0
439
Газета Культура Печатная версия

14.01.2003 00:00:00

Творческий пик для дамы пик

Тэги: лиепа, балет

Прошедший год для Илзе Лиепы был особенным: на солистку Большого театра общественное признание сыпалось как из рога изобилия. Она получила звание народной артистки России. За партию Старой графини в балете "Пиковая дама" номинирована на премию национального театрального фестиваля "Золотая маска". За эту же роль (вместе со всем балетом) выдвинута на Государственную премию. В таких обстоятельствах для Андриса Лиепы сделать творческий вечер на сцене филиала ГАБТа - означает лишь воздать должное любимой сестре. И отцу, Марису Лиепе, чей портрет появлялся на сценическом заднике по ходу программы.

Вечер под названием "Жизнь без слов" в филиале Большого театра строился, как всегда строятся подобные вечера: россыпь балетных отрывков и концертных номеров, в которых танцы бенефициантки чередуются с выходами коллег. Красное (?) покрытие, на котором выступали танцовщики, вносило то ли тревожную, то ли революционную ноту в любую хореографию, будь то любовная сцена у балкона из балета "Ромео и Джульетта" или современный дуэт про рококо на музыку Моцарта. Эротические красавицы с потолка, написанные по эскизам Бакста, взирали на то, что осталось от того же художника в сцене из балета "Шехеразада". Многоликая же героиня торжества сменяла восточный черный парик в роли страстной красы гарема на золотые европейские букли, а серебряные шальвары - на белое платье в страстном дуэте из балета "Госпожа Бовари". В финале первого действия Илзе выплыла на сцену Умирающим лебедем, в начале третьего предстала подругой брутального аргентинского мачо в танцвидеоклипе, снятом Федором Бондарчуком, а в конце программы, переодевшись французской бомжихой-клошаром, лихо сплясала шоу-балетик "Город без слов".

Творческий пик вечера пришелся на большой фрагмент из упомянутой "Пиковой дамы", которая на самом деле дала Илзе возможность предстать одной из самых интересных балетных актрис прошлого театрального сезона. Рядом с неистовым Германном-Николаем Цискаридзе (возводившим уже в третью степень двойную патетику музыки Чайковского и мелодраматической хореографии Ролана Пети) необычайно уместно, как лед на разгоряченном лбу, смотрелась особая эмоциональность Лиепы - внешне сдержанная, но экзистенциально глубокая.

Тот же Цискаридзе предстал иным в другом репертуаре: он гибко любовался собой, как и положено персонажу по имени Нарцисс в одноименной балетной миниатюре. Любимец многих балетоманов стал вторым (после Илзе Лиепа), кто снискал крупные аплодисменты публики. Третьим был Геннадий Янин из Большого театра: сатирической вариацией чеховского героя Модеста Алексеевича из балета "Анюта" он сначала внес толику здоровой иронии в обильный пафос творческого вечера, а потом стильно станцевал парижанина в шоу-балете. Четвертой любимицей стала совсем молодая Полина Семионова, бывшая москвичка, ныне солистка Берлинской Штаатсопер, из-под самого носа Большого театра приглашенная в Германию после окончания столичной хореографической школы. У нее много достоинств: манера и стать настоящей балерины, музыкальность, изящный маньеризм линий длинных рук и ног. Жаль, что Москва ее упустила: Большому театру очень пригодилась бы новая талантливая Одетта-Одиллия. Но именно в том репертуаре, который Полина танцевала на концерте (па-де-де Баланчина), были особенно заметны ее невыворотные ноги и вялые стопы - стандартный недостаток недоученных московских выпускниц. Все пружинистые вскоки на пальцы, богатая игра отчетливыми пуантами, которая так важна у Баланчина, у Семионовой превратились в смазанное нечто.

...Плюсы и минусы балетного вечера обозревателю "НГ" удалось разглядеть лишь благодаря привычке, наработанной годами посещения театров, когда спектакли приходилось смотреть по-всякому: и вися на люстре, и выглядывая из-за частокола зрительских спин. Спастись с пятого места в третьем ряду бельэтажа удалось так же, как и другим зрителям, товарищам по несчастью, - пересев ближе к центру, благо было куда. Большое неспасибо архитекторам, спроектировавшим новый театр. По крайней мере на двадцать пять - тридцать боковых кресел (с каждой стороны ярусов) нельзя продавать билеты иначе, как с пометкой "место неудобное". Оттуда не видно половину сцены.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Константин Ремчуков о душегубе Соколове, псевдопатриотах и вновь о "деле Гусейнова"

Константин Ремчуков о душегубе Соколове, псевдопатриотах и вновь о "деле Гусейнова"

0
2760
В Туле отметили юбилей комедийного фестиваля

В Туле отметили юбилей комедийного фестиваля

Ольга Галицкая

Смотр «Улыбнись, Россия!» прошел в 20-й раз

0
239
Подмосковный полигон Тимохово избавят от свалочного газа

Подмосковный полигон Тимохово избавят от свалочного газа

Георгий Соловьев

Работы по рекультивации проходят под общественным контролем

0
536
Прибавьте шагу, если хотите дольше жить

Прибавьте шагу, если хотите дольше жить

Анжела Галарца

Тяжелые травмы получают порой в неумеренном стремлении заниматься спортом

0
617

Другие новости

Загрузка...
24smi.org