0
1051
Газета Образование Печатная версия

25.10.2001

Институт при университете

Тэги: рюмцев, петербург, университет, юбилей

В эти дни одно из подразделений Санкт-Петербургского государственного университета - Научно-исследовательский институт физики отмечает свой столетний юбилей. Первое в России научное учреждение физического профиля и сегодня остается во многом уникальным для нашей страны. Уникальным - во многих смыслах. В стенах НИИ физики работали такие выдающиеся отечественные ученые, как академики Александр Теренин, Дмитрий Рождественский, члены-корреспонденты Академии наук Сергей Фриш, Венедикт Джелепов, Виктор Цветков, создатель первого электронного микроскопа академик Александр Лебедев. Здесь учились будущие нобелевские лауреаты Лев Ландау и Александр Прохоров. В НИИ физики вели свои исследования первооткрыватель экситона Евгений Гросс, создатель курса высшей математики академик Владимир Смирнов. Ну и, наконец, в канун юбилея принято решение присвоить НИИ физики имя создателя мощнейшей научной школы, академика Владимира Фока - он тоже работал в этом институте. Но сегодня, помимо чисто научных достижений, НИИ физики интересен тем, что здесь нашли своеобразную форму синтеза фундаментальных исследований и обучения студентов. Об этом с нашим корреспондентом беседует директор НИИ физики Санкт-Петербургского государственного университета, доктор физико-математических наук, профессор Евгений Рюмцев.

- ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ, расскажите подробнее о статусе института, о его научном и учебном потенциале.

- Мне хотелось бы отметить очень важную особенность нашего института. Сто лет назад он создавался фактически как институт при университете. Задумывался он как экспериментальная база для подготовки специалистов всех уровней - от дипломников до аспирантов.

Само слово "университет" подразумевает широкий профиль подготовки специалистов. И действительно, физический факультет Санкт-Петербургского университета готовит специалистов по всему спектру физики. Следствие этой задачи - создание соответствующих обучающих кафедр в университете и соответствующих отделов в Институте физики. У нас сейчас 17 отделов и несколько самостоятельных лабораторий. В том числе отдел физики атмосферы, физики Земли, ядерной физики, отдел теоретической физики, отдел физики твердого тела, электроники твердого тела, физики полимеров, молекулярной спектроскопии, оптики и так далее. То есть представлен очень широкий спектр научных направлений, которые обеспечивают и подготовку специалистов в этих направлениях. Ни один академический институт не может охватить столь разные области физики.

Скажу больше. Фактически каждый отдел является неким микроинститутом, развивающим фундаментальные исследования в своей области. А Институт физики административно объединяет их, управляет финансовыми и кадровыми потоками, то есть институт - это есть система управления.

- Правильно ли я понял, что физический факультет университета направляет студентов к вам на обучение в НИИ физики?

- Не совсем так. Фактически в университете существует физический учебный научный центр, состоящий из НИИ физики, Института радиофизики и физического факультета. НИИ физики - структурное подразделение Санкт-Петербургского государственного университета, входящее в физический учебный научный центр, управляемый единым ученым советом. Этот ученый совет возглавляет декан физического факультета, директора институтов - его заместители. Это единая структура. Все руководители кафедр физического факультета одновременно являются и руководителями отделов в Институте физики. Это позволяет единым образом формировать программу подготовки специалистов, то есть учебные планы увязывать с тематикой научных исследований. Все студенты физического факультета Санкт-Петербургского университета проходят через наш институт.

Сейчас в рамках федеральной программы "Интеграция" мы имеем 12 проектов, по которым мы работаем с рядом академических институтов и отраслевых институтов. И в этих рамках мы можем и часть студентов направлять на работу в академические институты. Во-первых, это расширяет экспериментальную базу, которую можно использовать, а во-вторых, позволяет студентам общаться со специалистами высочайшего класса, работающими в Российской академии наук.

- То есть собственные фундаментальные исследования вторичны для вас, главное - обучение студентов?

- Вы сейчас затронули очень важный аспект нашей деятельности. Я бы сказал так. Нельзя подготовить специалиста высочайшего класса, не проводя самых передовых научных исследований. Начиная с третьего курса, после того как наши студенты пройдут фундаментальную общую подготовку по математике и физике, у нас в НИИ физики им читают специальные курсы.

И выбор спецкурсов, и их подготовка связаны, конечно, с новейшими достижениями, с новейшими направлениями развития физики. И руководители отделов, и заведующие кафедрами обязаны - и они это делают - отслеживать и начинать развивать исследования в этих новых направлениях. Дальше это выливается в соответствующие теоретические курсы, в новые экспериментальные методы, которые разрабатываются здесь, в институте.

- Другими словами, университет должен стать не просто образовательным учреждением, а центром фундаментальной науки?

- Совершенно верно. Это то, что называется Федеральный исследовательский центр. И мы подготовили проект, который так и называется - "Федеральный исследовательский университет". Этот проект фактически уже обсуждался на правительственном уровне. Это уже готовая модель, реализованная в нашем университете.

- Но вот, скажем, от представителей академических кругов мне очень часто доводится слышать, что это хорошая модель - университетская наука, но это западная модель, которая в России не приживется никогда. Вот была создана для науки 277 лет назад Академия наук, пусть она и занимается фундаментальной наукой, а никакой университетской науки в России по определению не может быть.

- Это специфика России, к сожалению. Мы непрерывно слышим, что в вузах науки нет. Но на самом деле вузовская наука никогда не финансировалась государством. Я заявляю это со всей ответственностью. Вся вузовская наука развивалась за счет хоздоговоров, которые она получала от промышленности, чаще всего от военных. И военные обращались именно в вузы для реализации проектов, а не в Академию наук. Недаром известно, что в системе высшей школы работают в три раза больше докторов наук, чем в Академии наук. Поэтому нельзя вот так, походя отметать вузовскую науку только потому, что государство никогда не финансировало ее. Тем не менее она развилась, выжила и сейчас существует.

И вот здесь администрация нашего университета оказалась чрезвычайно прозорливой, понимающей специфику переходного периода и необходимость сохранения всех структурных подразделений, работающих в университете или при университете. За это - низкий поклон и нашему предыдущему ректору, академику Меркурьеву Станиславу Петровичу, к сожалению, он скончался очень молодым, в 48 лет, и нынешнему ректору университета Людмиле Алексеевне Вербицкой. Она очень активно способствует сохранению фундаментальных исследований в университете.

- Но все-таки согласитесь, что современные фундаментальные исследования, даже пусть и ведут их всего 4-5 человек, требуют достаточно серьезных вложений. А ведь исследовательская, экспериментальная база вузов исторически и в СССР, и в России была слабее, чем, скажем, в академических институтах. Не получится ли так, что, предлагая государству выделять деньги на вузовскую науку, мы просто эти деньги "закачаем" в черную дыру?

- Я не стою на позиции, что нужно "закачивать", как вы выразились, деньги в вузовскую науку. Деньги должны быть выделены для развития науки России, фундаментальных исследований, потому что это основа новых технологий. Много общих слов говорилось на эту тему, я не стану повторять: почему и зачем нужна фундаментальная наука... Дело в другом - в том, как организовать эти фундаментальные исследования. Мне казалось, что лучше это делать под единым началом, при единой координации и финансовых потоков, и формировании тематики научных исследований, наиболее актуальных в мире. Форма организации исследований может быть разной - и в рамках Академии наук, и в рамках вузовской науки. Но они должны быть в координации теснейшей. И первый шаг был сделан. Финансовый шаг. Это президентская программа "Интеграция". Нужно искать формы реализации ее в наших условиях. С тем чтобы не существовали отдельно - Академия наук и высшая школа. А ведь с 1933 года именно так в России устроено. У нас Академия наук существует автономно, высшая школа автономно. И даже есть Министерство промышленности, науки и технологий... То есть они разделены по всей вертикали. А это плохо. Вот в чем главное.

Санкт-Петербург-Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Telegram-каналы о регионах, где в сентябре пройдут выборы

Telegram-каналы о регионах, где в сентябре пройдут выборы

0
155
По пятьдесят и еще: Юбилей Андрея Щербака-Жукова в ЦДЛ

По пятьдесят и еще: Юбилей Андрея Щербака-Жукова в ЦДЛ

0
351
Какой же я эстет?

Какой же я эстет?

Андрей Краснящих.

К 100-летию поэта Бориса Слуцкого

0
119
В Петербурге будут учиться вежливости и демократии

В Петербурге будут учиться вежливости и демократии

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Врио губернатора отчитался перед депутатами в федеральном стиле

0
1282

Другие новости

Загрузка...
24smi.org