0
2818
Газета Культура Печатная версия

21.12.2007

Подводная лодка в степях Украины

Тэги: ликвидация, фильм, сериал, урсуляк


ликвидация, фильм, сериал, урсуляк Еще немного – и шпион Кречетов, он же Академик (Михаил Пореченков), сойдется в последней схватке с муровцем Гоцманом (Владимир Машков).
Кадр из фильма «Ликвидация»

Вчера на канале «Россия» закончился показ сериала «Ликвидация» в постановке Сергея Урсуляка.

Показу предшествовала агрессивная наступательная реклама на канале, главным замыслом которой было показать схожесть «Ликвидации» с фильмом Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Правильный рекламный ход, учитывая, что «Место встречи...» по сей день – один из любимейших советских фильмов.

«Ликвидация» – безусловное событие на нашем телепространстве. Хотя бы потому, что она выстроена все-таки по законам «большого кино». Необходимая для сериала схематичность персонажей, условность, драматургические натяжки здесь вплетены в канву добросовестной режиссерской, актерской и операторской работы. Поэтому все зависит от того, с какими мерками подходить к продукту. Сериальную планку Урсуляк, бесспорно, не только взял, но и прыгнул значительно выше. При этом собственная его планка как создателя «Летних людей» и «Долгого прощания» осталась еще выше.

Напомним пунктиром сюжет. Маршал Жуков (Владимир Меньшов) попадает в опалу и отправлен в Одессу бороться с тамошним бандитизмом. Еще раньше с бандитизмом там начал бороться популярный местный муровец Давид Гоцман (Владимир Машков). Сначала ему помогает бывший вор Фима (Сергей Маковецкий), а по смерти последнего – полковник Кречетов (Михаил Пореченков). Одесса кишит бандитами, но по ходу дела оказывается, что уголовники – лишь опора антисоветчины, которая готовит восстание против советской власти. В рядах муровцев – «крот», который прямо из недр советской власти почти организовывает вооруженное восстание, собрав прячущихся в одесских лесах патриотов.

До чего хочется хоть одним глазком взглянуть на одесские леса! Наверное, дивизии патриотов так же легко в них спрятаться, как подводной лодке – в степях Украины. Впрочем, оставим на совести создателей сериала все благоглупости, которые ввиду переизбытка, кажется, уже и не помещаются на экране. Пусть себе в 46-м по Одессе ездят машины 50-х годов, МГБ по-прежнему именуется НКВД, герои поют песни и смотрят фильмы, которых тогда еще не было. Тем более что режиссер сделал несколько превентивных выступлений, объяснив, что он и не старался придерживаться исторической правды, потому что, дескать, какая разница – ну смотрят герои «Подвиг разведчика», который только в 47-м был снят, ну и что? Разведчику уже все равно, подвиг его от этого не померк, а авторам проще. Взяли, что на слуху, – НКВД, «Подвиг разведчика», маршал Жуков, напихали все это в фильм для пущей «атмосферности». И сверху таким одесским говором приложили, что хочешь не хочешь, а услышишь и запомнишь. Не беда, что говор этот в фильме с фонетической точки зрения абсолютно бессовестный, нет и не было в Одессе такого говора. Что-то похоже было до войны, в «бабелевской» Одессе. Но потом в город стеклось огромное количество украинских и русских крестьян, и постепенно тот, довоенный одесский колорит сильно ассимилировался.

Агрессивность одесского суржика, его нарочитая вездесущесть и излишняя артикулированность в фильме рикошетит обидной неорганичностью и мешает еще чуть-чуть – и почти случившемуся колориту послевоенной Одессы, и обаянию Гоцмана–Машкова, и аутентичности тети Песи (Светлана Крючкова) с толстым маменькиным еврейским сынком в исполнении Александра Семчева. С аутентичностью не заладилось, переборщили авторы. Нельзя колорит вколачивать в фильм как гвозди. Чувство меры, оно даже на телевидении не лишне, скорее наоборот – необходимо ввиду полного его забвения.

Но с чем совсем трудно примириться, так это с концовкой, с последними двумя сериями. Вспомнились старые советские шпионские детективы вроде «Над Тисой», где контрреволюционные недобитки испытывают на собственной шкуре всю светлую мощь чекистских мозгов и оказываются один на один с собственными идеологическими заблуждениями. В «Ликвидации» олицетворением таких недобитков стал персонаж Михаила Пореченкова – офицер госбезопасности, а на деле – абверовский шпион, по приказу некоего Центра собирающий восстание «повстанцев», как их называют в фильме, против советской власти в Одессе. Кто такие эти «повстанцы»? Кто в 46-м был в состоянии организовать и начать восстание? Уголовники? Вероятно. Но одни уголовники, даже под грамотным руководством, восстание провести не смогут. Остатки тех, кто сотрудничал с немцами? Бывшие полицаи? Тоже может быть. Но сколько их было-то? Украинская повстанческая армия (УПА)? Но откуда в Одессе после войны в таких количествах члены УПА? Нонсенс.

Могут возразить: мол, здесь никто впрямую не называется, это некая условная враждебная сила. Но история не знает условностей. И не все так гладко в отношениях между Украиной и Россией, чтобы можно было позволить себе на государственном канале резвиться вокруг истории другого государства, не зная или не желая знать этой истории.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Телевидение уходит в Интернет

Телевидение уходит в Интернет

Вера Цветкова

В очередном сезоне даже Собчак делала интервью не на YouTube, а на "Дожде"

0
3716
"Рокетмен": Ни секса, ни наркотиков – хотя бы рок-н-ролл

"Рокетмен": Ни секса, ни наркотиков – хотя бы рок-н-ролл

Наталия Григорьева

Зрители возмущены тем, что российские прокатчики вырезали несколько сцен из фильма об Элтоне Джоне

0
2324
Кто соблазнил Вирджинию Вулф

Кто соблазнил Вирджинию Вулф

Наталия Григорьева

В прокат выходит биографическая костюмная мелодрама о любви писательницы и аристократки

0
2301
Колыма и война

Колыма и война

Илья Шаблинский

0
1119

Другие новости

Загрузка...
24smi.org