0
5068
Газета Печатная версия

15.09.2019 16:36:00

Трамп и Болтон: свет и тени американского величия

Помощник по национальной безопасности покусился на полномочия президента

Валерий Гарбузов

Об авторе: Валерий Николаевич Гарбузов – директор Института США и Канады РАН.

Тэги: сша, внешняя политика, презиеднт, трамп, болтон, отставка, госдеп, снб, пентагон


сша, внешняя политика, презиеднт, трамп, болтон, отставка, госдеп, снб, пентагон Дональд Трамп назвал причиной увольнения Джона Болтона «очень большие ошибки» во внешней политике. Фото Reuters

Сразу после взорвавшей мир победы на президентских выборах 2016 года Дональд Трамп стал формировать свою администрацию. Его люди стремились привлечь в команду представителей прежних республиканских кабинетов, обладавших необходимым опытом руководства государством. Они рассматривали и кандидатуру бывшего постпреда США при ООН, убежденного «ястреба» Джона Болтона, которого (наряду с десятком других претендентов) прочили тогда в государственные секретари.

Казалось, богатое прошлое кандидата, работа в администрациях Никсона, Рейгана, Буша-старшего и Буша-младшего, его жизненный опыт, несомненный профессионализм и даже импозантный облик могли бы пригодиться новой администрации, собиравшейся в основном из неофитов победившего президента, намеревавшегося вернуть Америке ее былое величие. Однако выбор тогда в итоге пал на руководителя нефтяной компании ExxonMobile, слишком умеренного Рекса Тиллерсона, не обладавшего (как вскоре оказалось) необходимыми характером, знаниями и навыками для руководства внешнеполитическим ведомством американского государства.

Усатый «ястреб»

Но час Болтона, как и прежде, все же пробил и на этот раз. Он настал после того, как свой пост помощника президента по национальной безопасности спустя год с небольшим покинул герой всех крупных военных конфликтов современности, «военный мыслитель» XXI века генерал Герберт Макмастер, подавший в отставку 22 марта 2018 года из-за накопившихся разногласий с чрезмерно экспрессивным президентом по ряду ключевых внешнеполитических вопросов, в числе которых была политика в отношении КНДР, Ирана, Сирии и России.

С политически искушенным Болтоном политически инфантильного Трампа связала сама жизнь. При всем различии оба обладали импульсивными, взрывными и порой несносными характерами, пугающим радикализмом и желанием сметать все на своем пути.

Резкие заявления, безапелляционные суждения, простые рецепты решения сложных проблем, непримиримые взгляды и стремление навязывать жесткие подходы, готовность применять силу – все это отталкивало многих от нового помощника президента. Надменное и зачастую грубое и оскорбительное отношение к подчиненным выделяло Болтона среди остальных. Однако все очевидные издержки властного характера этого усатого «ястреба» дополнялись его несомненным профессионализмом. Все это в сочетании с внушительным багажом знаний в сфере мировой политики, пониманием вашингтонской бюрократии, тонкостей процесса принятия политических решений создало ему репутацию не только сложной и противоречивой фигуры, но и признанного (хотя и неудобного) знатока внешнего мира.

В отличие от Трампа (не раз менявшего свои партийные предпочтения) Болтон прошел через строгую идейную эволюцию, которая начиналась с ранней юности, а именно с избирательной кампании 1964 года, когда лидер правых консерваторов Барри Голдуотер безуспешно пытался штурмовать Белый дом. Превратившись после этого тем не менее в стойкого и подлинного консерватора-либертарианца, Болтон уже никогда не сворачивал с однажды избранного пути.

На посту помощника президента

Получив 9 апреля 2018 года должность одного из высших бюрократов во внешнеполитическом механизме федеральной власти США, Болтон оказался в окружении, уровень консервативного радикализма которого был на порядок ниже его собственного.

К такому назначению многие в администрации Трампа и за ее пределами отнеслись крайне неоднозначно. Ведь репутационный багаж нового помощника, слывшего не только голым прагматиком и бескомпромиссным защитником американского глобального доминирования, но и мастером политических манипуляций, представлял собой такую взрывоопасную смесь внешнеполитического правого радикализма, военного авантюризма и жесткой политической демагогии, которая пугала даже самых твердых консерваторов.

Судите сами: именно он приложил личные усилия к разрыву в 2001-м Договора ПРО от 1972 года, являлся открытым сторонником вторжения США в Ирак в 2003-м, на протяжении долгих лет препятствовал многосторонним переговорам с КНДР и Ираном, предлагая нанести превентивные удары по их ядерным объектам, упорно выступал за сохранение санкционного режима в отношении Кубы и смену политического режима в КНДР, являлся сторонником жесткого курса с позиции силы в отношении России.

Болтон и на этот раз проявлял неизменную твердость в отстаивании своих убеждений, навязывая их железной рукой собственному президенту и окружающему миру. Вместо того чтобы консультировать главу администрации, Болтон стал напористо и бескомпромиссно продвигать собственную повестку дня, оттесняя при этом глав Государственного департамента и Пентагона и даже покушаясь на полномочия самого президента, все еще предпочитающего видеть мир через призму своих инстинктов.

Он настаивает на наращивании военного контингента в Сирии, советует Трампу поддержать оппозицию в Венесуэле, осуждает начало контактов с лидером Северной Кореи, ратует за выход из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, торпедирует Договор СНВ-3, поощряет раскручивающуюся спираль торговых войн с Китаем, выступает за твердую линию в отношениях с союзниками по НАТО, против вывода американских войск из Афганистана и переговоров с «Талибаном» (запрещен в РФ).

Болтону удалось даже установить контроль над доступом к президенту членов кабинета, в числе которых оказались глава Пентагона и госсекретарь. Урезав их возможности общения с Трампом, Болтон тем самым нажил себе опасных врагов.

Такое поведение не могло не вызвать сопротивление самого Трампа, чье видение проблем современного мира все меньше совпадало со взглядами Болтона и привело в итоге к его отставке.

Роковой треугольник

Чтобы понять всю сложность создавшейся ситуации, обратимся к событиям середины прошлого столетия. В июле 1947 года в США по инициативе военных и разведывательных ведомств был принят Закон о национальной безопасности, согласно которому создавался Совет национальной безопасности (СНБ) как высший координирующий, консультативный и совещательный орган при президенте. 

Первоначально СНБ, который по закону наделялся широкими, но все же ограниченными полномочиями, имел небольшой авторитет, вызывая настороженность и подозрительность со стороны Госдепартамента и других министерств.

Без особого энтузиазма отнесся к созданию СНБ и тогдашний президент Гарри Трумэн. Он редко посещал его заседания, считая, что СНБ в отличие от кабинета министров не должен принимать решения. Большинство государственных секретарей видели в СНБ и его сотрудниках ненужных конкурентов, средство подрыва собственного влияния и опасались за свою привилегию быть главными внешнеполитическими советниками президента, что обострило борьбу за власть и влияние в ближайшем окружении главы государства.

Однако с течением времени влияние СНБ стало возрастать. В марте 1953 года была введена должность помощника президента по национальной безопасности. С этих пор аппарат СНБ включался в Исполнительное управление президента, что повышало его авторитет и влияние, но одновременно уменьшило роль представителей Госдепартамента и, в частности, госсекретаря. Хотя последний официально и являлся главным советником президента в международных делах, все большее воздействие на выработку и реализацию внешнеполитического курса оказывал СНБ и помощник президента по национальной безопасности.

Но наиболее отрицательные последствия происшедших перемен состояли в усилении бюрократической грызни, склок и борьбы за влияние в структурах государственного управления. С образованием СНБ и введением поста помощника президента по национальной безопасности в вашингтонских коридорах власти оформился своеобразный роковой треугольник: Госдепартамент – Пентагон – аппарат СНБ, соперничавшие между собой.

Особенно усилилось противостояние между помощником президента по национальной безопасности и госсекретарем. Один стремился к расширению полномочий, другой не хотел их терять. Более всего эта вражда обострилась в годы президентства Никсона, когда его помощник по национальной безопасности Генри Киссинджер, отодвинувший от активного участия в разработке и осуществлении внешней политики целые звенья государственного аппарата, значительно расширил свои полномочия и вытеснил госсекретаря Уильяма Роджерса, заняв в 1973 году его пост. Сложными были и отношения госсекретаря Сайруса Вэнса с помощником по национальной безопасности Збигневым Бжезинским при Джимми Картере. На происки помощника президента по национальной безопасности Ричарда Аллена и сотрудников аппарата СНБ жаловался и первый госсекретарь в кабинете Рональда Рейгана генерал Александр Хейг, вынужденный уйти в отставку спустя полтора года после своего назначения.

Отсутствие отлаженного координационного механизма между аппаратом СНБ и Госдепартаментом приводило к противоречиям, разнобою и накладкам в работе обоих конкурировавших друг с другом ведомств, настоящей бюрократической войне между ними.

Этот фактор сыграл ключевую роль и в отставке Болтона. Ставшая традиционной разобщенность в действиях институтов власти, противостояние между представителями высшей федеральной бюрократии, неспособность внешнеполитической команды слаженно играть по одним нотам лишь усиливали личные амбиции ее членов.

Болтона не любили другие «ястребы» – экс-глава Пентагона генерал Джеймс Мэттис (по прозвищу Бешеный Пес) и госсекретарь Майкл Помпео, которые считали, что действия помощника президента не способствуют снижению глобальной напряженности и лишь создают внутренний хаос. Несогласованность и разногласия внутри этой тройки становились все более ожесточенными. Первой их жертвой пал шеф Мэттис, покинувший корабль Трампа в декабре 2018 года. Едва ли регулярные отставки, происходящие в нынешней американской администрации, приводят кого-то в недоумение. За годы президентства Трампа ее ряды покинули десятки человек. Поэтому последовавшая спустя девять месяцев после ухода Мэттиса отставка Болтона хотя и оказалась внезапной, вряд ли могла серьезно удивить. Возможность ее была заложена в самой системе сдержек и противовесов.

Формировавший в себе с ранней юности консервативные взгляды и превратившийся в 1970-е в оголтелого «ястреба», фанатика идеи американского мессианизма и глобального лидерства, продержавшись в администрации Трампа всего полтора года, 10 сентября он покинул ее, так и не сумев в полной мере реализовать свои далеко идущие амбиции и планы. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Глава Гонконга подвергла критике высказывания сенатора США о "полицейском государстве"

Глава Гонконга подвергла критике высказывания сенатора США о "полицейском государстве"

0
123
США заставят НАТО надавить на Турцию

США заставят НАТО надавить на Турцию

Игорь Субботин

К санкциям против Анкары американцы подключат европейских союзников

0
402
Константин Ремчуков о протестах, страхах власти и курдской нефти

Константин Ремчуков о протестах, страхах власти и курдской нефти

0
1430
Новый пакет американских пошлин на китайские товары могут вступить в силу 15 декабря

Новый пакет американских пошлин на китайские товары могут вступить в силу 15 декабря

0
706

Другие новости

Загрузка...
24smi.org