0
18693
Газета Печатная версия

28.05.2018 00:01:00

Тлеющий очаг сепаратизма в Европе

Южный Тироль осложняет межгосударственные отношения Италии и Австрии

Владимир Швейцер

Об авторе: Владимир Яковлевич Швейцер – руководитель отдела социальных и политических исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук.

Тэги: европа, сепаратизм, южный тироль, италия, конфликт


европа, сепаратизм, южный тироль, италия, конфликт В населенных пунктах Южного Тироля регулярно проходят акции с сепаратистским уклоном. Фото со страницы партии «Свобода Южного Тироля» в Flickr

Сепаратизм, как ядовитая опухоль, разъедает тело современной Европы. Шотландия желает отделиться от Великобритании, Каталония – от Испании. Фламандские сепаратисты мечтают о собственном, небельгийском государстве. Свои резоны у корсиканцев, полагающих себя особой территорией Франции. Часть североирландцев не исключает в случае неудачи брекзита поднять вопрос о воссоединении с Ирландской Республикой. Можно назвать еще несколько очагов сепаратизма на Балканах и в Восточноевропейском регионе.

Совсем не исключено, что в ближайшее время головной боли лидерам ЕС добавит и еще один регион Европы, где в латентном состоянии находится исторически не решенный вопрос существования немецкоязычного населения в едином итальянском государстве. Речь идет о Южном Тироле, который волею исторической судьбы оказался, согласно Сен-Жерменскому (1919) договору между державами – победительницами в Первой мировой войне, в составе Италии, хотя на протяжении веков был австрийской территорией.

Этим военным трофеем Италия распорядилась со свойственным победителям цинизмом. Часть населения была насильственно выдворена в Австрию, на их место переселили итальянцев – жителей южных регионов Италии. Положение немецкоязычного меньшинства еще сильнее ухудшилось после захвата власти фашистами Муссолини. По существу, в сфере образования и культуры немецкий язык был запрещен. Была упразднена и автономия немецкоязычных общин, а местная власть назначалась центральными итальянскими властями. После прихода к власти в Германии нацистов ситуация для коренного немецкого населения отнюдь не изменилась к лучшему, тем более после аншлюса 1938 года, когда речь уже не шла о независимости австрийского государства, исторической частью которого себя считали южные тирольцы. Гитлер, крайне заинтересованный в помощи со стороны Муссолини, поддержал требование последнего о репатриации южных тирольцев на территорию Третьего рейха. Как нацисты, так и итальянские фашисты полагали, что вопрос о нацменьшинстве Южного Тироля в период совместной борьбы сначала с демократическим Западом, а в 1941–1945 годы с Советским Союзом, не имеет никакого существенного значения. Вплоть до разгрома итальянского фашизма в 1944-м, а годом позже – германского нацизма процесс унижения достоинства и прав немецкоязычного меньшинства в Южном Тироле продолжался.

Ситуация не изменилась коренным образом и после 1945 года. Вопрос о возвращении Южного Тироля в состав Австрии не был актуальным, поскольку до 1955 года страна не обрела полную независимость и суверенитет. Но и когда Австрия посредством госдоговора восстановила свой суверенитет и добровольно стала нейтральным государством, ситуация осталась на уровне парижских соглашений 1946 года, которые заключили премьер-министр Италии Альчиде де Гаспери и министр иностранных дел Австрии Карл Грубер. В соответствии с этими соглашениями Южный Тироль сохранялся как часть Италии, но как автономное провинциальное образование с весьма незначительными правами для немецкоязычного меньшинства. Согласно итальянской Конституции 1948 года, была создана административная территориальная единица Трентино – Альто Адидже, в которой немецкоязычное население стало очевидным меньшинством, так как была искусственно увеличена численность италоязычных граждан.

По существу, было административно оформлено «яблоко раздора», которое на протяжении последующих десятилетий осложнило не только взаимоотношения двух лингвистических общин региона, но и межгосударственные отношения Италии и Австрии. Не смирившиеся со своей участью южные тирольцы постоянно вступали в столкновения как с итальянской полицией, так и с местными националистами. В 1960–1970 годы дело доходило и до террористических актов, с помощью которых радикал-сепаратисты пытались привлечь внимание международной общественности к очевидной для них несправедливости.

В решение вопроса вмешались и международные организации. В 1960–1961 годы министр иностранных дел Австрии Бруно Крайский внес от имени своей страны вопрос о Южном Тироле на XV сессию Генеральной Ассамблеи ООН. В своем выступлении он отметил, что «только создание автономной области Южный Тироль может привести к подлинному выполнению Парижского договора 1946 года». Австрийские требования предполагали выполнение договора о равном праве использования в автономии как итальянского, так и немецкого языка, о выполнении положения о равном для итальянцев и австрийцев доступе к государственным должностям. Важным было и требование восстановления автономии Южный Тироль, то есть ликвидации области Трентино – Альто Адидже. В результате подключения к решению вопроса европейских структур в Женеве в 1962 году состоялась конференция, на которой Австрия при поддержке извне добилась более широких прав самоуправления для немецкоязычных жителей Южного Тироля.

Новый этап постепенного решения южнотирольского вопроса начался в период оформления Европейского союза. Поскольку, согласно уставу этой организации, ее членами не могут быть государства, имеющие взаимные территориальные претензии, Италии и Австрии предстояло перезаключить свои прежние соглашения, касавшиеся Южного Тироля. Была и еще одна причина, мешавшая оформлению этих отношений в рамках ЕС, – жалоба Австрии в ООН (1962) на неполную реализацию Италией соглашений по Южному Тиролю. Лишь в апреле 1992-го Австрия отозвала свою жалобу. При этом правительство Италии признало не только правомерность всех ранее заключенных соглашений по Южному Тиролю, но и право Австрии на дальнейший контроль за ситуацией в этой административной единице Италии.

В последующие четверть века существование южнотирольской проблемы как части проблем Европейского союза сохраняло свой латентный конфликтный характер. С одной стороны, власти Италии не всегда выполняли на практике ранее достигнутые договоренности об автономии, что в целом ряде случаев приводило к конфликтам с местным немецкоязычным населением. С другой стороны, в самой автономии шла довольно острая борьба между умеренными автономистами, представленными Народной партией Южного Тироля, и сепаратистами из Партии свободы Южного Тироля.

Если первые, как это следовало из их программы, «стоят на позиции защиты немцев и ладинов Южного Тироля... а также подтверждают право на самоопределение Южного Тироля», то «свободники» расставляли акценты иначе. В их программных документах говорилось о праве Южного Тироля «на самоопределение посредством референдума о его политическом будущем, о праве на неограниченное использование родного языка, о прекращении итальянизации школьного воспитания.

В начале XXI века в южнотирольский конфликт добавился важный внешний фактор. Если в прошлые годы австрийские политические партии весьма умеренно освещали ситуацию в Южном Тироле, полагая ее решенной в рамках правовой системы ЕС, то с выходом на политическую арену Австрии националистов из Австрийской партии свободы (АПС) ситуация значительно обострилась. Ее соучастие в австрийском правительстве вместе с Народной партией (2000– 2006) и начиная с декабря 2017 года показывает, что АПС готова открыть новый фронт борьбы под националистическими лозунгами. Хотя главным объектом нападок АПС являются иммигранты, однако, как следует из программы этой партии 2011 года, южнотирольский вопрос также был четко обозначен: «Австрия является защитником интересов немцев и ладинов Южного Тироля, представляет интересы всех бывших подданных монархии Габсбургов, чьим родным языком является немецкий. Мы стремимся к единству Тироля, привержены праву самоопределения Южного Тироля и поддерживаем союзы соотечественников».

Вступив в коалицию с Народной партией, АПС добилась акцентирования южнотирольской проблемы в правительственном заявлении (декабрь 2017 года). Было отмечено, что немецкоязычные граждане Южного Тироля имеют право на получение наряду с итальянским и австрийского гражданства. С учетом того что власти Австрии считают референдум реальным путем решения многих, в том числе международных проблем, этот путь не заказан и для темы самоопределения Южного Тироля. В условиях крайней нестабильности внутриполитической ситуации Италии не исключено, что в ближайшем будущем вопрос о территориальных претензиях Австрии к Италии вновь встанет на повестку дня крайне расшатанной благодаря сепаратизму ситуации и в других регионах Европы.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Олигархи восстанавливают состояния, украинцы ждут справедливости

Евгений Подопригора

Татьяна Ивженко

В Незалежной подводят итоги пяти лет после майдана

0
471
Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Илья Петров

Геополитика в поставках голубого топлива на Старый континент играет не последнюю, а иногда и первую роль

0
736
Израиль готов к наземной операции в секторе Газа

Израиль готов к наземной операции в секторе Газа

Игорь Субботин

Палестинским группировкам обещают "твердый ответ" на обстрелы

0
1186
Петр Порошенко проигнорировал украинскую церковь

Петр Порошенко проигнорировал украинскую церковь

Артур Приймак

Обществу "промосковских" иерархов президент предпочел свою пресс-конференцию

0
1277

Другие новости

Загрузка...
24smi.org