0
3911
Газета Культура Печатная версия

22.03.2017 19:34:00

Офисный планктон и корабль дураков

Спектакли из Твери и Новокуйбышевска в конкурсе "Золотой маски"

Тэги: театр, фестиваль, золотая маска, драма, тверь, новокуйбышевск, максим черныш, талгат баталов, цхвирава, театр грань, корабль дураков, босх

Полная On-Line версия


театр, фестиваль, золотая маска, драма, тверь, новокуйбышевск, максим черныш, талгат баталов, цхвирава, театр грань, корабль дураков, босх Герои спектакля «Корабль дураков» крайне выразительны, даже когда молчат. Фото Леонида Яньшина с официального сайта «Золотой маски»

На фестивале «Золотая маска» продолжается показ конкурсной программы в одной из главных номинаций – «Драма». Удивительно, но камерные спектакли в этом году оказывается гораздо любопытней, чем конкурсанты в «Большой форме». Несомненной тенденцией является и то, что художники по праву борются наравне с режиссерами за звание лучшей работы.

Одной из масштабных постановок стала привезенная из Тверского ТЮЗа (город впервые номинирован на премию) «Пустота» по современной пьесе Максима Черныша. Пьесой положенный в основу спектакля почти телесценарий назвать сложно, хотя именно так этот текст несколько лет назад победил на «Любимовке», открыв новый пласт современной драмы – бытописание среднего класса. Олитературенный срез жизни офисных работников, застрявших между пустотой жизни и нереализованной потенцией что-либо изменить в ежедневной рутине. «Театральный ситком», как точно обозначили жанр создатели, в постановке Талгата Баталова, воспитанника Театра.doc, – социальный портрет общества с узнаваемыми и типичными зарисовками. Режиссеру удались речевой и характерный пласты драматургии, балансирующей между штампом и пародией на него, уложить в метафорическую и даже моментами фантасмагорическую форму, где одинаково одетые люди с одинаковой пластикой превращаются в слитную биомассу с потерянными идеалами, целями и желаниями. Актер Андрей Иванов, исполнивший главную роль топ-менеджера, этакого местного божка, вокруг которого жизнь происходит только по щелчку его пальцев, создал противоречивый образ мужчины-одиночки, разучившегося верить настоящим чувствам, но не лишенного природной доброты и способности к честной рефлексии. Однако если бы была номинация актерского ансамбля, стоило говорить скорее о ней. Понятно, что для тверского театра, не избалованного режиссерскими экспериментами, постановка стала продуктивным опытом и выделять кого-то одного из сплоченной и отточенной режиссером команды большого резона нет.

Живые, а чаще драматургически схематичные герои (глуповатая секретарша, быдловатый сожитель, муж-«тряпка»), связаны очевидными сюжетными отношениями, в которых рушатся личные связи и все заполоняет офисный механизм, поэтому в какой-то момент следить за ними надоедает, тем более что спектакль явно тяготеет к экранной реальности, так что остается только наблюдать, как художники в скупых условиях справляются с нелегкой задачей быстро давать сменяющиеся локации в пределах константной декорации. Сценограф Ольга Никитина создала для «Пустоты» символичный деревянный тоннель из чистого дерева (обезличенный и обнуленный), где, падая, цветной свет и компьютерная графика (свет – Дмитрий Зименко) создают очертания того или иного контрапункта закольцованного маршрута героев – дом-работа. Обрамляют это замкнутое пространство две условные кабинки санузла: «М» и «Ж», как текст составляет набор мужских и женских стереотипов поведения. Только здесь, отправляя свою жизнь в утиль, герои и находят единственное место для откровенных монологов, избавляющих их от всепоглощающей депрессии.

Настоящей же театральностью, по которой сегодня часто испытывает голод зритель, впечатлили камерные спектакли. Из уже выступивших номинантов, а в этой части конкурса номинированы многие московские работы, стоит отметить Омский театр драмы с постановкой забытой пьесы Исаака Бабеля «Мария». Георгий Цхвирава, словно обернувшись на век назад, скрупулезно прописал революционное время и людей, в нем выживавших, с хитроумными евреями-ростовщиками, похабной солдатней и последними осколками имперской роскоши и самосознания. Историческая достоверность, малодоступная молодым режиссерам, отличает этот натуралистичный, с умудренным опытом жизни режиссерским взглядом спектакль – апокалипсис, в котором большевизм в год столетия революции устрашающе показывает свою красную пасть.

И, наконец, большой творческой победой можно назвать работу Театра-студии «Грань» из Новокуйбышевска Самарской области, впервые появившегося в афише «Золотой маски» еще в прошлом году с современной драмой. В этот раз Денис Бокурадзе, смело ведущий труппу нехожеными тропами, привез комедию по (внимание!) средневековым фарсам XV–XVI веков, объединенных под универсальным названием-символом «Корабль дураков» (одноименную нравоучительную поэму написал Себастьян Брант; аллегорическую картину - Босх). Стихотворные сатирические новеллы эротического содержания упоительно разыграны тремя парами актеров, которые за сжатое сценическое время успевают примерить до десятка уморительных личин, вслед за накладными грудями, париками и гульфиками меняя ужимки и мимические гримасы площадных скоморохов. Сластолюбивый монах, улепетывающий от любовницы без штанов, похотливый хозяин, зачастивший к жене своего работника, загрустившая без мужских ласк невеста и женушки, решившие переплавить своих мужей из немощных стариков в полнокровных жеребцов. Тексты старинных фарсов, переведенные на русский язык в прошлом веке высоким и изобретательным слогом как литературные памятники («Лизон, давай быстрей любиться!»), создают тот нужный контраст фривольной атмосфере, не боящейся развязных шуток, но воспевающей народную смекалку. Мизансцены, напоминающие средневековые гравюры с мистическим сгущением красок и обязательным комическим моралите, вроде того, что ненасытные женщины никогда не знают наверняка, чего им надо – угождающего мужа или неутомимого любовника-тирана, – воплощены ансамблем театра как карнавальная вереница ярких лиц, выпуклых характеров, данных парой-тройкой черточек. Помогают в этом будто игрушечные, расписные костюмы художника Елены Соловьевой, которые, гротескно деформируя человеческое тело, украшают каждого участника этого «праздника дураков» причудливыми пуговками, воротничками и толстинками. Но спектакль не то чтобы гонится за визуальной зрелищностью, одним из самых желанных свойств театральных работ, а органично ограняет актерскую работу, давая игровой, ликующей стихии разогнаться в полную мощь.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Доктор Штокман и Эльвира

Доктор Штокман и Эльвира

Галина Коваленко

17-я Европейская театральная премия церемонией в Санкт-Петербурге отметила 30-летие своей деятельности

0
502
В Калуге и Обнинске впервые пройдет международный театральный фестиваль "Новые люди"

В Калуге и Обнинске впервые пройдет международный театральный фестиваль "Новые люди"

0
626
Фестиваль. Японское кино

Фестиваль. Японское кино

0
722
На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
1178

Другие новости

Загрузка...
24smi.org