснованием принадлежности неожиданно ставших спорными территорий, дипломаты отправляли ноты протеста или проводили переговоры. Территориальные споры у КНР были практически со всеми соседями как на море, так и на суше. Некоторые из них приводили к применению оружия. Достаточно вспомнить столкновения с Индией (1962), с Советским Союзом (1969), войну с Вьетнамом (1979). Но львиная доля территориальных проблем была урегулирована мирным путем: с начала 60-х годов были подписаны соглашения о демаркации границ с 12 из 14 сопредельных стран. Огромным достижением стало окончательное решение пограничной проблемы с Россией в 2004 году. Последний «камень преткновения» – остров Большой Уссурийский на реке Амур – был поделен поровну, по принципу «50 на 50». Новым государствам Центральной Азии – Киргизии, Таджикистану и Казахстану – для решения территориальных проблем с Китаем пришлось пойти на серьезные уступки, но и там граница в 90-е годы была установлена раз и навсегда.

Разграничение на водных просторах тоже продвигалось вперед. Удалось установить границу между Китаем и Вьетнамом в заливе Бэйбу (Бакбо). В 2002-м КНР и АСЕАН, в число которой входят все страны, имеющие собственные интересы в Южных морях (Вьетнам, Индонезия, Филиппины, Бруней, Сингапур, Малайзия), после почти десятилетних консультаций подписали Декларацию о кодексе поведения сторон в Южно-Китайском море. В этом документе было четко оговорено, что впредь все споры должны решаться между сторонами, непосредственно вовлеченными в них. То был период практически безоблачных отношений Китая как со странами АСЕАН, так и с США. Стремительно рос объем торгово-экономических отношений КНР со своими традиционными партнерами в странах Южных морей, успешно шли переговоры о создании зоны свободной торговли АСЕАН–Китай, завершившиеся в 2010 году заключением соответствующего документа. Позитивно развивались также отношения с США – в соответствии с установкой Дэн Сяопина Китай проводил пассивную внешнюю политику на мировой арене, наращивал объем экспорта на американский рынок своих качественных и дешевых товаров, которые помогали поддерживать «американский образ жизни». В рамках «вашингтонского консенсуса» Китай размещал сотни миллиардов долларов от своих торговых доходов в американские ценные бумаги, что укрепляло позиции доллара.

Ситуация стала меняться в 2009 году. Осознав растущую мощь Китая и перспективу соперничества с ним как минимум в бассейне Тихого океана, Америка решила достичь соглашения на своих условиях. Именно тогда президент Барак Обама во время визита в Пекин предложил председателю Ху Цзиньтао позицию «младшего брата» в управлении миром, что категорически не устроило Пекин.

В 2010 году на саммите Форума АСЕАН в Ханое госсекретарь США Хиллари Клинтон посоветовала разработать новый Кодекс поведения сторон в Южно-Китайском море вместо документа 2002 года, а до той поры предложила использовать «добрые услуги» США в решении спорных вопросов. Не имея собственных территорий в ЮКМ и поэтому не являясь участником Декларации, США тем не менее стали бы не просто стороной, но и арбитром всех переговоров. Тогда же Клинтон подняла вопрос о подключении  «мирового сообщества» к решению проблем ЮКМ, что подразумевало передачу спорных ситуаций на рассмотрение различных международных арбитражей, фактически подконтрольных США.

Ответом на непокорность Китая стала стратегия «Поворота к Азии» (PivottoAsia), провозглашенная все той же Клинтон в 2011 году. Как показали содержание документа и ход его реализации, США всерьез и надолго повернулись к стратегическому сдерживанию Китая. Формы этого сдерживания разнообразны – от переброски двух третей вооруженных сил США в бассейн Тихого океана до создания на рубежах Поднебесной цепи недружественных соседей. На «передовую» противостояния с Китаем подталкивают Японию с ее спором из-за островов Дяоюйдао (Сенкаку), Филиппины, Вьетнам и другие страны АСЕАН, вовлеченные в проблему островов ЮКМ, а также Тайвань, где связанная с Америкой новая администрация все ближе к провозглашению независимости, которое автоматически вызовет ответную реакцию Китая.

Всякое действие вызывает противодействие. Стремлением отодвинуть от своих берегов поспешно создаваемый Вашингтоном фронт морской блокады обусловлены такие действия Пекина, как ускоренное строительство авианосцев и атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, укрепление нескольких островов ЮКМ и создание на них взлетно-посадочных полос, РЛС, пунктов базирования кораблей. По существу, создается так называемый район первой цепи островов, под прикрытием которой Китай намерен обеспечить жизненно важные стратегические и торговые маршруты, которым могут угрожать ВМС США и их союзников.

Китай повторяет, хотя и в сильно уменьшенном масштабе, стратегию «выдвинутых передовых рубежей», применяемую США вот уже многие десятки лет. До Второй мировой войны США использовали в этих целях еще не ставшие 58-м штатом Гавайские острова, а также Филиппины, которые были американской колонией. После разгрома Японии американский флаг был поднят над Каролинским, Маршалловым и Марианским архипелагами и множеством других островов Тихого океана. «Непотопляемыми авианосцами» стали Японские острова, Окинава, Тайвань, а также Южная Корея. Сейчас в рамках «Поворота к Азии» американские корабли береговой охраны размещены в Сингапуре, контролирующем Малаккский пролив, «бутылочное горлышко» морских путей, по которому ежегодно проходит около 100 тыс. гражданских и военных судов с товарами стоимостью в 5 трлн долл.

О том, что создание очага напряженности в ЮКМ является не региональным очагом конфронтации, а частью глобального замысла сдерживания Китая, говорит создание Транстихоокеанского торгового партнерства. В него не допустили Китай, зато пригласили практически все страны, призванные подключиться к изоляции Поднебесной. Проведя линию разграничения, Вашингтон будет стремиться и к подкреплению ее многосторонними военно-политическими соглашениями. Для Вашингтона сдерживание Китая гораздо важнее, чем природные богатства шельфа ЮКМ, на котором предполагаются запасы 5,4 млрд барр. нефти и 55,1 трлн куб. м газа (по данным Минэнерго США).

Опасность развития такого сценария понимают в странах АСЕАН. Выступая в начале июня на Конференции по вопросам безопасности в Сингапуре, бывший министр иностранных дел этого государства Джордж Яо отметил убедительность аргументов Китая в споре из-за островов ЮКМ и призвал страны – члены этой региональной организации не рассчитывать на то, что поддержка США делает их позицию в диспуте с Китаем сильнее. «Вместо того чтобы использовать мощь США, мы сами становимся их пешками в игре на шахматной доске гораздо больших размеров. Если Штаты подойдут слишком близко, это заставит всех нервничать».

На днях ситуация с островами ЮКМ получит новое развитие. Международный арбитражный суд в Гааге вынесет решение по иску, поданному Филиппинами в 2013 году в связи с действиями Китая. Пекин заранее объявил, что не признает никакого решения, поскольку не является стороной процесса. Китайские дипломаты имеют все основания предполагать, что суд не будет беспристрастен. Однако очевидно, что решение в пользу Филиппин нанесет Китаю немалый моральный ущерб как в Юго-Восточной Азии, так и во всем мире. Западные СМИ еще в преддверии результатов рассмотрения в Гааге развернули пропагандистскую кампанию против Китая, обвиняя его в агрессивности, притеснении малых стран, в переходе от «мирного возвышения» к поведению державы-гегемона. Возможны и другие, более серьезные последствия. Филиппины могут попытаться на деле доказать свои права на оспариваемые острова. Тогда встанет вопрос о степени американской поддержки Манилы, которая до провозглашения «Поворота к Азии» была важным торговым партнером Пекина и участвовала с ним в двусторонних переговорах о спорных территориях.

Скорее всего в обозримом будущем США под предлогом «обеспечения свободы судоходства» увеличат число заходов своих кораблей в территориальные воды вокруг контролируемых Китаем островов. Осложнятся политические отношения с КНР и странами АСЕАН, которые до сих пор умело балансировали между двумя геополитическими силами. Новые стратегические угрозы нависнут над долгосрочной инициативой «Морской Шелковый путь для XXI века». В итоге ситуация в бассейне Тихого океана, да и во всем мире, станет менее устойчивой и предсказуемой. Вместе с тем США вряд ли станут рисковать военным столкновением с Китаем. По крайней мере пока.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия и Япония торопятся развязать узел территориального спора

Россия и Япония торопятся развязать узел территориального спора

Владимир Скосырев

Вопрос в том, как толковать Декларацию 1956 года

0
409
Храни его, о Вакх

Храни его, о Вакх

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Теория и практика еды в книгах писателей и ученых, химия и литература, а также гимн шумерской богине пива

0
806
Гугельхупфы, рожденные отвращением

Гугельхупфы, рожденные отвращением

Александр Стрункин

Про чумных монстров, болезнетворных карликов и моровую деву

0
160
Не только трагедия

Не только трагедия

Лев Львов

Национальный герой Парагвая, французская сказочница и другие русские изгнанники

0
544

Другие новости

Загрузка...
24smi.org