0
14820
Газета Печатная версия

14.11.2016 00:01:00

Доверие между Россией и Германией как фактор мира в Европе

Бизнес в отличие от политиков относится к партнерам без предубеждений

Тэги: германия, россия, джеффри хоскинг, книги, фонд, фридрих эберт, политика, доверие, история, горбачев, экономика


германия, россия, джеффри хоскинг, книги, фонд, фридрих эберт, политика, доверие, история, горбачев, экономика Неожиданные результаты выборов в США могут побудить Меркель пересмотреть свое отношение к Кремлю. Фото Reuters

Поводом для приглашения на русско-немецкий (так стояло в приcланном анонсе) дискуссионный вечер социал-демократического фонда Фридриха Эберта «Доверие и политика» стал выход на русском языке книги британского историка Джеффри Хоскинга «История доверия». Собственно говоря, идея книги – доверие между двумя блоками, которая в 1960-е годы, когда Хоскинг впервые посетил СССР, сводилась к двум простым вариантам: или взаимное уничтожение, или сосуществование, – теперь преобразовалась в проблему доверия между Россией и Западом. Дискутирующие, а среди них Михаил Федотов, советник российского президента по правам человека, и Матиас Платцек, председатель Российско-германского форума, не сразу подошли к обсуждению темы взаимоотношения России с Западом, и с Германией в частности.

Дело в том, что модератор круглого стола, известная в прошлом российская журналистка Светлана Сорокина, в начале дискуссии пыталась сделать акцент на внутриполитических проблемах России, раскручивая тему доверия общества к власти. Конечно, к этому шагу предполагал и выбор дискутанта с российской стороны (хотя Федотов и общался со своим немецким партнером по круглому столу в рамках Российско-германского форума), да и небольшой международный опыт модератора, если вообще не отсутствие такового. Поэтому в течение довольно долгого времени весь круглый стол по сути дела состоял из диалога Сорокиной с приглашенным ею российским оппозиционным политиком Геннадием Гудковым.

Суть диалога сводилась фактически к доказательству отсутствия легитимности у нынешнего состава Госдумы и российского правительства, поскольку они, мол, обладают крайне низким уровнем доверия со стороны российской общественности. В качестве доказательств обоими приводились опросы Левада-Центра, проведенные в разное время и по разным поводам. Однако смешение в одну кучу результатов последних парламентских выборов и конкретных вопросов, касающихся отношений к государственным и общественным институтам, чтобы сделать вывод… о падении доверия российского общества к практически всему спектру политической системы России, как это сделала Сорокина, напоминает скорее эклектизм, чем какой-либо более или менее солидный анализ существующей ситуации. Хотя, конечно, выбор книги Д. Хоскинга как темы дискуссии может предполагать различное толкование проблемы доверия, но приглашение для обсуждения этой темы на площадке столь солидного института, как Фонд Фридриха Эберта, крупного знатока российско-германских отношений Платцека предполагал иной фокус обсуждения.

Не буду утверждать, что этот внутриполитический диалог не вызывал интереса у присутствующих. Во всяком случае, на последовавшем приеме знакомый немецкий дипломат сказала мне, что этот диалог был интересен, поскольку посольство призвано отслеживать ситуацию внутри страны пребывания. Но, с другой стороны, нелегитимность нынешней российской власти в принципе ставит под сомнение целесообразность подобных обсуждений проблем доверия в международном аспекте. А ведь основной целью форума, созданного еще в 1993 году, является содействие взаимопониманию между россиянами и немцами, а также объединение людей и поддержка контактов. Конечно, можно возразить, что нелегитимность власти не мешает контактам между гражданами разных стран. Но, как показывает практика последних лет, подобными контактами в условиях непризнания легитимности той или иной власти, нередко злоупотребляли и доводили их до цветных революций. Существо деятельности форума, по моему пониманию, как раз и состоит в укреплении основы для германо-российских отношений, а не в разрушении ее.

Проблема доверия в международных отношениях, особенно в ситуации кризиса, связана, как отмечал в своей книге Хоскинг, с ответом на складывающуюся ситуацию. Он писал, что «оптимальной обычно является противоположная реакция, представляющая собой попытку расширения радиуса доверия за счет... преодоления барьеров с целью решения общих проблем и обнаружения общих интересов и в надежде на то, что в ходе этого процесса удастся выковать первые звенья общего доверия, которые впоследствии могут быть усилены». Думаю, что именно такое понимание проблемы и отражает ее существо.

Обычно, анализируя конкретную ситуацию в отношениях Европы и России, исходят из недоверия Запада, возникшего после присоединения Крыма к России. Вершиной этого недоверия явилось введение санкций, которые некоторые политики на Западе объясняют стремлением заставить Россию вернуться к первоначальному статус-кво, а другие, в том числе и некоторые высокопоставленные немецкие дипломаты, – необходимостью как-то реагировать на нарушение послевоенных границ.

Речь в данном случае шла о реакции без применения в отношении России военной силы. Хотя внутри России (и на это обстоятельство обращали внимание присутствовавшие на дискуссии) этот шаг вызвал всплеск доверия к нынешней власти.

Однако проблема доверия между Россией и Европой, Россией и Германией в последние несколько лет, по мнению Платцека, приняла драматические масштабы, поскольку начался процесс его разрушения. Как он подчеркнул, доверие легко потерять, но трудно восстановить, и сейчас Платцек не видит, как это доверие можно вернуть. В этом плане примечательна цитата Федотова «Пока чужого воспринимаем как врага, доверия нет».

Но было бы значительным упрощением утверждать, что именно Россия своими действиями сначала в Крыму, потом на юго-востоке Украины и, наконец, в Сирии лишилась доверия Запада. По сути дела, процесс разрушения доверия начался сразу после знаменитой речи Михаила Горбачева в ООН в 1988 году, в которой он провозгласил фактически односторонний отказ от идеологического подхода к внешней политике,  затем через год закрепленный во время его встречи с Джорджем Бушем-старшим на Мальте. Правда, Горбачев считал это шагом в направлении разрядки и мира, а Запад понимал как проявление слабости и капитуляцию. Горбачев констатировал на встрече с американским президентом (и об этом имеется документальное подтверждение его тогдашнего помощника Анатолия Черняева), что «в стратегическом плане методы холодной войны и конфронтации потерпели поражение». Американцы поддакивали Горбачеву, но, как показали дальнейшие события, проводили свою линию. Ведь именно на мальтийской встрече возник вопрос о процессе объединения двух германских государств и будущем объединенной Германии как нейтрального государства или члена НАТО, от ответа на который Буш уклонился. А Горбачев, ослепленный своей миротворческой миссией, и не настаивал (ни в данном случае, ни потом). И это была, по сути дела, первая ошибка Горбачева, последствия которой нам приходится расхлебывать до сих пор. Она привела к крымской проблеме, связанной с международной точки зрения с предотвращением вероятного расширения НАТО на восток.

На недавней встрече в резиденции немецкого посла в Москве, посвященной истории германо-российских экономических отношений и проходившей под лозунгом «Экономика как первопроходец и проводник в политике после Второй мировой войны», как раз и было показано, что именно деловые круги Германии побудили политиков начать диалог, который в конечном счете привел к укреплению доверия и началу новой восточной политики тогдашней ФРГ. Поэтому вопрос, который стоит перед всеми нами и заключающийся в том, как преодолеть недоверие, возникшее за последние десятилетия, был решен в свое время такими видными немецкими предпринимателями, как Бертольд Байтц и Отто Вольф фон Амеронген. Я был знаком с обоими, и Байтц говорил мне, тогда молодому журналисту, следующее: «Если вы думаете, что вы в Германии представляете интересы СССР, то вы ошибаетесь, поскольку вы – наш посол в Москве». К сожалению, не все современные германские политики следуют заветам этих видных представителей делового мира и нередко избегают интервью даже с независимыми СМИ современной России, которые могли бы напрямую донести их позицию до Кремля.

Конечно, нужны контакты, и чем их будет больше, тем будет больше доверия между народами, и это будет оказывать давление на политиков. Не так давно в посольстве ФРГ в третий раз вручались сертификаты немецким студентам, закончившим стажировку в немецких фирмах в России по линии академического обмена. Студенты имели возможность пройти практику в немецких фирмах, познакомиться с россиянами, русским языком и русской культурой. Это позволяет им стать мультипликаторами не только в экономике, но и в человеческих контактах. Не случайно на этом мероприятии Андреас Мейснер, полномочный министр и постоянный заместитель посла ФРГ, сказал, что именно в нынешние трудные времена в отношениях двух стран такая программа представляет собой пример сотрудничества. И если бы ее не было, то стоило бы ее придумать для преодоления барьеров, связанных с предубеждениями.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Стрела времени. Научный календарь, 2019

Стрела времени. Научный календарь, 2019

0
73
Зачем "Белые лебеди" летят в ЮАР

Зачем "Белые лебеди" летят в ЮАР

Владимир Мухин

Россия вступает в гонку за влияние в Африке с позиций военно-технического сотрудничества

0
201
Африканская повестка Москвы

Африканская повестка Москвы

России придется конкурировать с Китаем на Черном континенте

0
178
Власти хотят развивать цифровую экономику путем запретов

Власти хотят развивать цифровую экономику путем запретов

Анастасия Башкатова

О российских инновациях чиновники мечтают на территории Сколкова

0
266

Другие новости

Загрузка...
24smi.org