1
4678
Газета Экономика Печатная версия

03.09.2019 19:36:00

Накопленные резервы не спасут от стагнации

Бюджетное правило сложно отменить, но рискованно оставить

Тэги: экономика, бюджетное правило, резервы


экономика, бюджетное правило, резервы Глава Минэкономразвития Максим Орешкин, похоже, переоценил инвестиционные возможности российской экономики. Фото РИА Новости

Экономика России избежала рецессии, однако наблюдаемый рост крайне хрупок. Причина для беспокойства – ситуация с доходами населения, которая не сулит потребительского оживления. Об этом предупреждает Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН). По его расчетам, среднегодовой рост ВВП в ближайшие четыре года не превысит 1,7%, что хуже прогнозов Минэкономразвития (МЭР). Российская экономика оказалась в ситуации цугцванга: неэффективность дальнейшего накапливания резервов в условиях стагнации все более очевидна, но и полная отмена бюджетного правила тоже может стать опасным шагом.

Наблюдаемый рост российской экономики крайне хрупок, «и, что еще более тревожно, обеспечивается только одним фактором – увеличением потребительского спроса». 

«С учетом того, что ситуация с доходами населения не меняется к лучшему, следует исходить из того, что риски экономического развития сохраняются на достаточно высоком уровне», – предупредили в новом квартальном прогнозе эксперты ИНП РАН.

Ученые обнародовали прогноз на ближайшие четыре года, при этом они исходят из того, что сейчас в стране реализуется именно инерционный сценарий, предполагающий сохранение текущих тенденций и подходов к экономической политике.

«Рассматриваемый инерционный вариант предполагает умеренную динамику экономического роста, не предполагающую изменения его качественных характеристик и преодоления важнейших ограничений развития, прежде всего в части доходов населения», – пояснили они.

По расчетам ИНП РАН, «в 2019–2022 годах рост ВВП РФ составит 7,2%, а среднегодовые темпы роста за этот период не превысят 1,7%». Это хуже, чем прогнозирует МЭР. Ранее ведомство Максима Орешкина опубликовало обновленную версию экономического прогноза, из которой следует, что в течение 2019–2022 годов среднегодовой рост ВВП составит около 2,2%.

«Основное различие с прогнозом МЭР состоит в том, что мы пока не видим признаков того, что существенно ускорится инвестиционная активность бизнеса, а без этого ожидать роста инвестиций на 5–6% в год не приходится», – сказал «НГ» замдиректора ИНП РАН Александр Широв.

По оценкам академиков, рост инвестиций в основной капитал составит в 2020-м лишь 1,9%. Затем, в 2021-м, он ускорится только до 3,4%. А МЭР в своем прогнозе ожидает получить инвестиционный рост в указанные годы на 5 и 6,5% соответственно.

По словам Широва, инвестиционная активность может опираться на государственные расходы в рамках национальных проектов, «но этого недостаточно для того, чтобы запустить значимый экономический рост». 

«Требуются более высокие параметры внутреннего спроса, которые позволят загрузить конкурентоспособные мощности и стимулировать бизнес к вложениям в развитие производства», – считает экономист.

При этом у реальных располагаемых доходов населения все же есть шанс выйти в плюс даже в инерционном сценарии. В частности, как сообщил Широв, в 2020–2021 годах ИНП РАН ожидает рост реальных располагаемых доходов населения на уровне 1,5–1,7%. Произойдет он при постепенном снижении давления на доходы со стороны обязательных платежей и плавном сокращении темпов роста потребительского кредитования.

Но это не приведет к существенному потребительскому оживлению. Среднегодовой рост потребления домашних хозяйств за анализируемую четырехлетку составит менее 1%, следует из опубликованных академиками данных.

Важным индикатором изменений, происходящих в 2019 году в сфере доходов и потребления, стало «расхождение темпов роста выданных кредитов физическим лицам и реальной заработной платы». «Очевидная корреляция между двумя этими показателями прослеживалась по крайней мере в последние пять лет. В 2019-м начавшееся ускорение роста официальных зарплат не смогло направить за собой динамику кредитов, как это происходило раньше, – сообщают в ИНП РАН. – В результате темпы роста потребления непродовольственных товаров начиная с 2019 года продолжили замедляться и снизились с 3,4% в декабре 2018-го до 1% в июле 2019-го».

«Растущие цены на продовольственные товары начиная со второй половины 2018-го оказывают давление на продовольственную розницу, годовые темпы роста которой находятся на минимальных положительных уровнях и продолжают снижаться – с 2% в декабре 2018-го до 1% в июле 2019-го», – продолжили авторы прогноза.

Ученые вступили в дискуссию о плюсах и минусах сохранения бюджетного правила. Напомним, дополнительные нефтегазовые доходы, полученные благодаря стоимости нефти сверх произвольно установленной цены отсечения, сейчас направляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). С этой целью финансовые власти покупают иностранную валюту, что, к слову, влияет в том числе на курс рубля (см. об этом, например, «НГ» от 20.06.2018).

Как сообщил во вторник Минфин, объем ФНБ по состоянию на 1 сентября 2019-го составил почти 8,2 трлн руб., что эквивалентно 123 млрд долл. 

190-4-3_t.jpg
Динамика розничного товарооборота непродовольственными
товарами и цены на непродовольственные товары, в %. 
Источник:  Институт народнохозяйственного прогнозирования  РАН   

Комментируя эти данные, директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов уточнил, что ликвидная часть ФНБ составила около 98 млрд долл. «Минфин с начала этого года купил валюты примерно на 32,5 млрд долл. (эти деньги будут зачислены в ФНБ лишь в середине следующего года), так что фактический размер ликвидных резервов составляет сейчас около 130 млрд долл., или порядка 8,2% ВВП. При нынешних ценах на нефть к концу года ликвидные резервы приблизятся к 9% ВВП», – ожидает Тремасов. Это рекорд.

Судя по выводам академиков, Россия оказалась сейчас в ситуации, условно говоря, цугцванга. «Неэффективность дальнейшего накапливания резервов в условиях стагнации становится все более очевидной», – поясняют в ИНП РАН.

Казалось бы, отмена бюджетного правила помогла бы решить многие проблемы: в экономику вернулись бы «живые деньги», которые можно было бы использовать как источник для инвестиций и для повышения доходов граждан. Однако в ИНП РАН предупреждают: «В краткосрочной перспективе отказ от бюджетного правила и закупок валюты в резервы может негативно сказаться на конкурентоспособности российских товаров как на внешних, так и на внутренних рынках».

Как объяснил «НГ» Широв, главный риск отмены бюджетного правила – «избыточное укрепление курса рубля». Несмотря на то что для российских потребителей укрепление рубля могло бы стать позитивной мерой, ведь многие товары стали бы доступнее по цене, ученые считают, что лучше наладить каналы эффективного использования уже накопленных резервов.

«На наш взгляд, такими направлениями использования избыточных резервов могли бы стать поддержка закупок высокотехнологичного импорта для модернизации критически важных производств, а также расширения несырьевого экспорта», – уточнил экономист.

Некоторые опрошенные «НГ» эксперты тоже указали на риски полной отмены бюджетного правила. «На мой взгляд, полная отмена опасна, учитывая, насколько сильно госбюджет зависит от нефтяных доходов», – сказал доцент Российского экономического университета Сергей Ермолаев.

Однако это вовсе не значит, что правило неприкосновенно. «Нужно некоторое смягчение: скажем, сделать цену отсечения не 41,6, а 45–50 долл. за баррель», – считает Ермолаев. И сделать это надо не в 2023 году, как ранее обещал глава Минфина Антон Силуанов, а уже сейчас, как рекомендовал, например, председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, по мнению которого смягчение правила позволило бы на шесть лет отложить повышение налога на добавленную стоимость. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


dlz 05:58 04.09.2019

Резервы, хоть они и велики, остаются все - таки существенно меньше оборонных расходов. За добытое золото добытчики получают реальные деньги, а сам драгметалл можно использовать в последующих операциях обмена. А вот военные расходы никуда не спишешь. Несмотря на все ухищрения по его видимому уменьшению, страна до сих пор имеет военный бюджет, не сопоставимый с ее экономикой. Его нужна резать - не менее чем в 1,5 раз. Добыча золота имеет бóльшую добавленную стоимость, чем производство вооружений.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Олег Никифоров

Ведущий предпринимательский союза Германии предлагает установление с Россией партнерских связей на уровне Комиссии ЕС и руководящих органов ЕврАзЭС

0
1164
Инвестиционная недостаточность: Как и и чем России могут помочь Казахстан и другие соседи

Инвестиционная недостаточность: Как и и чем России могут помочь Казахстан и другие соседи

Владислав Иноземцев

0
1550
Агентство Moody’s ожидает роста экономики России в 2021 году на 1,7%

Агентство Moody’s ожидает роста экономики России в 2021 году на 1,7%

0
1189
Цифровая экономика плодит все больше бумаг

Цифровая экономика плодит все больше бумаг

Анастасия Башкатова

Россияне не скоро перестанут носить в организации справки

1
2166

Другие новости

Загрузка...
24smi.org