0
1454
Газета Культура Печатная версия

16.08.2012

Бессмертие в Сети

Тэги: музыка, вагнер, фестиваль, скандал


музыка, вагнер, фестиваль, скандал Сента и работницы вентиляторной фабрики.
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Нынешний сезон в Байрейте, мекке вагнерианцев, где ежегодно проводится знаменитый Вагнеровский фестиваль, начался со скандала. Солист Мариинки Евгений Никитин, приглашенный на главную роль в постановке «Летучего Голландца», был снят со спектакля буквально накануне премьеры: даже буклет не успели перепечатать. На груди певца, щедро украшенной татуировками, досужий журналист разглядел очертания свастики - и понеслось!

На торсе Никитина, богато изукрашенном татуировками, полос, звезд, змей и рун так много, что углядеть свастику в этом переплетении решительно невозможно. Так что скандал, разгоревшийся в немецкой прессе, скорее всего, – повод для расторжения контракта с певцом. Причины же следует искать в другом: возможно, Никитин не приглянулся Кристиану Тилеманну, слывущему ярым националистом. А может быть, вокальная манера певца чересчур отлична от манеры его партнеров, и он отчасти портил ансамбль. Хотя вообще-то Никитин – один из признанных во всем мире «вагнеровских» певцов.

Между тем постановка 31-летнего Яна Филиппа Глогера – немца, учившегося в Цюрихе и поставившего ряд спектаклей на сценах мюнхенского Шаушпильхауса, оперных театров Аугсбурга и Дрездена, – заслуживает самого пристального внимания. В ней парадоксальным образом чувствуются нерв, драйв и истинная исступленность чувств – хотя режиссер намеренно переиначивает значимые архетипические конструкты оперы Вагнера.

Главный признак хорошего спектакля – его всегда интересно смотреть. Спектакль Глогера не просто интересен, он захватывает, интригует, провоцирует зрителя; заставляет охать от возмущения и замирать от ужаса. В дихотомии «живого-неживого» Глогер остается верен Вагнеру. И вообще он верен авторскому тексту в сущностных вещах. Мир болен; мир стремительно расчеловечивается. Чувства оскудевают, человека все более затягивает чернота монитора. Жизнь становится чрезмерно функциональной, подчиненной раз и навсегда заведенному распорядку. Дом, офис, обязательные подарки возлюбленным, привезенные из командировки, дозволенные развлечения в уик-энд.

Летучий Голландец – вечен, потому что отчасти стал роботом. Он – пришелец из мира Сети, виртуально-цифрового мира микросхем и электромагнитных импульсов. И этот мир по-своему не менее таинствен и загадочен, чем иномирье вагнеровского Голландца, обреченного вечно носиться по волнам вместе со своей бессмертной командой призраков.

Даланд – вовсе не капитан судна, но владелец небольшой фабрики по производству вентиляторов. Под однообразное кружение вентиляторов в упаковочном цехе девушки в голубых халатиках-платочках поют свой хор – в оригинале, у Вагнера, это хор с прялками. А на заднем плане Сента сооружает из картонных коробок куклу-возлюбленного, обливает его красной краской – сиречь кровь, и нежно прижимает к груди, к животу, сладострастно ведет картонную голову еще ниже, достигая пароксизма страсти. В финале Сента гибнет, вонзая в себя ножик – топиться ей негде, моря нет – и тогда Голландец, протянув руку, возносит ее на пьедестал из картонных коробок: она достойна удалиться с ним в виртуальный мир, где по проводам-жилам бегут электромагнитные импульсы. То есть Сента становится цифровым аналогом себя самой.

Еще одна сущностная для оперы Вагнера идея: Сента и Голландец – изгои, аутсайдеры, они не похожи на других, и это их сближает. Сенту тошнит от окружающего мира – и она уходит в мечту, вымечтовывая себе картонного человечка – небывалого возлюбленного из иного мира. Голландец же, со свойственной механическому разуму категоричностью, мечтает о безусловной, абсолютной верности – о девушке, что пошла бы за ним на ту сторону бытия.

Но более всего в спектакле поразила убедительная музыкальная интерпретация вагнеровской оперы. Кристиан Тилеманн, дирижер, которого давно привечают в Байрейте, сумел насытить партитуру Вагнера неподражаемым, сумрачным романтизмом самой высокой пробы: его темпы были стремительны, фразировка – неожиданно отрывиста, а чувство формы – поразительно точным. Уже на увертюре Тилеманн продемонстрировал высочайший уровень системного музыкантского мышления: отчетливость артикуляции оркестровых групп показалась просто фантастической. К певцам Тилеманн относился чрезвычайно бережно и внимательно: их голоса летели без видимого затруднения, мельчайшие нюансы доносились до зала без потерь.

Кастинг был великолепен: опытная Ева Вагнер-Паскье, правнучка Вагнера, взявшая вместе с младшей сестрой Катариной в управление старинное семейное предприятие – вагнеровский фестиваль – подобрала лучших из лучших, из знаменитой когорты вагнеровских певцов. Относительный новичок здесь – канадская певица Адрианна Печенка (Сента), выступающая преимущественно в Европе, обладательница поразительно красивого по тембру, грудного, глубокого сопрано. Хорош был и сам Голландец – чудесный корейский баритон Сэмюэль Юн. Убедительно спел партию Даланда бас Франц-Йозеф Зелиг, очень понравился свежестью и ясностью тембра тенор Бенджамен Брунс в партии Рулевого. Прекрасно спел и сыграл недотепу-Эрика Михаэль Кёниг, певец, без которого редко когда обходится статусная вагнеровская постановка.

Байрейт


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Футбольный матч в Пхеньяне был политическим

Футбольный матч в Пхеньяне был политическим

Владимир Скосырев

КНДР наказала болельщиков за политику президента Южной Кореи

0
599
Пашинян и Гахария объявили о полном взаимопонимании

Пашинян и Гахария объявили о полном взаимопонимании

Юрий Рокс

Визит премьера Грузии в Ереван проходит на фоне скандала – армянских журналистов не впустили в его страну

0
935
В Москве впервые прозвучали кондукты Вальтера Шатильонского

В Москве впервые прозвучали кондукты Вальтера Шатильонского

Марина Гайкович

Завершился шестой фестиваль средневековой музыки Musica Mensurata

0
555
Скандал между участниками и организаторами Седьмой московской биеннале вышел в открытое поле

Скандал между участниками и организаторами Седьмой московской биеннале вышел в открытое поле

Марина Гайкович

0
1152

Другие новости

Загрузка...
24smi.org