0
12048
Газета Культура Печатная версия

21.04.2014 00:01:00

"Онегин" – наше все. Итоги фестиваля "Золотая маска"

Тэги: театральный фестиваль, золотая маска


театральный фестиваль, золотая маска «Маску» получает Олег Басилашвили, а хор Большого театра уже приготовился петь «Оду к радости». Фото РИА Новости

В Большом театре прошла церемония объявления и награждения лауреатов 20-го фестиваля «Золотая маска». Блестящим решением художника Зиновия Марголина зрители превратились в артистов – так как находились на сцене, а единственной декорацией стал великолепный зал Большого театра. В этих условиях, кажется, можно было высидеть и пятичасовую церемонию (а длилась она около трех), настолько завораживающая открывалась картина. 

При отборе спектаклей в номинации «Оперетта/мюзикл» эксперты проявили, может быть, излишнюю строгость и принципиальность (что тут же вызвало реакцию Театра оперетты, заявившего об отказе участвовать в «Маске»), допустив до конкурса только три спектакля. Впервые за 10 лет существования в нем участвовала компания Stage Entertainment, адаптирующая на российской сцене западные мюзиклы, и – выиграла, с мюзиклом «Русалочка», а исполнительница роли Урсулы Манана Гогитидзе стала лучшей исполнительницей, это ее вторая «Золотая маска». Нетривиальный проект Новосибирского театра оперы и балета – «Месса» Бернстайна, который эксперты по совокупности признаков (стилистика, «мюзикльное» режиссерское решение, микрофонное пение) отнесли к жанру мюзикла, победил в двух номинациях: Дмитрий Суслов получил приз за исполнение роли Священника, а главный дирижер театра Айнарс Рубикис стал лучшим дирижером. 

Жюри музыкального театра под председательством Леонида Десятникова миндальничать не стало – принцип «всем сестрам по серьгам» (чтобы никого не обидеть и всех отметить) здесь краеугольным не стал. Результат сенсационный. Абсолютным триумфатором фестиваля оказался Екатеринбургский театр оперы и балета, получивший четыре награды в танцевальной номинации. Ни одной «маски» у Мариинки, что очень показательно: творческий процесс в этом театре, видимо, отошел на второй план – за строительством, хоровым обществом и прочими заботами худрука. Из неожиданного – «маска» спектаклю Большого театра «Весна священная», который у экспертов прошел с минимальным перевесом.  

Впервые в номинации «лучшая женская роль в опере» «маски» удостоилась певица, не исполнявшая премьеру. Эксперты сочли более убедительной работу артистки, которая была введена в спектакль спустя несколько месяцев после премьеры: премия досталась молодой солистке Большого театра Венере Гимадиевой за виртуозную работу над образом Амины в опере Беллини «Сомнамбула». Кажется, впервые и в опере, и в балете жюри не стало отделять работу хореографа и режиссера от признания качества всего спектакля: Вячеслав Самодуров и его балет «Вариации Сальери» стали лучшими (плюс – лучшая женская роль), а Андрий Жолдак и спектакль «Евгений Онегин» победили в оперной номинации. Такого исхода совсем не ожидал директор Михайловского театра Владимир Кехман – он получил приз за Жолдака и со спокойной совестью отправился к пресс-волу, не ожидая, что в следующей номинации (лучший спектакль) снова нужно будет выйти на сцену. Еще одна маска у «Онегина» – за свет. Кехман теперь в непростой ситуации – судя по тому, что уже на июль назначена новая постановка «Евгения Онегина», в исполнении худрука театра Василия Бархатова, со спектаклем Жолдака, что шел при неизменных аншлагах, здесь были намерены попрощаться (творческая зависть, не иначе) или положить в очень долгий ящик. Сможет ли директор так обойтись с трехкратным лауреатом «Золотой маски» – вопрос интересный. Дирижерская номинация в танце досталась главному дирижеру Екатеринбургского театра Павлу Клиничеву, который вышел получать награду из оркестровой ямы – он руководил музыкальным сопровождением вечера. В опере жюри осталось под впечатлением от вагнеровской оперы «Тристан и Изольда» в исполнении Яна Латама-Кёнига, главного дирижера «Новой оперы».  

К удивлению музыкального сообщества незамеченной осталась работа Теодора Курентзиса: критики – не только России, но и Европы – в один голос кричат об открытии нового дирижерского подхода к музыке Моцарта, жюри «Маски» отмечает «Свадьбу Фигаро» лишь спецпризом, его получил клавесинист Максим Емельянычев. Но это – конкурс, и здесь все зависит от конкретного исполнения, очевидно, фестивальный показ был не очень удачным. Другой спецприз музыкального жюри достался композитору Сергею Невскому и творческой команде спектакля «Франциск» – таким образом, желание экспертов отметить удивительную активность государственных и частных институций в области новой оперы было поддержано и жюри. 

Среди многих других особенностей нынешней «Маски» – невероятно разбушевавшаяся номинация «За выдающийся вклад…». Прежде давали одну-две, потом три-четыре такие важные награды, которые в первые годы называли еще «За честь и достоинство». В этом году лауреатов в этом почетном списке – восемь. По два человека – от Москвы и Санкт-Петербурга, три представителя провинциального театра, Эри Клас, дирижер, – эстонец, работающий в Москве. Волчек, Захаров, Нина Ургант, Басилашвили… Спектакли Волчек «Золотая маска» последовательно игнорировала все 20 лет, что существует фестиваль, тут вдруг решили заметить. Теперь не заметила эту «маску» Галина Волчек. Получать ее не пришла.

Член жюри нынешней «Маски», а в прежние годы – почти неизменный номинант, режиссер Олег Рыбкин написал в Facebook: «Как мне нравится критика решений жюри Национальной театральной премии «Золотая маска» – нет оскорблений в адрес жюри (я только о драме и куклах), нет взвываний типа «о Боже, что же они сделали!!!» – слышащий да услышит… «Никогда еще решения жюри не были столь консервативны» – увы – да среди этого «самого консервативного жюри» – да сплошь и рядом ретрограды, да что тут греха таить, практически враги всего нового лучшего прогрессивного – а именно Максим Исаев – если кто не помнит – АХЕ – театр, прорубивший в свое время не токмо окно в Европу, но и вышибший дверь, – Клим – имя, которое звучит сегодня как знак обновленного понимания текста, слышимости партитуры… – не утомляя внимание – и пр. и пр. – это выбор, сделанный совершенно осознанно, в пользу некогда провозглашенного девиза «Маски» М. Ульяновым; «профессионалы – для профессионалов» – все. Все критерии здесь».

Профессиональный ценз в этом году вправду, кажется, возобладал надо всеми иными аргументами. Художник по костюмам в драматическом театре – Мария Данилова («Евгений Онегин», Театр имени Вахтангова). Достойных претендентов в этом году сошлось в афише немало, так что выбирать было сложно – между Додиным, Туминасом, Бутусовым, Фокиным… Румис Туминас получил «маску» за «Евгения Онегина» как лучший режиссер, зато лучшим спектаклем большой формы сочли «Коварство и любовь» Малого драматического театра – Театра Европы. Юрию Бутусову пришлось придумывать специальный приз жюри – сразу за два его спектакля, которые участвовали в конкурсе. Всеобщий гул одобрения вызвала «Золотая маска», отданная Александре Урсуляк, которая сыграла главную роль в «Добром человеке из Сезуана» в Театре имени Пушкина. «Коварство и любовь» отметили также и за лучшую работу художника – Александра Боровского.

Вообще решения жюри куда меньше вызывают вопросов, чем выбор экспертов, которые очень часто не оставляют выбора жюри. «Маску» за роль второго плана получила Эра Зиганшина («Литургия Zero», Александринский театр), а среди номинантов фигурировал, например, Владимир Вдовиченков из «Евгения Онегина», но не было – из тех же онегинских актеров – ни Юлии Борисовой, ни Галины Коноваловой. Почему – непонятно. Таких непонятностей нынешняя «Маска» оставила по обыкновению немало.

Выбирать среди актерских работ было сложно, как и среди лучших спектаклей. Жюри всем другим – то есть Сергею Маковецкому, Игорю Миркурбанову, Даниле Козловскому – предпочло Александра Верткова, который сыграл Венечку в «Москве–Петушках» Студии театрального искусства, может быть, первом спектакле этого театра, где Сергей Женовач кого-то одного из студийцев вывел в протагонисты. В «экспериментальной номинации» поощрили один из театрально-социальных проектов, которых в этом году и в этой номинации оказалось сразу несколько. «Маску» получил спектакль Центра драматургии и режиссуры «Отдаленная близость». Хотя выбирать – из таких социально значимых проектов – всегда непросто. Полюбившийся многим критикам «Онегин» «Красного факела» отметили за лучший свет (Денис Солнцев) плюс – еще один спецприз жюри. В кукольных номинациях поощрили артхаусные опыты академического театра имени С.В. Образцова – спектакль по рассказам Маркеса «Старый сеньор и…» и работы уже признанных мастеров Виктора Никоненко и Бориса Константинова соответственно в Пензе и Вологде. Самое, пожалуй, радостное для многих награждение – за спектакль малой формы «маску» отдали Анатолию Ледуховскому за «Вассу» в зеленоградском Ведогонь-театре. Дело не в том, что он хороший режиссер, а в том даже, что заметили спектакль, вышедший недалеко от Москвы, не в столице и не в провинции. Такое случается, кажется, впервые в истории национальной премии.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пространству на откуп

Пространству на откуп

Евгений Авраменко

В Петербурге прошел II фестиваль "Точка доступа"

0
1054
Мечты невысокого полета

Мечты невысокого полета

Григорий Заславский

Пьесу Ивана Вырыпаева Dreamworks поставил в МХТ Виктор Рыжаков

0
2676
"Золотая маска" вышла на манеж

"Золотая маска" вышла на манеж

Марина Гайкович

Григорий Заславский

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко раздали награды

0
5149
Здесь (не) живут люди

Здесь (не) живут люди

Евгений Авраменко

"Толстую тетрадь" Пермского театра кукол сыграли на сцене ЦИМа в рамках "Золотой маски"

0
1307

Другие новости

24smi.org