0
657
Газета Образование Печатная версия

31.01.2003

Мировая гонка за качеством

Тэги: банцекин, образование, экспорт

Вопросу экспорта образовательных услуг была посвящена недавняя встреча в Минобразования РФ. Россия теряет свое бывшее образовательное пространство. Во многих наших бывших союзных республиках сокращается количество русских школ, а приезжающие к нам абитуриенты все хуже и хуже подготовлены. Между тем интерес к российской высшей школе не угасает. Как повысить качество знаний иностранных абитуриентов? В Минобразования РФ планируют начать новый этап экспорта образовательных услуг. Создать целый образовательный комплекс: школа-вуз-послевузовское образование. "Школьный" экспорт уже идет на базе 548-й московской школы (директор Ефим Лазаревич Рачевский). Ученик за рубежом получает задания из этого учебного заведения, а в конце общего курса приезжает в Россию и сдает экзамен на российский аттестат. Открытая русская школа (директор Сергей Викторович Весманов) пропагандирует метод дистанционного обучения. Здесь уже ученик общается со своими преподавателями виртуально. Содействие в реализации программы оказывают Минобразования РФ и московское правительство. Не менее важно для нас и послевузовское образование. За годы советской власти мы обучили много иностранцев. Настало время помочь им обновить их знания. На встрече присутствовал замминистра образования РФ Никита Банцекин, который любезно согласился ответить на наши вопросы.

- Никита Борисович, сегодня на встрече вы говорили о полномасштабном эксперименте по экспорту образовательных услуг в средней школе. Но разве 2-3 школы справятся с "потоком" желающих?

- Надо же с чего-то начинать. Постепенно мы намерены увеличить количество таких базовых школ. И главным нашим аргументом в борьбе за ученика является то, что мы предлагаем качественное образование. Гонка за качеством образования - это знамение нашего времени, этого хочет весь мир, и нам есть что предложить. Но, как всегда это бывает, мы не умеем наш качественный продукт должным образом показать. Его же надо понятно описать, объяснить, чем наше образование лучше. Стандарты, по которым мы работаем, хороши, но они отличаются от западных, и это тоже надо суметь объяснить.

- Чем отличаются наши стандарты от западных?

- Сроком обучения, набором дисциплин. У нас их больше. Отличаются единицами подсчета. У нас счет ведется в часах, у них - в кредитных единицах. За семестр подсчитывается определенное количество дисциплин в кредитных единицах. Это сделано, чтобы студент из самой удаленной страны мира мог учиться в Европе и у себя дома по одной и той же программе. Вот чтобы этот студент смог учиться у нас, лучше будет, если мы подготовим его сами, для этого мы расширяем рынок нашего среднего образования.

- В итоге мы будем подстраивать наши стандарты под западные?

- Мы постараемся довольно четко объяснить представителям других систем, что в наших стандартах уже заложено то, чему учат они. Мы "перекрываем" их программу, мы даем больше знаний, чем в других странах. Я смотрел примерные учебные планы вузов Западной Европы. Количество дисциплин у нас стабильно больше.

- В чем наша сильная сторона еще?

- Мы сильны фундаментальностью. Дополнительные дисциплины у нас стабильно больше. Западное образование более узкое, более целенаправленное на ту или иную область.

- Иногда его определяют как более практико-ориентированное┘

- А разве можно говорить, что не "практико-ориентировано" наше образование, которое наряду с теоретическими дисциплинами дает студенту возможность осознать, в каком практическом направлении ему следует двигаться дальше? Это ведь наиболее ценно. Но, к сожалению, преимущества своего образования мы еще не умеем красиво подать. Наша задача - доказать, что наши интересы совместимы с другими. Если мы разные, это не значит, что мы враждебны друг другу. В потенциале возможно взаимовыгодное сотрудничество и с конкурентами. Например, с Австралией мы ориентированы на одних и тех же студентов, наш потребитель - Юго-Восточная Азия. Зачем Австралии разрабатывать дисциплины, в которых мы традиционно сильнее, а они слабее по "определению"?

- Когда мы говорим о том, что наше высшее образование котируется на Западе, мы имеем в виду, как правило, какие-то конкретные вузы. Можете ли вы назвать их?

- Это было бы не очень корректно по отношению ко всем остальным вузам. Вы, вероятно, считаете, что таковых у нас немного: МГУ, Санкт-Петербургский университет, Московский инженерно-физический институт и еще несколько вузов. А ведь их гораздо больше. У нас сегодня "звучит" периферия, те вузы, о которых раньше на Западе и не упоминали. Какой замечательный Томский университет, а Белгородский, а Воронежский, а Тамбовский! Учебу в этих и многих других вузах мы усиленно рекомендуем нашим зарубежным партнерам.

- Вы считаете, что российская глубинка может привлечь западного абитуриента?

- Обучение там не уступает по качеству столичному, а жизнь безопаснее для иностранного студента. Там легче сконцентрировать усилия на учебе, ничто не отвлекает. Впрочем, тенденция ограничиться признанием лишь 10 наших вузов в Западной Европе пока остается. Но ведь и американских вузов, например, Германия признает не больше двух сотен, а в США - их более 2000. В общем, в расширении наших образовательных услуг нам надо работать, обеспечивать условия для расширения этого вида деятельности, прорабатывать соглашения, делать их понятными для партнеров за рубежом.

- Мы заключаем соглашения со страной?

- Как ни странно это звучит, чем ниже уровень, на который мы выходим для заключения договоренностей, тем эффективнее результат. Мы заключили договор со страной, а тамошнее правительство может взять и передать полномочия на негосударственный уровень. Каждый университет волен сам решать, какие аттестаты ему признавать. Кроме того, когда мы заключаем договор о признании дипломов, то сразу встает вопрос, о каком признании идет речь. В среде академической или в области практического применения. Если в практической, то сразу отсылают к своим профессиональным ассоциациям. Например, ассоциация терапевтов решает, признавать им диплом врача данного вуза или нет.

- Где наши дипломы признают безоговорочно?

- В странах третьего мира нас ждут и просят еще специалистов. Европа и США отгородились, разумеется, барьерами, им конкуренты не нужны. Например, если мы возьмем наши отношения с Германией, то первый барьер построен на том, что в нашей школе учатся 11 лет, а у них 12-13.

- Надеюсь, мы собираемся вводить 12-летку не по этой причине?

- Разумеется, это не является главным поводом для перехода на новый срок обучения. Здесь вопрос принципиально в другом, и вы этот знаете. Так вот, немцы говорят нам: "Вы сейчас экспериментируете, так давайте дождемся итогов вашего эксперимента и уже тогда будем решать┘" Другой "рубеж немецкой обороны" мы преодолеваем, когда решение проблемы перекладывается на уровень их земель. А те, в свою очередь, заявляют, что постоянная конференция министров образования и культуры земель ФРГ не правомочна подписывать международные соглашения┘ В общем, мы работаем. Кстати, процесс признания американских дипломов идет у немцев с не меньшими трудностями. На образовательном рынке существует жесткая конкуренция. Но сами немецкие университеты наши лучшие вузы знают и соглашения с ними заключают быстро и без особых трудностей. Немцы считают, что компании вольны сами себе набирать работников с такими иностранными дипломами, которые им нравятся. А вот признание иностранного диплома в академической среде следует еще заслужить.

- Хочу обратить ваше внимание, что, по исследованиям ООН, в списке индустриально развитых стран мира лидирует в образовании Южная Корея, Япония занимает второе место, Германия - 19-е, США - 18-е. Мы где-то ближе к концу списка┘

- Да, я смотрел этот список. Дело в том, что в нем учитывается гомогенность получения образования. У нас же разрыв между "худшим и лучшим" образованием достаточно велик. А какова материальная оснащенность некоторых наших школ, вы знаете не хуже меня. Кроме того, при подсчете баллов обращалось внимание на самостоятельность мышления школьников. В этом вопросе у нас тоже есть кое-какое отставание. В общем, есть повод использовать этот список для раздумий над нашими промахами. Мы ведь не стоим на одном месте, у нас все стремительно меняется┘

- Какой объем мирового рынка образовательных услуг и каков наш потенциал?

- Мы осваиваем сейчас на наших экспортных услугах 100-150 тысяч долларов. США получают около 14 миллиардов долларов от продажи на рынке образования. Мировой рынок охватывает 40-50 миллиардов долларов. Исследования показывают, что мы можем иметь около 2 миллиардов долларов от экспорта наших образовательных услуг, то есть фактически речь идет о новой экспортообразующей отрасли народного хозяйства.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Готовится новая чистка высшего образования

Готовится новая чистка высшего образования

Михаил Сергеев

Каждый седьмой вуз в РФ принимает на бюджетные места двоечников и троечников

0
698
Красный диплом для черного человека

Красный диплом для черного человека

Анна Кроткина

Лекция, прочитанная бывшим уборщиком, была интересной, но тревожной

0
320
Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
729
Баррель может подорожать до 100 долларов

Баррель может подорожать до 100 долларов

Михаил Сергеев

Россия и Саудовская Аравия не смогут компенсировать антииранские санкции

0
1429

Другие новости

Загрузка...
24smi.org