0
2213
Газета Культура Печатная версия

23.06.2019 16:34:00

Конкурс Чайковского – марафон не для слабонервных

Результаты второго тура по специальности "фортепиано" обескуражили многих

Тэги: конкурс чайковского, фортепиано, мао фудзита


конкурс чайковского, фортепиано, мао фудзита Мао Фудзита своей искренней игрой влюбил в себя зрителей конкурса. Фото с сайта www.tchaikovskycompetition.com

В Москве и Санкт-Петербурге проходит XVI Международный конкурс имени Чайковского – крупнейшее состязание в мире классической музыки, которое можно с уверенностью назвать музыкальными Олимпийскими играми. Мероприятие проводится раз в четыре года и объединяет талантливых исполнителей со всего мира. Победителям и лауреатам вручают медали, а их имена прочно остаются в истории своей страны. Этому предшествуют долгие годы «тренировок» под руководством опытных «тренеров»: вне сомнений, каждый музыкант (будь то студент или состоявшийся артист) мечтает о Конкурсе Чайковского, не утратившем с советских времен своего высокого значения. В последние несколько лет его штурвалом умело управляет маэстро Валерий Гергиев, по инициативе которого соревнование неустанно модифицируется.

Нынешним ноу-хау стало введение новых номинаций – «деревянные духовые» и «медные духовые» (в компанию к прослушиваниям виолончелистов и вокалистов в Северной столице). Расширилось количество площадок для выступлений – одиннадцать, включая питерский зал «Репино». Кстати, впервые конкурс завершится не на сцене Большого зала Московской консерватории, где в свое время награды получали Елена Образцова, Гидон Кремер, Михаил Плетнев, Давид Герингас, а в новеньком концертном зале «Зарядье».

Торжественное открытие состоялось действительно торжественно и даже с помпой – гостей, идущих по красной ковровой дорожке, встречал Центральный военный оркестр Министерства обороны России. Оргкомитет конкурса во главе с его сопредседателями Валерием Гергиевым и вице-премьером правительства Ольгой Голодец возложил цветы к памятнику Чайковского, окруженному флагами стран-участников. И весь вечер, конечно же, звучала музыка Петра Ильича в исполнении Симфонического оркестра Мариинского театра – «хиты» в виде сюиты из балета «Щелкунчик» и Первого концерта для фортепиано с оркестром (солировал победитель конкурса-2011 Даниил Трифонов), а также ария князя Елецкого из оперы «Пиковая дама» (солировал баритон, обладатель Гран-при XV конкурса Ариунбаатар Ганбаатар).

Ажиотаж вокруг XVI Конкурса Чайковского возник уже с первых дней. Большой и Малый залы консерватории, где состязались пианисты и скрипачи, едва вмещали слушателей, состоящих преимущественно из экзальтированных старушек-меломанов – свидетелей победы Вэна Клайберна – и, разумеется, многочисленных родственников участников. Что касается студентов, для кого этот конкурс в принципе обязателен для посещения, то они ежедневно подвергались всяческим гонениям со стороны билетных контролеров, которые во избежание «незаконного» проникновения в зал расставляли баррикады в виде стульев (интересно, можно ли увидеть подобное на любом европейском конкурсе?).

Нервная атмосфера и изнуряющая жара не могли не сказаться и на самих выступавших, которые были вынуждены доносить свои интерпретации на фоне постоянного кашля, шуршащих конфет, звуков мобильного телефона, шелеста веера, разговора вполголоса и бурных оваций, сметающих последние такты сочинения. У некоторых почти сразу же появился собственный фан-клуб (традиция, явно идущая от Люки Дебарга). К счастью, для настоящих ценителей классической музыки и профессионалов организаторы придумали альтернативу в виде трансляции портала Medici.tv, где в режиме реального времени одновременно шел эфир из двух столиц: конечно, живой звук заменить невозможно, но в данном контексте многим приходилось выбирать именно это.

За первым туром следили со спортивным интересом – кто кого? Уровень участников (среди которых и «старожилы» конкурса, и консерваторские ассистенты-стажеры) в этом году оказался чрезвычайно высоким. Впрочем, жюри (известные музыканты и концертные менеджеры) ко многим были снисходительны и добры: пропускали в следующий раунд с «добавкой» или, например, разрешили одной конкурсантке «перепеть» свою программу на следующий день вместо отказавшегося от состязания вокалиста (аналогия с Олимпиадой здесь, увы, невозможна).

В этом году на Конкурс Чайковского приехали не только из Европы и Азии, но и из Австралии, а возрастной диапазон участников колебался от 17 до 32 лет. Программа первого тура каждой номинации включала обязательный элемент (сочинение Чайковского) и произвольный (произведения по выбору конкурсанта). Больше ограничений имелось у духовиков, но в целом их репертуар радовал нечасто звучащей на концертных площадках музыкой XX века (Холлигер, Берио, Такемицу и др.). Гораздо традиционнее и даже примитивнее предстал репертуар пианистов: так, «Кампанелла» Листа прозвучала на всех роялях, включая новенький Yangtze River, пять раз; «Апассионата» Бетховена и «Думка» Чайковского – шесть, а Этюд до мажор Шопена и вовсе семь. Стоит ли говорить, с какой свежестью в зал ворвался «Танец маленьких лебедей» Чайковского-Вайлда от Лю Сяойюй.

Второй тур выдался по-настоящему жарким, и никакие препятствия, как, например, внезапное возгорание в Малом зале во время прослушивания скрипачей, не могли помешать этому марафону, длящемуся от полудня до полуночи. Среди пианистов, на которых стоит остановиться подробнее, ибо они давно занимают центральное место на конкурсе, развернулась настоящая «битва титанов». Вместо 12 участников в полуфинале (21 и 22 июня) выступили 14, многие играли преимущественно сочинения эпохи романтизма, и лишь Сара Данешпур (США) наполнила Большой зал звуками пьесы Incises композитора-авангардиста Пьера Булеза. Другая девушка в данной номинации – Анна Генюшене (Россия) – достойно справилась с непростой «Героической колыбельной» Дебюсси. В безусловных лидерах шел Арсений Тарасевич-Николаев (Россия), внук пианистки Татьяны Николаевой, хотя «Музыкальные моменты» Рахманинова казались немного суетливыми. Александр Гаджиев (Италия) подарил целый спектр музыки Скрябина – особенно хорошо ему удалось прочувствовать философскую лирику в Поэме фа-диез мажор.

Однако решение жюри под предводительством Дениса Мацуева, объявленное буквально вчера ночью, обескуражило многих. В финал не попали уже «солидные» концертирующие музыканты – Филипп Копачевский и Андрей Гугнин: и пусть каждый из них выступил не всегда ровно, но в целом оба пианиста достойно представили традиции фортепианной школы Московской консерватории и явно должны были дойти до конца. Вероятно, судьи предпочли им яркую консерваторскую молодежь в лице Константина Емельянова и Алексея Мельникова (оба – ученики легендарного Сергея Доренского). Финалистами Конкурса Чайковского в номинации «фортепиано» стали также американец Кеннет Броберг, покоривший своим прочтением Метнера, любимец публики Дмитрий Шишкин; Александр Канторов из Франции, погрузивший в меланхолию Ноктюрна Форе, и уверенный в себе виртуоз Ань Тяньсю из Китая. И лишь одного участника если не называют победителем, то искренне желают ему победы, влюбляясь в то, что он совершает за роялем, от этапа к этапу. 20-летний японец Мао Фудзита, или «Малютка Мао», как его прозвали слушатели, играет потрясающе легко, по-детски искренне, завораживает от первой до последней ноты и заставляет забыть, что конкурс в принципе – вещь непредсказуемая. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org