0
1763
Газета Культура Печатная версия

16.04.2019 17:48:00

Вадим Репин несет "…с востока свет…"

Главным событием Транссибирского Арт-Фестиваля стала премьера скрипичного концерта Александра Раскатова "...ex oriente lux..."

Тэги: транссибирский артфестиваль, вадим репин

Полная On-Line версия

транссибирский артфестиваль, вадим репин Главные герои музыкального «Транссиба». Фото Александра Иванова

Транссибирский Арт-Фестиваль, проходящий при поддержке Министерства культуры РФ, перемещается в европейскую часть России. 13 апреля завершилась насыщенная программа в Новосибирске, 16 и 17 апреля марафон продолжается в Концертном зале имени Чайковского в Москве, где Вадим Репин представит камерную и симфоническую программы; за пульт Российского национального оркестра встанет Шарль Дютуа. География форума постоянно расширяется: впереди – Санкт-Петербург, США, Япония, Южная Корея, Германия, Австрия и Франция. Но уже сейчас можно сказать, что главным событием VI фестиваля стала мировая премьера скрипичного концерта Александра Раскатова «...ex oriente lux...» («...с востока свет...»), созданного по заказу Транссиба. Премьеру исполнил Новосибирский академический симфонический оркестр под управлением Андреса Мустонена, солировал художественный руководитель фестиваля, выдающийся скрипач Вадим Репин.

Транссиб заслуживает отдельных слов восхищения и благодарности за то, что в его программах есть место не только композиторам с европейской известностью, но и авторам из Сибири. Однако важнейшей частью фестиваля неизменно становятся мировые премьеры с участием Вадима Репина: благодаря его энтузиазму и самоотверженности здесь увидели свет новые сочинения Беньямина Юсупова, Леры Ауэрбах, Афродиты Райкопулу, а год назад в Новосибирске в присутствии автора прозвучал новый скрипичный концерт Софии Губайдулиной «Диалог: Я и Ты».

На первый взгляд, премьера этого сезона выглядела менее интригующей: если имя 66-летнего Александра Раскатова, в середине 1990-х эмигрировавшего во Францию, еще знакомо публике, то его музыка — едва ли. Вместе с тем, мало кто из отечественных композиторов может похвастаться такой востребованностью: ему заказывают сочинения крупные оркестры и ансамбли, опера «Собачье сердце» по Булгакову (2009) с успехом шла в Амстердаме, Лондоне, Милане и Лионе; в Лионе же в прошлом году поставили оперу по Хайнеру Мюллеру «GerMANIA», где поют Гитлер и Сталин, а в Мариинском театре под управлением Валерия Гергиева прозвучала опера «Затмение» о декабристах. Лауреат премии Зальцбургского фестиваля (1998), один из самых исполняемых за рубежом российских авторов, Раскатов придерживается нелестного мнения о нынешнем состоянии европейской композиторской школы и с надеждой смотрит на Восток: с этим и связано название его второго по счету скрипичного концерта.

Сочинение сразу же пленяет редкой непосредственностью, отсутствием зауми и пафоса авторского высказывания. Характер первых трех частей скорее пантеистический, здесь мелькают тени Римского-Корсакова и Мессиана — тех, кто умел слушать мироздание. Раскатов виртуозно работает с короткими попевками, которые становятся основой всего концерта, создают прихотливую калейдоскопичную фактуру. Большой мастер, он может убедить в том, что традиционные ресурсы симфонического состава еще не исчерпаны: Новосибирский оркестр во главе с Андресом Мустоненом виртуозно проходит все виражи трудной и изобретательной партитуры, способной привести в восхищение и неофита, и знатока. Захватывающий финал — что-то вроде вариаций на короткую остинатную тему, причудливо перемещающуюся из одного фактурного слоя в другой. Звуковой калейдоскоп, где многое определяют тембры разнообразных ударных, рассыпается на тысячи стеклышек и вновь собирается, превращаясь под занавес едва ли не джазовый джем-сейшн.

Традиционную концепцию соревнования солиста и оркестра Раскатов не отвергает. Вадим Репин получил очень эффектное сочинение, где виртуозность и изобилие всевозможных приемов игры создают характер главного персонажа — преимущественно игровой и лирический, даже пасторальный. В скрипичной литературе столько страдающих и мятущихся героев, что концерт Раскатова, где есть место и шутке, и кантилене, подобен глотку свежего воздуха. Репин играл его не просто блистательно, а с нескрываемым удовольствием; в азарте он даже придумал неожиданную финальную точку — и теперь мы все знаем, что худрук фестиваля мастерски свистит! 25 минут концерта пролетают как одно мгновение, и хочется, чтобы как минимум финал немедленно исполнили на бис. Следует надеяться, что второй концерт, в отличие от первого («In excelsis», написан по заказу Эммануила Борока и Далласского симфонического оркестра), не будет ждать второго исполнения 10 лет — Александру Раскатову действительно удалось написать сочинение, в которое сразу влюбляются и исполнители, и слушатели.

Программу открыл Первый виолончельный концерт Шостаковича, в несколько формальном исполнении оркестра и Антонио Менезеса померкший рядом с премьерой Раскатова. Зато во втором отделении Андрес Мустонен предложил довольно неожиданную трактовку Пятой симфонии Бетховена. Не оглядываясь на тренды, маэстро играл ее в большом романтическом стиле — но таком, каким его видит музыкант, всю жизнь балансирующий между старой и новой музыкой. Его Бетховен не торопится навстречу судьбе, а во всей полноте проживает каждый момент, будь он страшным или светлым. В медленной второй части были такие замедления и ускорения, что она звучала как квинтэссенция довагнеровского романтизма — очень странно, но, в конечном счете убедительно: было слышно, как отсюда идут нити к Берлиозу, Шуману, Чайковскому. Совсем иным — концентрированным, сухим — оказался звук в третьей части: Мустонен делал с оркестром настоящие чудеса, сумев показать такую палитру оркестровых красок, которых в этом хрестоматийном сочинении сегодня не ждешь. Мустонен действительно сумел захватить смелой по нынешним временам, абсолютно индивидуальной трактовкой, и мощный динамичный финал увенчал целое как нельзя лучше.

Фестивальный маршрут всегда пролегает не только через большие города, а включает камерные концерты в небольших городах области, которые для местных жителей остаются практически единственной возможностью услышать музыкантов такого уровня. По части просветительства, подкрепленного обширной программой мастер-классов, переоценить подвижничество Вадима Репина и его коллег невозможно. Активный участник фестиваля — соседний Красноярск и Красноярский академический симфонический оркестр во главе с Владимиром Ланде. Накануне премьеры сочинения Раскатова, 7 апреля они открыли свою часть программы большим симфоническим вечером.

На Транссибирском фестивале всегда интересны скрипачи, и в первом отделении звучал один из столпов скрипичного репертуара — концерт Иоганнеса Брамса. Сергей Догадин, завоевавший вторую премию Конкурса имени Чайковского в 2011 году, сейчас уверенно делает серьезную международную карьеру. В Малом зале Краевой филармонии его манера казалась чуть преувеличенной, оркестр и солист играли большим звуком, в музыке кипели большие страсти — все это хотелось вынести на гораздо более просторную площадку.

Уютнее себя чувствовала в этом зале Седьмая симфония Прокофьева, хотя Владимир Ланде взял микрофон и подчеркнул, что для него это не светлая сказочка, какой ее по-прежнему представляют в музыкальной школе, а очень непростое сочинение мудрого композитора, много повидавшего на своем веку. Вторую часть симфонии он прочел как летопись жизни Прокофьева, где нашлось место эпизодам счастливого детства, богемной атмосфере Парижа и картине возвращения в СССР. А в финале путеводной нитью для Ланде стал образ божественного света — такой, какой можно увидеть на картинах художников Ренессанса. Красивая концепция, которая станет весьма убедительной, если медные духовые будут безупречно воплощать замысел дирижера.

 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org