0
555
Газета Образование Печатная версия

17.03.2006

Бизнес – наука особая

Тэги: фурсенко, бизнесобразование

Те, кто уже ознакомился с национальным проектом «Образование», обратили внимание, что и бизнес-образование не осталось в стороне. Среди обозначенных мероприятий – открытие двух бизнес-школ, «напрямую ориентированных на прорывное развитие отечественной экономики, на выращивание через образование ее конкурентных преимуществ». Мы решили расспросить министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко подробней, что подразумевается под этим громким заявлением.

-Андрей Александрович, наш разговор пойдет о перспективах развития бизнес-образования в России. Национальный проект предусматривает создание двух новых бизнес-школ и даже выделение финансирования под это. И, возможно, у кого-то возникает вполне резонный вопрос – а зачем? Зачем нужны эти новые школы?

– Сегодня в России нет бизнес-школы, которая могла бы войти в топ-список сильнейших бизнес-школ мира. Посмотрите список топ-десятки, сотни лучших школ-бизнеса мира. В этом году туда вошли 56 американских школ, 27 европейских, восемь канадских, четыре азиатские, три латиноамериканские и две австралийские. Но ни в одном из этих рейтингов нет российских школ. А надо ли нам иметь такую передовую школу? Я думаю, что надо. Сегодня Россия становится с точки зрения ведения бизнеса очень привлекательной страной. А значит, во-первых, мы сами должны готовить соответствующего уровня менеджеров для реализации серьезного бизнеса. Во-вторых, любой предприниматель (в том числе и из-за рубежа), который захочет делать бизнес в России, должен четко понимать, что для этого лучше всего ему ехать к нам и получать бизнес-образование здесь. Потому что, что бы там ни говорили, есть своя специфика ведения бизнеса в России, есть свои особенности в законодательном обеспечении и в правовом, и в психологическом аспекте. Как вести бизнес у нас – это надо изучать на нашем материале, на наших кейсах. И в-третьих, нам срочно нужны серьезного уровня менеджеры, которых мы могли привлекать для управления крупных компаний с государственным участием и государственных структур. Хорошо бы готовить их у себя. Пока они едут учиться за рубеж. Мы должны четко понимать: в каждом деле есть свои технологии, свой уровень. Есть топ-level для математических и инженерных школ, почему он не может быть тогда для бизнес-школ. Готовить ученых-математиков можно в школах с сильными математическими традициями, почему такого не должно быть в бизнесе? Ведь бизнес – это тоже особая наука. Создать такого уровня бизнес-школу – трудно, но достижимо, если поставить себе цель.

– Как уже говорилось ранее, таких школ у нас будет две. Почему две?

– Две бизнес-школы, различающиеся между собой по выполнению задач. Первая из них будет такого чисто предпринимательского направления. Вторая – бизнес-школа (тоже, разумеется, бизнес-ориентированная), но более университетская по своей сути, которая будет заниматься еще и разного рода исследованиями. Вторая школа будет выстроена на базе факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета.

– Говорят, что первая школа тоже будет построена на базе одной из московских академий?

– Нет, это неверно. Она будет выстроена практически в «чистом поле».

– А это возможно? Ведь оговоренные сроки очень малы. Практически школы должны начать работу уже в 2007 году?

– Как вы понимаете, на самом деле «чистого поля» не бывает. Подразумевается, что примерно 10–12 крупных бизнесменов объединят свои усилия и финансовые возможности для создания капитального фонда (индаумента), как делают это университеты – носители независимого интеллектуального знания – за рубежом. В мире эти фонды постоянно пополняются из внебюджетных источников. А за счет средств индаументов за рубежом ведут свою активную исследовательскую работу очень многие известные университеты, и ведут ее успешно. Мы рассчитываем, что так же будет и у нас.

– А на что тогда будет потрачен грант национального проекта?

– Выделенные средства пойдут на подготовку программ, разработку отечественных кейсов, подготовку и стажировки нашего преподавательского состава, на оборудование (без использования новейших компьютерных технологий в учебном процессе построение сильной бизнес-школы невозможно). Очевидно, что часть преподавателей придется приглашать из-за рубежа, и это будут известные люди, а значит, и высокооплачиваемые люди.

– Недавно на заседании рабочей группы Госсовета министр образования Карелии Галина Разбивная призывала усадить за парты чиновников всех уровней власти. Например, не только директоров школ, но и ректоров. Возможно ли, что в новой школе будут обучать эффективному менеджменту и ректоров вузов и чиновников?

– Конечно, проблемы в развитии эффективного менеджмента на разных уровнях власти есть. Мы этого и не скрываем. Когда ректор достигает 65-летнего возраста и не может оставить свой ректорский пост по причине того, что нет у него преемника, это означает одно – нет эффективного управления в вузе. Когда ректоры говорят мне, что 15–20 лет назад (когда они впервые победили на выборах) ситуация была лучше и претендентов было много, то о чем я должен призадуматься? Оказывается, за эти 15–20 лет ничего в лучшую сторону не менялось. Ведь одним из показателей эффективной работы ректора является – сумел ли он вырастить команду молодых людей, способных управлять лучше, чем он, или нет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org