0
1784
Газета Культура Печатная версия

28.12.2015 00:01:00

Философия колючки

На первой московской выставке Артема Филатова и Владимира Чернышева

Тэги: выставка, молодое искусство, артем филатов, владимир чернышев


выставка, молодое искусство, артем филатов, владимир чернышев Искусство гербария трогает чувства зрителей. Фото с официальной страницы галереи в социальной сети Facebook

Нижегородские художники Артем Филатов и Владимир Чернышев – из поколения совсем молодых, родившихся в начале 1990-х авторов, – запомнились в Москве участием в основном проекте IV Московской международной биеннале молодого искусства. Сейчас их первую в городе персональную выставку Tabula устроила Artwin Gallery. О том, что может объединять сухие ветки шиповника, например, с кротоловкой, здесь не всегда удается догадаться, но поэтически-натурфилософская нота проекта Tabula встраивается в линию работы с природными объектами, которую ведут сейчас разные российские художники.

Artwin Gallery была основана сестрами Мадиной и Марианой Гоговыми в 2012-м, в минувшем феврале институция обосновалась на Тверском бульваре, а в сентябре открыла свой филиал в Баку, но руководит галереей теперь только Мариана – Мадину Гогову в мае сделали министром культуры Карачаево-Черкесии.

Витрины-«аквариумы» выстроились рядами по всему небольшому галерейному пространству. За стеклами возле объектов лежат маленькие черные квадратики с цифирями – вы сверяете их с напечатанными на бумажке, как в путеводителе или ботаническом атласе или чем там еще, обозначениями. Напоминает отдел краеведческого музея (к слову, все, что здесь есть, собрано в Нижегородской области). Содержимое витрин поименовано следующим образом: «11. Синеголовник. 12. Ножницы» – это в одной. Или в другой просто – «15. Полынь».

На основной проект IV биеннале молодого искусства Артем Филатов и Владимир Чернышев привезли «Пустой дом», выразительно накренившееся строение, поминальный плач по деревянному зодчеству. В рамках тогдашней биеннальной темы «Время мечтать» изба выглядела ностальгической нотой «созерцания смиренного процесса ветшания», как там было написано.

Природные материалы, эстетика «угасающей» фактуры дерева, подъедаемого временем, – то, с чем любят работать эти художники, и созерцания смиренного ветшания в Tabula выше крыши. Охапки трав и веток, глина, точильный камень – и кротоловка, щипцы, скобы, – как в необычном гербарии, они упакованы вместе, природное и сделанное человеком, окультуренное. Поэтично и меланхолично. «Tabula в широком смысле, – пишут Филатов и Чернышев, – это структура, раскрывающая универсальные правила и закономерности, использовавшаяся мыслителями, философами, алхимиками для выражения результата своих исследований». Содержимое «аквариумов» то складывается в цепочки наблюдений, когда, к примеру, крылья погибшей бабочки падают рядом со щипцами на обгоревшей доске, и можно развернуть вспять сюжет с мотыльком, полетевшим на огонь, и с каким-то человеком, который потом щипцами вытащит из огня или пожара облизанную огнем доску. То художники оставляют эти связи-истории недопроговоренными: вот «Скрепляющая лента» и рядом комментарий: «Предмет отсутствует». Цезуры, недосказанность авторы делают приемом своей поэтики. В том числе и в рисунках с царящим в них полухаотическим, полуприродным буйством. В Tabula до поры до времени «неузнанных и пленных голосов/ Мне чудятся и жалобы и стоны/ Сужается какой-то тайный круг», но в отличие от тех знаменитых строчек на выставке кажется, что эта самая созерцательная недосказанность сваливается в лакуны недоартикулированности. Созерцание ради созерцания – штука занятная, особенно когда после шумной предпраздничной городской мельтешни заходишь сюда, где объекты оказываются на грани явленного, существующего и тайного, пытающегося едва заметными стежками сшить природу с культурой, и в том, что в пейзаже отжило свой век, найти импульс для художника. Просто в формате сольного показа этому проекту пока недостает внутренней целостности, завершенности метафоры, оттого его легко можно и сократить, и расширить. Но зато он мог бы стать хорошей частью какой-нибудь коллективной выставки.

К тому же Tabula органично вписывается в ряд работ, в которых contemporary art выясняет отношения с реальностью, скажем так, возвращаясь к природе. Таких экзерсисов в последние годы появилось немало. Тут, например, и проект «Лаборатории городской фауны» (Алексей Булдаков и Анастасия Потемкина) «Зелень внешняя» с исследованием всяких городских сорняков как продукта города и вместе с тем как границы природного и человеческого. И работы Ильи Долгова, включая «Гербарий», и объекты и инсталляции Ильи Федотова-Федорова.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Работы Хаима Сутина покажут в Москве

Работы Хаима Сутина покажут в Москве

0
465
В Музее истории искусств в Вене 17 октября откроется выставка "Рубенс. Сила трансформации"

В Музее истории искусств в Вене 17 октября откроется выставка "Рубенс. Сила трансформации"

Дарья Курдюкова

0
508
Акценты недели. "Датская волна", Михаил Барышников, евреи и революция

Акценты недели. "Датская волна", Михаил Барышников, евреи и революция

0
1716
Нерв эротизма

Нерв эротизма

Дарья Курдюкова

Первая в России большая графическая выставка Климта и Шиле открылась в ГМИИ

0
1765

Другие новости

Загрузка...
24smi.org