0
1326
Газета Печатная версия

13.09.2004

Немыслимая неподготовленность властей

Тэги: беслан, россия, насилеие, антитеррор, франция, давид

Доминик Давид, директор программы безопасности во Французском институте международных отношений (Париж), редактор журнала «Внешняя политика», анализирует в интервью «НГ» действия российских спецслужб в Беслане, а также рассказывает об опыте борьбы Франции с алжирским терроризмом.

беслан, россия, насилеие, антитеррор, франция, давид Франции удалось свести последствия террористических кампаний к минимуму.
Фото Reuters

-Как вы оцениваете события в Беслане, где террористы захватили более 1,2 тыс. человек 1 сентября?

– Я шокирован одновременно и как специалист по вопросам безопасности, и как друг России. Что поражает меня как специалиста, так это немыслимая политическая и военная неподготовленность представителей властей. Подготовиться к управлению кризисными ситуациями в любых вариантах – это их профессия, их работа. Телевизионные кадры с места событий свидетельствуют о бездарности командования, неприспособленности боевой техники, о полном отсутствии профессионализма российских военных. Они даже не сумели организовать вокруг школы периметр безопасности! Как другу России, мне жаль, что эта великая страна создает себе такой ужасающий имидж – на Дубровке или в Беслане: иррациональная держава, которой не удается уйти от собственной культуры насилия, которая может отвечать на ужас только ужасом, которая не способна эффективно применять собственную силу.

– Россию атакует международный терроризм?

– Захват детей в заложники – чудовищное преступление. Однако события в Беслане все-таки не то же самое, что атака башен Всемирного торгового центра в США. Притворяться, что Россия сталкивается с международным терроризмом, – это упрощение, но не реальность. У России есть чеченская проблема. Конечно, ее непросто разрешить. Однако то, что происходит сегодня, это скорее результат ухудшения локальной и региональной ситуации. Это ухудшение само по себе вызвано идеей – глупой, но четко сформулированной в 1994 году, затем подхваченной в 1999 году, согласно которой политическую проблему можно решить только военными методами. Усугублению положения также способствовали жестокое, иррациональное и бесконтрольное применение силы на месте. Радикализация действий российских сил влечет за собой радикализацию чеченского населения, доведенного до отчаяния. Вовлечение женщин в террористическую деятельность вызывает серьезную обеспокоенность, поскольку само по себе демонстрирует, что помимо боевиков – борцов за независимость радикализовался уже непосредственно чеченский народ.

– Как, на ваш взгляд, России следует бороться с терроризмом?

– Корни проблемы уходят в Чечню. Таким образом, необходимо решить сначала эту проблему, причем политическим путем. Несомненно, России тяжело слышать такое. Особенно сейчас. Но это – реальность. Россия должна извлечь урок из своей истории и понять, что военное решение на Кавказе нежизнеспособно. Во всяком случае, это невозможно в XXI веке. Москва не может еще 50 лет сражаться в Грозном┘ Осознание того, что в Чечне необходимо добиться политического решения, не мешает бороться с вполне реальным терроризмом. А для этого российским службам безопасности требуется настоящая революция. Они должны перейти от культуры войны к культуре управления кризисом. Это нелегко, но мы можем им в этом помочь. В любом случае это условие для их эффективности. Это также жизненно важное условие для российской демократии. Если этих изменений не произойдет, то для российской демократии это плохо закончится.

– Расскажите, пожалуйста, об опыте Франции в борьбе с алжирским терроризмом?

– Международный терроризм начали принимать в расчет во Франции начиная с 1980-х годов. Средства, которые использовались для борьбы с этим явлением, были довольно простыми: эффективная координация между различными службами и властными структурами, использование служб безопасности (разведки и полиции), отказ от применения войсковых операций. Также была проведена адаптация судебной системы. Например, были учреждены специальные суды, в которых председательствовали специальные судьи. Тем не менее демократия при этом не была попрана. Эффективность этих средств можно оценить лишь в долгосрочной перспективе. Спустя полтора десятка лет можно утверждать, что благодаря этим методам в нашей стране удалось свести последствия террористических кампаний к минимуму. При этом добиться этого мы смогли, не травмируя французское общество, без существенного ущерба для бюджета, без ограничения гражданских свобод.

– Может ли воспользоваться французским опытом в борьбе с терроризмом Россия?

– В каждом отдельном случае проблемы различны. Но думаю, в интересах России вдохновиться примером Франции или же примером, поданным британской армией в Северной Ирландии. Франция и Великобритания предприняли определенные усилия, чтобы приспособить свою стратегию к проблеме, вставшей перед ними. Они не пожелали действовать так, как они имели привычку действовать. Они не стали довольствоваться применением идеологических решений.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Интерес со стороны российских компаний к Эфиопии растет

Интерес со стороны российских компаний к Эфиопии растет

0
532
Будущее Евросоюза в XXI веке

Будущее Евросоюза в XXI веке

Павел Тимофеев

Растущие амбиции Франции в контексте кризиса международной безопасности

0
290
Глас вопиющего в пустыне

Глас вопиющего в пустыне

Владимир Иванов

Бывший функционер ЦРУ рекомендовал законодателям изменить отношения с Россией

0
1871
Всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие в современную эпоху

Всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие в современную эпоху

Виктор Литовкин

Российско-китайское военное сотрудничество выходит на новый исторический уровень

0
956

Другие новости

Загрузка...
24smi.org