0
955
Газета Культура Печатная версия

18.01.2010

Сергей Стадлер: "Образование – процесс длительный и хрупкий"

Тэги: петербург, консерватория


петербург, консерватория Не только ректор. Сергей Стадлер за дирижерским пультом.
Фото предоставлено пресс-службой Санкт-Петербургской консерватории

Петербургская консерватория встретила новый, 2010 год с утвержденным ректором, который в середине декабря был избран подавляющим большинством голосов (87% «за») на конференции трудового коллектива и студентов. До этого момента Сергей Стадлер полтора года был в статусе и.о. ректора. Планы на будущее он раскрывать не любит, но о том, что консерватория нуждается в образовательной реформе, Сергей Стадлер в интервью корреспонденту «НГ» Владимиру Дудину говорит без утайки.

– Сергей Валентинович, статус и.о. ректора вы носили полтора года. Изменились ли ваши ощущения после того, как вас утвердили ректором?

– Если говорить о сути моей работы, то ничего не изменилось после утверждения – практическая сторона осталась той же. В желтой прессе было много написано о недоверии педагогического коллектива ко мне, но выборы доказали обратное. И это было для меня необходимо, поскольку на таком посту человек один ничего сделать не сможет. Консерватории в ближайшие годы предстоит решить много очень серьезных задач, среди которых задачи экономические: в ремонте нуждается старое здание, многие части которого находятся в состоянии, близком к аварийному. Существуют архивные документы, где ремонт консерватории рекомендован еще в 1930-е годы. Необходим ремонт консерваторского корпуса на Английской набережной и школы-десятилетки. Красивое здание на Английской набережной, бывшую Англиканскую церковь, можно использовать не только как учебные классы, но и как концертный зал. Вторая задача – творческая. Консерватория в последние годы, как мне кажется, заняла слишком регионально-провинциальные позиции. Многие сюда приезжают, когда не получается поступить в Москву. А мне бы очень хотелось, чтобы сюда стремились поступить в первую очередь, чтобы здесь происходила насыщенная учебная жизнь не только на российском, но и на мировом уровне. У нас, конечно, учатся иностранцы, но больше из Китая и Кореи. Не самый слабый контингент, между прочим, и, как показывает мировая практика, – потенциально конкурентоспособный. Хотелось бы, чтобы учиться к нам приезжали также из Европы и Америки. У нас выдающаяся кафедра композиции, где работают Сергей Слонимский, Борис Тищенко, Геннадий Банщиков. Большим спросом традиционно пользуется вокальный факультет – напротив находится лучший оперный театр в стране и один из самых интересных в мире.

– Насколько педагогический состав консерватории соответствует вашим представлениям о высоком уровне преподавания?

– Образование – процесс длительный и хрупкий. Полный цикл музыкального образования занимает 16 лет. Сегодня консерваторию окончили те, кто начал получать музыкальное образование в «лихие 90-е», когда в стране решили, что культуру поддерживать необязательно. О том, что вырастет из поколения, которое сегодня начинает учиться, можно будет узнать через следующие 16 лет. Должен сказать, что Петербургу повезло чуть больше, чем Москве, откуда в перестроечные годы произошла утечка талантливых педагогов за рубеж. Я не собираюсь никого трогать – пусть все спокойно работают. И тем не менее средний возраст профессоров в нашей консерватории сегодня – 69 лет. Не могу с уверенностью сказать, получилось так случайно или кто-то планомерно не допускал здесь молодое поколение к педагогической деятельности┘

– А у вас есть ученики?

– Сегодня моя жизнь движется так, что я стал жить даже не в двух, а в трех измерениях, и все они мне очень интересны – игра на скрипке, дирижирование и ректорское кресло. На педагогическую деятельность времени не остается. У меня есть немного учеников в Московской консерватории. В Петербурге я не преподаю, чтобы не нарушать определенный баланс. На кафедре скрипки у нас положение хорошее. На дирижерской кафедре положение было крайне непростое. Но сейчас главой кафедры стал Николай Алексеев, к тому же нас курирует Юрий Темирканов, поэтому ситуация должна измениться.

– Оппозиционеры упрекают вас в том, что вы слишком много концертируете, часто встаете за пульт, вместо того чтобы больше внимания уделять учебному процессу?

– Говорить можно все что угодно. Но дело в том, что эта огромная машина создана в конце концов для того, чтобы научить молодого музыканта выходить на сцену. В консерватории есть прекрасный театр, где учатся будущие оперные солисты. Важен и студенческий симфонический оркестр, в котором студенты должны учиться у того, кто знает ремесло изнутри. Поэтому свою дирижерскую деятельность я воспринимаю в большой степени как педагогическую.

– У кого вы учились дирижированию?

– Я учился у потрясающих музыкантов, но пока не хотел бы открывать имен. Дирижерского диплома у меня нет, он мне не нужен. Есть диплом скрипача, полученный в Ленинградской консерватории, есть аспирантура Московской консерватории. Я много дирижирую в опере, являюсь главным приглашенным дирижером в Театре оперы и балета в Екатеринбурге, а в опере нельзя не уметь – не получится.

– Современный студент не может выжить без подработок. Как вы смотрите на эту проблему?

– Это одна из самых главных проблем и главное отличие нашего времени от того, когда я был студентом. Сегодня почти все студенты работают, и получается, что все они учатся на заочном отделении, как это раньше называлось. Это плохо, потому что нет полноценной учебы. Тот же студенческий оркестр непросто собрать – они все где-то работают. Так получилось, что я принял консерваторские дела в ужасающем состоянии, даже не представляя, до какой степени это хозяйство устарело. Здесь есть проблемы во всех областях. Но надо работать.

– Насколько современные технологии, Интернет вливаются в учебный процесс консерватории?

– Они вливаются, конечно, но в целом мы живем в очень классическом срезе. Студенты учатся на классических образцах, имеют дело со старыми инструментами. Например, скрипка не изменилась за 300 лет. Исполнителей электроника почти не захватывает. Конечно, студенты не обходятся без компьютера, но основная работа происходит без него. При том что, безусловно, жизнь стремительно мчится вперед и нам надо думать и о кафедре звукорежиссуры, и об арт-менеджменте, и об электронной музыке.

– Как будут проходить занятия во время ремонта консерватории?

– Здание вряд ли закроется целиком. Конечно, консерватория рассчитана примерно на 200 студентов, а сегодня их более полутора тысяч. Разумеется, было бы неплохо построить для консерватории еще один учебный корпус. Но это дело будущего, хотя, возможно, не очень далекого. Главное – отреставрировать основное здание, которое все мы любим.

– Когда вы рассчитываете увидеть отреставрированное здание консерватории?

– Не люблю загадывать. Сделаем – покажем.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Telegram-каналы о регионах, где в сентябре пройдут выборы

Telegram-каналы о регионах, где в сентябре пройдут выборы

0
742
Оппозиция Петербурга идет на Первомай разными колоннами

Оппозиция Петербурга идет на Первомай разными колоннами

Дарья Гармоненко

"Яблоко" напомнит о муниципальных выборах, КПРФ – о борьбе за права трудящихся

0
1206
Telegram-каналы о событиях 8-11 апреля в регионах, где в сентябре пройдут выборы губернаторов

Telegram-каналы о событиях 8-11 апреля в регионах, где в сентябре пройдут выборы губернаторов

0
880
Фигурные почеркушки

Фигурные почеркушки

Станислав Секретов

Читатель Крусанов на дистанции от Гумилева до Романа Богословского

0
540

Другие новости

Загрузка...
24smi.org