0
6991
Газета Печатная версия

28.10.2018 16:34:00

Как в Китае выполняются заветы Дэн Сяопина

Новым вызовом для Пекина стало усложнение внешних условий развития

Сергей Цыплаков

Об авторе: Сергей Сергеевич Цыплаков – кандидат экономических наук, представитель ПАО «Сбербанк» в Китае.

Тэги: китай, реформы, модернизация, экономика, ввп, жд, цифровые технологии, общество, торговые войны, сша

Все статьи по теме "Санкционные войны"

китай, реформы, модернизация, экономика, ввп, жд, цифровые технологии, общество, торговые войны, сша Си Цзиньпин поставил цель превратить Китай в лидера по комплексной государственной мощи и международному влиянию. Фото Reuters

Заканчивается четвертое десятилетие политики реформ и открытости в Китае. Эти 40 лет были наиболее успешными в его истории, по крайней мере за последние полтора века. Их главный итог – зримый прорыв на путях модернизации.

Нынешний Китай – это вторая экономика мира, на которую приходится 15% мирового ВВП, страна – мировой лидер по протяженности скоростных железных и автомобильных дорог. В сегодняшнем Китае быстро развиваются цифровые технологии, бурно растет электронная коммерция. Экономика глубоко вовлечена в систему мирохозяйственных связей. Китай является крупнейшей торговой державой, занимает первое место в мировом экспорте и второе – в импорте. Он неизменно находится на верхних строчках рейтингов крупнейших мировых получателей иностранных инвестиций и стран – инвесторов за рубеж. За 40 лет в его экономику привлечено более 2 трлн долл. зарубежных инвестиций. В последние годы китайские предприятия инвестировали за рубеж 1,5 трлн долл., а суммарный объем контролируемых ими зарубежных активов достиг 5 трлн долл.

Огромные изменения произошли в жизни людей, в социальной структуре общества. Идет активный процесс урбанизации; доля населения, постоянно проживающего в городах, превысила 58% против 18% в 1978 году. Быстро увеличивается средний класс, численность которого оценивается в 300 млн человек. Все большее количество молодых китайцев получают образование за рубежом: более 40% обучающихся в США иностранных студентов – китайцы, в Канаде и Австралии – половина. Миллионы китайских туристов путешествуют за рубеж, число их зарубежных поездок достигло 130 млн в год.

Все эти успехи можно назвать трудовым подвигом китайского народа, плодами политики реформ и открытости, главным архитектором которой был и остается Дэн Сяопин. Ее отправной точкой стал III Пленум ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 года. Пленум не выдвигал детализированных планов реформ, но он определил их основной вектор, четко высказавшись за «развитие» в широком понимании. В тогдашних условиях это означало, во-первых, упор на осуществление модернизации, во-вторых, начало развода с «советской моделью», которая была скопирована и перенесена в Китай в 1950-е годы. Второе решение было наиболее трудным. «Советская модель» во многом была созвучна традиционным китайским идеалам сильного централизованного государства, позволяла, выражаясь словами Мао Цзэдуна, «сочетать Маркса с Цинь Шихуаном», что помогло ей пустить на китайской почве довольно глубокие корни и приобрести немало приверженцев.

Вплоть до сегодняшнего дня модернизация остается главным приоритетом политики Китая, а реформа и открытость выполняют функции важнейших механизмов ее осуществления. В то же время на протяжении 40 лет соотношение между этими двумя базовыми составляющими не было постоянным. Каждое десятилетие оно менялось.

В первое десятилетие процесс реформирования был особенно динамичным. Уже в первые несколько лет оформились его основные направления: внедрение подрядной системы в деревне, создание массовой базы для частного предпринимательства через систему волостных и поселковых предприятий, перенос реформы в города и начало поисков и экспериментов по сужению сферы директивного планирования, апробированию рыночных схем управления госпредприятиями. Создание особых экономических зон, а затем открытие городов приморского пояса положили начало внешней открытости.

Предполагалось, что третьим направлением реформы станет реформа политической системы. Некоторые преобразования в этом направлении были осуществлены – демонтирована система пожизненного занятия должностей, введен порядок регулярной сменяемости руководства. Однако в целом политическая реформа так и не пошла, остановившись на первых стадиях.

Второе десятилетие политики реформ и открытости было не столь динамичным, как первое. После острого общественно-политического кризиса 1988–1989 годов возникла реальная угроза свертывания или даже отказа от реформ. В решающий момент борьбы Дэн Сяопин бросил на чашу колебавшихся весов весь свой огромный авторитет и тем самым обеспечил продолжение реформаторского курса. Положение о «социалистической рыночной экономике» получило легальный статус, начались преобразования государственных предприятий, услуг социальной сферы, были заложены основы фондового рынка и современной банковской системы, ускорилось вхождение китайских предприятий в мировые производственные цепочки.

Третье десятилетие политики реформ ознаменовалось началом процесса «мирного возвышения» Китая. После присоединения к ВТО Китай сумел извлечь максимум возможных выгод от процесса глобализации. Происходил быстрый рост количественных параметров экономики, страна превратилась в мастерскую мира, ориентированная на экспорт модель достигла зенита своего развития. Начались процессы выхода китайских предприятий за рубеж и интернационализации юаня. В то же время на фоне успехов и побед внимание к рыночным преобразованиям снизилось.

В годы четвертого десятилетия условия развития страны серьезно усложнились. Тревожным звонком для Китая стал международный финансовый кризис 2008 года. В условиях сокращения внешнего спроса и соответственно резкого падения объемов экспорта возникли вполне реальные риски утратить социально-экономическую стабильность. Купировать их тогдашнее руководство предпочло путем повышения и без того высокой степени государственного вмешательства в экономику в форме использования большого пакета стимулирующих мер. Эти меры поддержали экономику на самой острой фазе кризиса, но имели и побочные эффекты, привели к дальнейшему обострению отраслевых диспропорций, увеличению объемов избыточных мощностей, надуванию пузыря на рынке недвижимости, положили начало процессу нарастания долговой нагрузки на корпоративный сектор и местные правительства.

Старые двигатели роста – экспорт и инвестиции – во многом себя исчерпали, переход к новым движущим силам – потребление и инновации – оказался труднее и дольше, чем это виделось на первый взгляд. Темпы экономического роста начали снижаться, накачка экономики деньгами и безудержная кредитная экспансия породили угрозу системного долгового кризиса, донельзя обострились экологические проблемы.

В этой обстановке все слышнее становились голоса в пользу нового ускорения реформ. Уже через год после прихода к власти Си Цзиньпин в ноябре 2013 года обнародовал масштабную программу преобразований – из более чем трех сотен реформ. Ее квинтэссенцией было революционное для Китая положение о «решающей роли рынка в распределении основных факторов производства». Си сам взялся за дело, возглавив сначала руководящую группу ЦК КПК, а затем – Комиссию по углублению реформы.

Однако через пять лет реальный прогресс по таким ключевым направлениям, как реформа государственных предприятий, реформа системы прописки и другим, оказался не столь уж большим. Зато четко проявилась склонность руководства решать сложные социально-экономические проблемы преимущественно административными методами, что, впрочем, логично вписывалось в инициированную Си все большую трансформацию политической системы страны в авторитарном духе. Начался сперва незаметный, а затем все более явный отход от заложенных Дэн Сяопином базовых принципов методологии реформ. На смену им пришли установки типа: «ядро партии», «единое централизованное руководство» и «партия руководит всем», которые, мягко говоря, трудно соотнести с известными словами Дэна: «Если судьбы государства основываются на авторитете одного, двух человек – это очень нездорово, это очень опасно».

В последние годы новым вызовом для Китая стало усложнение внешних условий развития. Китайское руководство сочло, что пришло время пересмотреть известный завет Дэн Сяопина «держаться в тени», и все более открыто стало демонстрировать намерение играть одну из основных, если не главную роль в глобальном экономическом и политическом управлении. XIX съезд КПК поставил цель «превратить Китай к середине нынешнего века в государство – лидера по комплексной государственной мощи и международному влиянию», отказавшись от старой формулировки Дэна, говорившей только о завершении в общих чертах модернизации.

Демонстрация возросших амбиций Китая не прошла незамеченной. Особенно остро реагировали на нее США, которые уже давно старались затормозить возвышение Китая. С приходом администрации Дональда Трампа политика сдерживания Китая усилилась кратно. Руководство США взяло курс на открытое противостояние, заявило о наличии «фундаментальных разногласий» с Китаем по очень широкому кругу вопросов, начало наносить превентивные удары в самые чувствительные для Китая точки: торговля, инвестиции, доступ к американским технологиям, тайваньский вопрос, регион Южно-Китайского моря. Словом, Трамп показал себя отнюдь не «бумажным тигром», а расчетливым и сильным бойцом. Китай же оказался не в полной мере готов к такой яростной атаке, его возможности парировать американский натиск пока выглядят ограниченными. Торговая война с США угнетающе подействовала на настроения среднего класса и деловых кругов, что тут же отразилось в снижении темпов роста потребления и падении фондовых индексов.

Как бы ни развивались события дальше, совершенно очевидно, что предстоящие несколько лет будут для Китая очень трудными. Стране будет необходимо на основе трезвого учета имеющихся сил и возможностей правильно расставить приоритеты своего курса во внутренних и международных делах, чтобы сохранить и приумножить плоды политики реформ и открытости.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Россию поставили на второе место

Россию поставили на второе место

Владимир Щербаков

Москва обошла Лондон в рейтинге SIPRI топ-100

0
2508
Пентагон попал под удар

Пентагон попал под удар

Владимир Иванов

В Стратегии национальной обороны США обнаружены серьезные недостатки

0
1692
Операция прикрытия «Камуфляж»

Операция прикрытия «Камуфляж»

Игорь Атаманенко

Как КГБ шифровал своего «суперкрота» в ЦРУ

0
1572
Москва по-прежнему цель номер один

Москва по-прежнему цель номер один

Александр Бартош

США, НАТО и ЕС рассматривают гибридную войну против России как объединительный геополитический проект Запада

0
1028

Другие новости

Загрузка...
24smi.org