0
936
Газета Культура Печатная версия

08.10.2009

"Убить или не убить┘" - рассуждает Гамлет на иврите

Тэги: театр, гамлет


Театр Наций начинает новый сезон. По такому поводу собрали пресс-конференцию, открыл которую худрук Евгений Миронов. Он посетовал на затянувшуюся реконструкцию здания: «Уже три года у нас нет своей сцены, мы даже вынуждены сменить подрядчика, который не справляется с кризисом. Но во всех инстанциях меня бодро заверяют в благополучном окончании работ».

Несмотря на трудности, а может, и благодаря им, каждый новый сезон Театр Наций воплощает в жизнь все новые и новые проекты. «Шекспир@Shakespeare» - проект, который презентовал Театр Наций, в дальнейшем, надеются организаторы, обещает превратиться в большой международный фестиваль. В программу нынешнего театрального сезона вошли «Гамлет» из тель-авивского Камерного театра, «Гамлет» из Вильнюса, «Король Лир» многострадального нижегородского ТЮЗа и «Ромео и Джульетта», продукция самого Театра Наций. Для постановки этого спектакля театр пригласил Владимира Панкова. Кроме этого, официально объявлено о начале сотрудничества с Роббером Лепажем – в конце сезона планируется начать репетиции, играть в этом спектакле будет сам Миронов, репетировать же начнут в Канаде, в Квебеке, где у Лепажа – штаб-квартира театра Ex Machina.

Пресс-конференция продолжилась выступлением доктора искусствоведения Алексея Бартошевича, которого Евгений Миронов представил как «главного шекспироведа мира»:

- Не нужно, полагаю доказывать целесообразность Шекспировского фестиваля, - строго заговорил Бартошевич. - Эта идея возникла давно, но, ни в одном предполагаемом городе по разным причинам не воплотилась в реальность. Шекспир для русской публики – не просто еще один классик, а институт самопознания. В России ставили и ставят Шекспира, чтобы понять, зачем мы живем. С восемнадцатого века по отношению к «Гамлету» можно проследить развитие русской мысли, русской культуры. Тогда как Англия в свою очередь пытается осознать себя через Чехова. Хочу пожелать театру Наций и этому ужасному, но в данном случае правильному слову «проект» - успеха!

Исполнитель главной роли в «Гамлете» Камерного театра из Телль-Авива, актер Итай Тиран признался, что выступать в Москве для них все равно, что выступать в Лондоне (тут зал сдержанно засмеялся).

Омри Ницан, художественный руководитель Камерного театра в Тель-Авиве, сообщил журналистам, что поставил «Гамлета» как историю молодого израильтянина:

«На иврите фраза «быть или не быть» может быть переведена как «убить или не убить». Мы поднимаем в этом спектакле вопросы, которые нас волнуют сегодня. Шекспир для нас – очень современный драматург, и надо быть очень современным, чтобы ему соответствовать. Мы боялись, что публика будет сидеть в 30 метрах от маленького Гамлета, который ходит и разговаривает сам с собой. Здесь нужна встреча с глазу на глаз, и мы посадили публику на крутящиеся стулья, а действие развернули в разных местах зала. Вы видите глаза, слезы, слышите дыхание, слышите Шекспира. Ни публика не может спрятаться, ни актер».

Кстати, Итай Тиран за роль Гамлета был удостоен премии «Лучший актер года» (2005 год). Зал рассчитан так, что лишь 160 человек одновременно могут увидеть этот спектакль, поэтому в Тель-Авиве записываются на два месяца вперед┘

Генеральный директор Камерного театра в Тель-Авиве Ноам Семель подробно поведал историю театра, которая начиналась в Москве 65 лет назад в театре «Габима», основанном в 1917 году как студия Художественного театра под руководством Станиславского. В 1944 году пятеро молодых людей создали новый молодежный израильский театр, ставящий спектакли на иврите. Это случилось за пять лет до создания самого государства Израиль. За эти годы маленький камерный театр стал большим. В его распоряжении новый, построенный в 2003 году, театральный центр и пять сценических площадок.

Евгений Миронов под конец рассказал о своем Гамлете, в спектакле Петера Штайна: «Мы с Петером Штайном в свое время обсуждали разные переводы «Гамлета»: «Быть или не быть», «Убить или не убить», «Жить или не жить». Это все – разные спектакли. Лично я играл «Быть или не быть». За три года я сыграл эту роль – кот наплакал: ну нет в Москве подходящих площадок, вот разве что Центр Мейерхольда!»

На вопрос журналистов, возобновит ли Миронов своего «Гамлета», тот немедленно парировал: «Ну что вы! Это все равно, что труп накрасить. Так просто со спектаклями не бывает. Но я очень надеюсь, что когда закончат реконструкцию, в Театре Наций тоже можно будет экспериментировать».

Что касается самого спектакля Камерного театра, то сочувствие в нем вызывает одна Офелия. Ее единственную жалко. Впрочем, вполне возможно, постановщик именно такой реакции и хотел.

Режиссер спектакля Омри Ницан придумал посадить зрителей на вращающиеся стулья, что дало возможность каждому зрителю хоть пару раз, но оказаться в центре событий. То герои пробегают между креслами, поставленными не рядами, а в разброс, то сцена разыгрывается за вашей спиной, и вы легко поворачиваетесь вместе с креслом и перед вашими глазами влажные глаза героя, вы слышите его взволнованное, прерывистое дыхание и душа ваша трепещет вместе с ним.

Гамлет (Итай Тиран) – молод, решителен, быстр и точен. Право жаль, что месть высушила в нем любовь, погасила талант поэта и актера, так много обещала ему жизнь, но не оставила ему шанса «быть». «Убить или не убить» - вот с чем мечется по сцене принц датский, и действие сжато как перед смертью жизнь в одно мгновенье.

Антракт показался длиннее спектакля, так динамично поставлена пьеса, так быстро решаются, точнее, обрываются судьбы героев.

Иврит – язык, не отличающийся особой мелодичностью, здесь удивительно органично вписывается во все происходящее. В уши переводчик деликатно вливает строки Шекспира, и ты уже не отделяешь текст от актеров, актеров от героев. Ты весь охвачен действием, будто не знаешь, чем оно закончится┘

Убедительно объемные образы Полония (Ицхак Хэския) и Клавдия (Гиль Франк), они не просто отъявленные негодяи, мерзавцы, ими движет любовь пусть не к людям, а к власти, но это сильное чувство – действительно, тогда как Гамлетом, с тех пор как встретился с призраком (Гиль Франк), управляет лишь ненависть. Гертруда (Сара фон Шварце) – уверенная и расчетливая, современная и сухая бизнес-леди. Их сцена с Гамлетом в королевской спальне, самая длинная и неприятная во всем спектакле, вызвала даже чувство брезгливости.

Но самые сильные эмоции достались Офелии (Нетта Герти). Как много в этой девочке любви и нежности, наивной доверчивости и неопытности! Ее безумство страшно своей неподдельностью, а смерть – своей неотвратимостью. Не так впечатляет схватка Лаэрта и Гамлета на шпагах (разве что близко сидящих к проходу зрителей), но то, как преподносит винтовочные патроны вместо цветов безумная Офелия, долго остается в образах зрительной памяти.

Вечный сюжет, привезенный в Москву из Тель-Авива, рассказан современно и бережно, и спектакль способен привлечь искушенных театралов, как привлекает пятый год свою публику вот уже восемь сотен представлений.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Бюджеты на детские театры и театры малых городов оставят автономными

Бюджеты на детские театры и театры малых городов оставят автономными

Елизавета Авдошина

Подведены итоги программы  "Большие гастроли"  за 2017 год

1
524
Крутой маршрут все длится...

Крутой маршрут все длится...

Елена Соловьева

Представили первое иллюстрированное издание книги Евгении Гинзбург

0
81
По-английски

По-английски

«НГ-EL»

Ушел из жизни ректор и писатель Сергей Есин

0
113
Театр со студенческой скамьи

Театр со студенческой скамьи

Елизавета Авдошина

В Петербурге завершился фестиваль "Школа. Студия. Мастерская"

0
541

Другие новости

Загрузка...
24smi.org