1
4181
Газета Экономика Печатная версия

23.05.2018 00:01:00

Россия ближе к кризису, чем рывку

Нефтяная зависимость экономики становится парадоксальной

Тэги: правительство, экономика, бюджет, нефтяная зависимость, нефть, цены

On-line версия. Обновлено 23.05.18 в 08:57

правительство, экономика, бюджет, нефтяная зависимость, нефть, цены Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов стоит на страже бюджетного правила. Фото РИА Новости

Заседание нового кабинета министров началось во вторник с публичного отрицания нефтяной зависимости российской бюджетной системы. По данным Дмитрия Медведева, 60% доходов бюджета не связаны с углеводородами. Правда, как признают в Минфине, именно подорожавшая нефть позволяет нам получить впервые за долгие годы профицит бюджета. В Институте народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН) рассказали «НГ» о таком парадоксе: удорожание нефти сейчас не поможет существенно ускорить экономический рост в России, но падение нефтяных котировок приведет к новому экономическому обвалу. И отчасти в этом виновато само правительство.

Бюджетная система, как и экономика в целом, успешно адаптировалась к сложным внешнеэкономическим условиям, сообщил вчера премьер Дмитрий Медведев на заседании правительства. «Бюджет в меньшей степени зависит от внешней конъюнктуры. Более половины доходов (около 60%) – это деньги, которые не связаны с газом и нефтью. В основном это налоговые платежи: налог на добавленную стоимость, на добычу полезных ископаемых, таможенные пошлины, налог на прибыль», – перечислил премьер.

Важным показателем, свидетельствующем об успехе, в правительстве считают уровень ненефтегазового дефицита, который формируется без учета доходов, полученных от нефти и газа. По данным главы Минфина Антона Силуанова, в прошлом году такой дефицит составил 7,9% ВВП. «Это лучший показатель за последние 10 лет», – уточнил министр и первый вице-премьер в одном лице.

Но, как затем отметил Силуанов, «снижение дефицита бюджета связано, безусловно, с ростом нефтегазовых доходов»: «Мы отмечаем более высокие цены на нефть по сравнению с запланированным уровнем. Они составили 53 долл. за баррель в прошлом году против 41,7 в 2016-м». И благодаря подорожавшей нефти в этом году у нас будет профицит бюджета (см. «НГ» от 22.05.18).

Также министр рассказал о важной роли бюджетного правила. «В целях минимизации влияния цен на нефть на экономику, на динамику валютного курса, на бюджет в прошлом году мы начали внедрять бюджетные правила. В результате дополнительные нефтегазовые доходы, которые сформировались сверх цены на нефть 40 долл. за баррель, были направлены на пополнение Фонда национального благосостояния. Такая сумма составляет 829 млрд руб.», – сообщил Силуанов.

Экономика до сих пор сильно зависит от успехов отечественной добывающей промышленности. 	Фото Reuters
Экономика до сих пор сильно зависит от успехов отечественной добывающей промышленности. Фото Reuters

Однако, как замечают эксперты, структура бюджетных доходов – это не то же самое, что и структура экономики. «Никаких существенных сдвигов в структуре ВВП в плане перераспределения выпуска от добывающих к обрабатывающим отраслям пока не происходит», – сказал «НГ» доцент Российского экономического университета Сергей Ермолаев. Для сравнения можно взять прошлый год и, например, 2012-й. «Доля добычи полезных ископаемых в валовой добавленной стоимости (в текущих ценах) составила в 2012 и 2017 годах соответственно 9,4% и 9,5%, а доля обрабатывающих производств – 13,6% и 13,2% соответственно. И в постоянных ценах доля обрабатывающих производств упала», – сообщил Ермолаев.

По словам экономиста, «о снижении нефтяной зависимости можно говорить только в том смысле, что бюджет рассчитан исходя из очень низкой цены нефти – 40 долл. за баррель, это примерно вдвое ниже текущей стоимости». «По бюджетному правилу не допускается наращивание госрасходов, несмотря на рост нефтяных цен. Подразумевается, что накопленные в резервах излишки будут тратиться, когда нефтяные цены резко упадут. То есть нельзя говорить о снижении нефтяной зависимости экономики, а можно – лишь о снижении среднесрочной зависимости бюджета от колебаний нефтяных цен», – поясняет Ермолаев.

В начале этого года специалисты Института экономики роста им. Столыпина сообщили, что «популярный в последнее время тезис о снижении зависимости российского бюджета от внешнеэкономической конъюнктуры необоснован». «Такое снижение было характерно для двух предыдущих лет (2015–2016) на фоне низких цен на энергоресурсы. Однако их восстановление в 2017 году принципиально изменило ситуацию», – отмечалось в исследовании института под названием «Зависимость российской экономики и бюджета от нефти».

По данным экспертов, в 2014-м доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете составляла более 50%; по состоянию на конец 2015-го она упала до 30%. Но затем «роль экспортных поступлений от топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в формировании бюджета стала возрастать». «К концу 2017-го нефтегазовые доходы составляли уже 40% от совокупных доходов», – указывали исследователи. И по их оценкам, если учитывать доходы, косвенно связанные с ТЭКом, тогда зависимость бюджетной системы от сырья еще выше.

«Сектор добычи полезных ископаемых и нефтепереработки продолжает обеспечивать более 60% всех поступлений от экспорта, более трети сальдированного финансового результата в экономике. Именно здесь сосредоточено более 20% всей задолженности по обязательствам», – сообщали также в Институте экономики роста.

«Сложно говорить о снижении зависимости от нефтегазовой сферы, если мы смогли выйти из дефицита бюджета на 2018 год исключительно благодаря повышению цен на нефть», – замечает депутат Михаил Щапов. Доцент Российской академии народного хозяйства и госслужбы Тамара Сафонова обращает внимание: нефтегазовая отрасль не просто бюджетообразующая, она еще и крайне важна для формирования резервов.

По словам Щапова, «количественные показатели снижения зависимости от нефтегазовых доходов связаны скорее с тем, что расходы высушены до максимума». «Если не тратить сверхдоходы от нефти и газа на образование, здравоохранение, поддержку реальных секторов экономики, то действительно может возникнуть иллюзия, что мы не так сильно зависим от нефтегазовых доходов, – говорит Щапов. – Проблема в том, что эти отрасли обеспечивают долгосрочный рост экономики. Если и дальше их недофинансировать, то через 10–15 лет вопрос о зависимости от нефти и газа сменится вопросом полного отсутствия базы для экономического роста».

В ИНП РАН указали вчера «НГ» на парадоксальную ситуацию: зависимость российской экономики от нефти снижается, но однобоко. Похоже, правительство добилось того, что удорожание нефти теперь не приводит к резкому экономическому ускорению, однако в случае ее удешевления в России снова начнется экономический спад. Мы ближе к кризису, обусловленному нефтяным проклятием, чем к экономическому рывку.

«По нашим оценкам, рост цен на нефть с 60 до 70 долл. за баррель при прочих равных условиях может добавить к текущим темпам роста ВВП не более 0,3 процентных пункта. Такое снижение зависимости роста ВВП от мировых цен на нефть отчасти связано с действием бюджетного правила», – пояснил «НГ» замдиректора ИНП РАН Александр Широв. «Нужно сказать, что и другие каналы положительного влияния мировой конъюнктуры на российскую экономику ослаблены. Прежде всего потому, что у экспортеров в силу ряда причин сейчас нет значимых целей для инвестирования внутри страны», – уточнил экономист.

При этом, по его словам, создается впечатление, что, скажем так, отрицательная зависимость экономики от динамики нефтяных цен остается более значительной. «Возвращение цен на нефть к 40 долл. за баррель повлечет за собой не только ослабление курса рубля, но и с высокой вероятностью снижение ВВП», – обращает внимание Широв.

В 2018 году проблема нефтяной зависимости все так же актуальна. «Нефтегазовый сектор в первом квартале 2018-го обеспечил почти 25% всего прироста промышленного производства – и это в условиях ограничений на добычу нефти. Из 1,9% общего прироста промышленного производства вклад нефтегазового сектора составил более 0,48 процентных пункта. Если к нефти и газу добавить металлы и химическую продукцию, тогда вклад сырьевого сектора приблизится к 60%», – говорит Широв. 

Кроме того, по оценкам эксперта, «в доходах федерального бюджета доля нефтегазовых доходов в первом квартале уже превышала 50%, то есть сравнялась с показателями 2012–2013 годов».

И это еще не все. «Сейчас проявляются признаки роста зависимости ценовой динамики в России от ситуации на мировых товарных рынках. В условиях низкого уровня внутренней инфляции любые колебания цен на нефть могут серьезно влиять на российский рынок моторного топлива, – предупреждает Широв. – В первом квартале 2018-го 75% внутреннего роста цен производителей пришлись на добычу полезных ископаемых и нефтепереработку. Рано или поздно этот ценовой всплеск дойдет и до потребительских цен».

В итоге, как поясняет эксперт, «о реальном снижении зависимости российской экономики от цен на нефть можно будет говорить тогда, когда в ее структуре появятся источники доходов, сопоставимые по своему объему с нефтегазовыми; но пока их нет». Наконец, Широв обращает внимание на то, что «столь высокое влияние внешнеэкономической конъюнктуры на российскую экономику связано с критическим уровнем зависимости от импорта».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Владимир Вяземский 17:06 23.05.2018

Если состояние российской экономики будет зависеть от новых силуановских бюджетных правил, то правительство продолжит надувать радужный мыльный пузырь российской экономики.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страна на пороге телевизионной революции

Страна на пороге телевизионной революции

Анатолий Комраков

Чиновники ищут, на кого свалить новый очаг внутренней напряженности

1
2224
Центробанк готовит рынки к повышению ставки

Центробанк готовит рынки к повышению ставки

Ольга Соловьева

В ответ на скачки нефтяных цен и санкции мегарегулятор ударит по реальному сектору экономики РФ

0
1997
МВФ предупредил Минск о рисках жизни без реформ

МВФ предупредил Минск о рисках жизни без реформ

Антон Ходасевич

Белоруссию спасет развитие частного бизнеса, уверены эксперты Международного валютного фонда

0
1188
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
2005

Другие новости

Загрузка...
24smi.org