1
4380
Газета Экономика Печатная версия

30.11.2017 00:01:00

Подпольному легпрому обещают светлое будущее

Отечественную одежду шьют мигранты и нелегальные работники

Тэги: легкая промышленность, нелегальный труд, мигранты


легкая промышленность, нелегальный труд, мигранты На некоторых предприятиях легкой промышленности используется не вполне легальный труд. Фото с сайта www.mvd.ru

Доля нелегального труда в российской легкой промышленности составляет от 20 до 30%, а доля мигрантов достигает минимум 40%. Такие оценки сообщили «НГ» в Российском союзе предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпроме). И даже при столь низких затратах на рабочую силу отрасль демонстрирует скромные результаты. По Росстату, страна может производить в год лишь одну пару брюк примерно на 24 мужчины, одну пару кожаной обуви на каждого седьмого жителя и т.д. Минпромторг, однако, планирует наращивать экспортный потенциал отрасли.

Российская легкая промышленность пока выглядит как центр притяжения мигрантов, многие из которых, судя по всему, трудятся нелегально. «Оценки доли легальной и нелегальной занятости в российском легпроме варьируются. Что связано в том числе с недостаточной информационной базой в отрасли и с короткими сроками работы ряда нелегальных, теневых, производств, выпускающих конечную продукцию. По большинству оценок, доля нелегального труда в отрасли варьируется от 20 до 30%. Причем в этом секторе доля мигрантов достигает минимум 40%. Последний показатель, по некоторым данным, если и снизился за последние годы, то незначительно», – сообщил «НГ» президент Союзлегпрома Андрей Разбродин.

Как, в свою очередь, отметила гендиректор Смоленской фабрики «НАШЕ» Нина Никонова, «все крупные публичные компании имеют долю легального труда, близкую к 100%». «А нелегальный труд используется в компаниях малого формата, работающих по черной схеме без официального оформления», – пояснила «НГ» Никонова. По ее словам, в ряде случаев может использоваться такая схема, когда на предприятии легально оформляются несколько сотрудников, а все остальные трудятся нелегально. Также, по словам Никоновой, есть ряд компаний, которые назначают официальную зарплату на уровне минимального размера оплаты труда, а все остальное выплачивают в конвертах.

Очевидно, что нелегальный труд, включая труд мигрантов, используется прежде всего с целью минимизировать издержки на рабочую силу. Правда, как полагает президент Союза русских байеров Елена Бугранова, работодателям давно не выгодно иметь сотрудников-нелегалов, «потому что штрафные санкции в случае обнаружения таких работников перекрывают выгоду от результата их труда».

Кроме того, хоть зарплаты в легкой промышленности и находятся на относительно низком уровне (по данным Росстата, они не превышают в среднем 22–23 тыс. руб. в месяц), однако, по оценкам специалистов, российские производители не выдерживают ценовую конкуренцию с некоторыми азиатскими странами и соседями по СНГ.

С одной стороны, как говорит Разбродин, «в последние годы стоимость рабочей силы растет в Восточной и Юго-Восточной Азии, что обусловлено усложнением технологий производства в легпроме этих регионов и соответственно ростом там спроса на квалифицированный персонал». Но с другой – «цена рабочей силы, например, в большинстве стран Южной и Центральной Азии дешевле, чем в РФ», продолжает Разбродин. По его словам, иностранные фирмы, в том числе китайские, активно переносят конечное производство в регионы с дешевой рабочей силой. «Для сравнения: зарплата рабочего в Узбекистане – 80–100 долларов, что практически в 2–3 раза меньше, чем в России», – приводит пример Никонова.

Так что отечественным производителям придется завоевывать рынок чем-то другим. «Приоритетные преимущества российской легкой промышленности – лучшее качество при более коротких сроках выполнения заказа, гибкость и аккуратность в поставках, а также точные сроки выполнения заказов», – перечисляет Никонова.

Правда, и в этом случае есть много «но». Если делать ставку и на качество, и на скорость выпуска одновременно, тогда отрасли не обойтись без автоматизации труда. «Что касается цифровизации, то в этом секторе Россия существенно отстает от стран Запада, от Китая, от ряда развивающихся государств. Пока эти тренды в РФ наиболее характерны для тяжелой индустрии», – говорит Разбродин. «Россия находится на низком уровне автоматизации производства. Сейчас строятся новые швейные фабрики, где используются промышленные роботы нового поколения и компьютеризированные станки. Тем не менее у нас превалирует ручной труд», – соглашается Бугранова.

Несмотря на это, по мнению российских чиновников, отечественная легкая промышленность имеет хорошие перспективы. «На наших глазах происходит модернизация отрасли», – заявил вчера глава Минпромторга Денис Мантуров. Правда, в качестве примера министр привел производство вовсе не одежды. По его словам, «ведущие предприятия продвигаются в новые ниши, налаживают производство высокотехнологических тканей и нетканых материалов для строительства домов и автодорог, для нужд сельского хозяйства и автопрома, медицинской и мебельной промышленности». 

Минпромторг планирует к 2025 году удвоить экспортный потенциал российской легкой промышленности. Как сообщил замглавы ведомства Виктор Евтухов, экспорт легкой промышленности за 2016 год составил около 1 млрд долл., передает ТАСС. По словам Мантурова, наращивать экспортный потенциал позволяет диверсификация продуктовой линейки. Виктор Евтухов ожидает, что рост производства легкой промышленности в 2017-м будет не менее 5,5% в годовом выражении.

Однако пока российская легкая промышленность, особенно если говорить о выпуске одежды и обуви, демонстрирует очень скромные результаты. 

По данным Росстата за 2016 год, отечественные производители были способны выпускать в год лишь одну пару брюк на 24 мужчины, одну юбку на 27 женщин, одно пальто или полупальто на 122 жителя страны, один головной убор на 15 человек, одну пару кожаной обуви на каждого седьмого жителя страны и т.д. Вряд ли в этом году ситуация кардинально изменится, несмотря на обещанный рост.

И при таком скромном выпуске говорить об экспортном потенциале отраслей, связанных по крайней мере с производством одежды и обуви, было бы странно. Импорт сейчас растет значительнее быстрее внутреннего производства.

По данным Федеральной таможенной службы, в январе–сентябре 2017-го стоимостный и физический объемы импорта текстильных изделий и обуви из дальнего зарубежья возросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 24,7 и 16,9% соответственно, а из стран СНГ – на 16 и 23,6% соответственно. А собственное производство текстильных изделий выросло в стране в январе–сентябре на 7,6% в годовом выражении, одежды – на 2,5%, изделий из кожи и обуви – на 3,5%.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страны АТЭС не могут избавиться от протекционизма, а Британия –  от неопределенности и раздоров

Страны АТЭС не могут избавиться от протекционизма, а Британия – от неопределенности и раздоров

Юрий Паниев

0
721
Историю с «бородой» о нацистах в Бундесвере пресса снова вытащила на свет

Историю с «бородой» о нацистах в Бундесвере пресса снова вытащила на свет

Олег Никифоров

Немецкие СМИ дозировано снабжают население информацией о заговорах правых экстремистов

0
1117
Литва ищет среди иммигрантов кремлевских агентов

Литва ищет среди иммигрантов кремлевских агентов

Дарья Гармоненко

Российский националист Юрий Горский добивается политического убежища в Европе через суды

0
1077
Приказ Трампа – мигрантов брать живьем!

Приказ Трампа – мигрантов брать живьем!

Владимир Щербаков

Разумно ли использование регулярной армии для решения полицейских задач

0
4416

Другие новости

Загрузка...
24smi.org