0
5520
Газета Экономика Интернет-версия

17.09.2018 13:04:00

Россию поставили на военный счетчик

"Военный капитализм" не оставляет ресурсов для внутреннего развития

Тэги: россия, экономика, война, расходы, финансирование, военная кампания

Обновлено в 18:56 17.09.18

россия, экономика, война, расходы, финансирование, военная кампания Фото сайта voanews.com

Иностранные экономисты придумали новое обозначение для российской экономики. Теперь они обсуждают применительно к РФ не столько «государственный капитализм», сколько – «военный». В условиях продолжающихся военных кампаний российская экономика обречена на стагнацию, ведь военные действия уже обходятся стране в 3–4% ВВП, которые приходится финансировать в ущерб внутреннему развитию, – об этом предупреждает известный шведский экономист, старший научный сотрудник Atlantic Council Андерс Аслунд.

Андерс Аслунд в довольно жестких формулировках рассказал украинскому интернет-изданию «Апостроф» о своеобразном типе российского капитализма. По его мнению, сейчас нашей стране свойственен «военный капитализм».

Напомним, ранее применительно к РФ многие экономисты – прежде всего иностранные – обычно использовали другое обозначение: «государственный капитализм». Среди них был знаменитый американский экономист Нуриэль Рубини, который более чем пять лет назад предупреждал о будущих провалах «модели государственного капитализма», которая в разных формах существует в странах БРИК (в Бразилии, России, Индии, Китае).

«Для всех этих стран характерны одни и те же проблемы: слишком заметное присутствие госкомпаний и госбанков в экономике, кредитование и финансирование напрямую направляется в любимые правительством сектора и компании, правительство сопротивляется реформам, ужесточает контроль над природными ресурсами, вводятся различные протекционистские меры и ограничивается импорт, – пояснял Рубини. – В отличие от 2008–2009 годов эти страны больше не могут стимулировать внутренний спрос, который помог им избежать затяжной рецессии. Сейчас такое стимулирование обойдется слишком дорого» (см. подробнее «НГ» от 23.01.13).

И теперь, по мнению Андерса Аслунда, Россия сделала свой выбор вовсе не в пользу реформ, способствующих экономическому росту. Руководству страны «нужны маленькие победоносные войны», считает шведский экономист. «Как их финансировать? На 2% повысили НДС, также проводят пенсионную реформу. Это прямое перераспределение от народонаселения в пользу маленьких элит силовиков и клептократов», – цитирует Аслунда ИноСМИ.

«Это значит, что пока Россия будет продолжать кампании в Украине (судя по интервью, речь идет о поддержке Донбасса – «НГ») и Сирии, у нее не будет экономического роста, по крайней мере, не более 1% или около того», – утверждает Аслунд. Он говорит: «По моим оценкам, военные действия стоят приблизительно 3–4% от российского ВВП». Это, уточним, равноценно, по самым грубым расчетам, 3–4 трлн руб.

Напомним, ранее Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI) сообщил, что «впервые с 1998 года наблюдалось падение военных расходов России»: «В 2017 году расходы составили 66,3 млрд долл., это на 20% ниже по сравнению с 2016-м». В результате доля военных расходов снизилась с 5,5% до 4,3% ВВП РФ, уточняло ТАСС.

«Модернизация российской армии остается приоритетом для России. Тем не менее, военный бюджет был ограничен в результате экономических проблем, с которыми страна столкнулась в 2014 году», – комментировал эти данные старший научный сотрудник SIPRI Симон Веземан.

В Институте поясняют: «Военные расходы включают в себя траты правительства на текущую военную деятельность и вооруженные силы, в том числе заработную плату и пособия, оперативные расходы, закупки вооружения и военной техники, военное строительство, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также управление и тыловое обеспечение».

На этом фоне возникает вопрос: когда Аслунд говорил о «стоимости» военных кампаний России, то он называл оценки сверх тех цифр, которые приводит SIPRI, или это были одни и те же показатели?

Впрочем, в некоторых случаях вопрос денег и гипотетических экономических последствий для властей РФ не стоит, потому что есть вещи поважнее денег. Можно вспомнить, например, как в августе 2008-го Владимир Путин, который занимал тогда должность премьер-министра, дал интервью германской телекомпании ARD по поводу Южной Осетии. «А если другая страна защищает свои интересы, просто право своих граждан на жизнь, граждан, на которых осуществлено нападение, – у нас 80 человек убили сразу. 2000 мирных граждан там в итоге убиты. И мы что, не можем защитить жизни своих граждан там? А если мы защищаем свои жизни, то у нас отберут колбасу? У нас выбор какой: между колбасой и жизнью? Мы выбираем жизнь», – отвечал немецкому журналисту Путин.

«Скорее можно согласиться с логикой Аслунда, чем пытаться искать опровержение его словам», – комментирует ситуацию аналитик компании «Алор» Алексей Антонов. Хотя, по его мнению, реальное финансирование всех военных кампаний и проектов России вряд ли ограничивается 3–4% ВВП. «Вполне вероятно, что армейская статья расходов в реальности потребляет больше, чем мы видим и анонсируется, при этом сокращение расходов на армию в минувшем году не может быть реальным показателем того, что Россия стала меньше тратить», – полагает Антонов.

Однако директор Института актуальной экономики Никита Исаев считает, что военные кампании вовсе не могут затмить расцвета в России именно госкапитализма. «Говорить об экономике в отрыве от промышленности бессмысленно. Содержание армии – далеко не вся экономика. А вот то, что предприятия могут быть успешными и чувствовать себя комфортно, только если находятся в госсобственности или работает на госзаказах, – это большая проблема. И армия с оборонным комплексом здесь не причем», – говорит Исаев. «В конце концов, полный отказ от армии, который подразумевается у Аслунда (никаких промежуточных мер в его расчетах нет), – такой вариант приемлем для какой-нибудь небольшой Андорры, но никак не для России», – уточняет эксперт.

«Все-таки Аслунд в большей степени политик, чем экономист, причем политик, специализирующийся на антироссийской риторике», – обращает внимание директор по стратегии компании «Финам» Ярослав Кабаков. Он замечает, что некорректно в своих рассуждениях «изолировать» расходы бюджета на ту или иную сферу от ВВП. «Средства, которые расходует бюджет на военные цели, в значительной части работают на повышение ВВП, обеспечивая заказами военно-промышленный комплекс», – приводит пример Кабаков. При этом и сами масштабы расходов, названные шведским экономистом, по мнению Кабакова, тоже выглядят завышенными.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На конференции "Новая Россия – новая энергетика. Генерация будущего" обсудили проблемы российской электроэнергетики

На конференции "Новая Россия – новая энергетика. Генерация будущего" обсудили проблемы российской электроэнергетики

Олег Никифоров

Тупики российской электроэнергетики в виде монополизации отрасли, перекрестного тарифообразования и разного подхода к ее развитию производителей и потребителей электроэнергии вряд ли преодолимы в ближайшем будущем

0
1081
Электронная площадка для аукционов по крабу стала объектом внимания ФАС

Электронная площадка для аукционов по крабу стала объектом внимания ФАС

Евгений Солотин

Электронная площадка для аукционов по крабу стала объектом внимания ФАС

0
1417
Военное сотрудничество России и Китая

Военное сотрудничество России и Китая

Александр Храмчихин

Имитационно-пропагандистские взаимоотношения

0
1300
«Военный потенциал» и «военная мощь» не синонимы

«Военный потенциал» и «военная мощь» не синонимы

Сергей Самарин

Опыт русской императорской армии в РККА не пригодился

1
1364

Другие новости

Загрузка...
24smi.org