1
2553
Газета Образование Печатная версия

27.03.2019 16:58:00

Психологи указали на тревожные симптомы в отношениях семьи и школы

Родители ошибаются, когда считают, что подросткам нет до них дела

Тэги: семья, школа, родители, подростки, психология, воспитание, мгу, доклад, ольга карабанова


семья, школа, родители, подростки, психология, воспитание, мгу, доклад, ольга карабанова Внимание нужно ребенку и в 6 лет, и в 15 одинаково. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Родители демонстрируют детям эмоциональное отторжение, подростки не хотят взрослеть, а школа теряет авторитет – такую характеристику семье, школе и современному детству дала Ольга Карабанова, заведующая кафедрой возрастной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова на круглом столе «Семья и школа – диалог ради будущего» в Российской академии образования (РАО).

Целью мероприятия объявили, как было заявлено в анонсе, «выработку предложений по совместной работе экспертов-родителей и представителей педагогической науки для решения актуальных вопросов вовлечения родителей в воспитание и образование, а также развитие родительского просвещения и семейного воспитания». А ключевым, похоже, стал доклад Ольги Карабановой, которая дала краткие характеристики родительству и детству в РФ. По крайней мере она оказалась ближе всех к заявленной теме. И ее выводы опирались на данные современных исследований. 

А здесь ситуация сложилась довольно интересная. Во-первых, есть такая распространенная точка зрения в нашем истеблишменте, запущенная вузовскими же спикерами, что в стране не было настоящей педагогической науки. Была советская, но она же, дескать, своеобразная. В основе ее лежало «неуважение к личности ребенка». Индивидуальность ребенка исключалась, так же как и разнообразие его будущих человеческих траекторий.

Во-вторых, есть большой интерес к исследованиям детства и родительства со стороны ведущих экономических вузов. И они существенным образом влияют на образовательную повестку дня. (Напомню, что во времена СССР существовала Академия педагогических наук (АПН), которая вела многочисленные исследования и определяла государственную политику в сфере образования.) 

В-третьих, во всей этой политической активности нет влияния РАО. Конечно, нет ничего плохого, что исследованиями в области детства занимаются разные вузы. Чем больше опросов, наблюдений, анализа, тем лучше. Но хотелось бы слышать и голос правопреемников АПН – апологетов педагогической науки. 

Поэтому доклад Ольги Карабановой, обнародованный ею в стенах обновленной РАО, вызывает интерес. Докладчица стоит на той позиции, что, несмотря на многочисленные заявления исследователей детства в РФ, российская семья сохраняет «детоцентризм», хотя есть неблагоприятные изменения и достаточно тревожные тенденции. Что это за тенденции?

Ольга Карабанова сообщает, что каждая пятая женщина в РФ в возрасте до 35 лет, размышляя о своем будущем, не оставляет там места родительству вообще. Исследователь обращает наше внимание на то, кто они – современные родители нынешних детей. Они, конечно, разные, но… это как раз то поколение, чьи детство и юность прошли в трудные перестроечные и постперестроечные времена. А что было? В то время их собственные родители пытались отодвинуть свои семейные обязанности на второй план, потому что речь шла буквально о выживании вообще. Но зато школу тогда еще не коснулись разрушительные процессы, она была еще «советской» и выполняла свою социально значимую роль в обществе. Поэтому невнимание родителей компенсировалось участием школы в воспитательном процессе. Современная молодежь воспитывает детей по тому же сценарию, который они прошли сами. Но только школа стала другой. 

Следующий момент заключается в том, что кризис детства – это не надуманная проблема, а самая что ни на есть реальная. По определению специалистов, это кризис событийности и посредничества и связанная с ним потеря идеальной формы. Классики педагогики считали, что идеальная форма, образ взрослости, является центральной категорией, задающей целостность детства. Образ совершенного (идеального) взрослого является единственным способом и опорой представления детьми их будущего. На ясное представление об идеальной форме в конечном счете должны опираться и все попытки проектирования детской жизни. Вне такой опоры они теряют смысл. Сегодня мы имеем дело, считает Ольга Карабанова, с нежеланием детей взрослеть, с инфантилизмом.

На эту картинку наслаивается другая – родители теряют свой статус. Сегодня дети многому учатся у таких же детей, как они сами (тем же интернет-технологиям). И ставят родителей в неловкое положение, потому что прежние формы воспитания в этой ситуации не работают. Плюс к этому добавляется новая информационная среда, через которую протаскиваются новые ценности, новые идеи, новые решения воспитательных задач, порой опасные для детского ума.

Если говорить об особенностях родительства, то невозможно говорить обо всех сразу, подчеркивает Карабанова. Родители, несомненно, все разные. Можно говорить  о тревожных тенденциях, которые присутствуют у какой-то части родителей. Сильное беспокойство вызывает здесь обеднение общения, коммуникации родителей и детей. Социологи подсчитали, сколько общается ребенок с родителем в день. Это девять минут. Как говорит Ольга Карабанова, можно не обращать особого внимания на эти цифры, потому что хронологическое время общения с ребенком не говорит ни о чем. Мало общаться – это не значит несодержательно общаться. Но обеднение общения есть.

В семьях сегодня растет 1–2 ребенка. А это – одиночество, тяжело переживаемое ребенком в семье.  Изменилась и картинка эмоциональных отношений. Родители демонстрируют эмоциональную холодность и отторжение (по разным причинам).И дети в семье переживают это достаточно сильно. Даже в случае относительно благополучных эмоциональных отношений в семье подростки все равно, как показывают исследования, говорят о недостаточности внимания взрослых к ним, о родительском равнодушии, об отсутствии интереса к их нуждам. И вот здесь, считает Ольга Карабанова, есть некоторое противоречие. Родители считает, что подросткам нет до них дела. А подростки пишут, что родители не обращают на них достаточно внимания. Исследователями была проведена такая «проба». Они обратились с вопросом к ребенку: «Если с тобой что-нибудь случится плохое, к кому ты обратишься в первую очередь?» И были даны варианты ответов. «К родителю», – ответили большинство. Это первое лицо, которому ребенок готов открыться. И как показывают опросы – не открывается.

Сильную тревожность психологов вызывает гипопротекция родителей. И не менее – доминирующая гиперпротекция. Гипопротекция характеризуется недостатком опеки и контроля, истинного интереса и внимания к делам ребенка, а в крайней форме – безнадзорность. А гиперпротекция – это чрезмерная опека, мелочный контроль, система непрерывных запрещений и невозможность для ребенка принять когда-либо собственные решения.  Гиперопека выдает стремление родителей оберегать детей, следить за их попытками что-либо сделать по-своему, ограничивать активность и самостоятельность, предписывать образ действий, ругать за малейшие промахи, прибегать к санкциям. Повышенный уровень заботы зачастую связан с нереализованной потребностью родителей в привязанности и любви. В чем особенность современной гиперпротекции, по мнению Карабановой? Родители предъявляют требования, но не берут на себя труд самим поступать так, как они того требуют от других.

Еще одна настораживающая тенденция – желание родителей транслировать свои функции третьему лицу: няне, воспитателю, гувернеру, школе. И при этом родитель требует, чтобы его позиция была уникальна. Например, в семью берется няня. Ребенок к ней привязывается. Родитель ревнует, от няни отказываются, а для ребенка это все трагедия. В отношении школы данная тенденция проявляется особенно ярко. Есть желание передать воспитание школе – передали, при этом никакого сотрудничества со школой вести родители не хотят. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


dlz 20:20 27.03.2019

В каждой школе есть штатные психологи. Но мало кто из них способен сказать что либо ценное по поводу конкретного ребенка или класса в целом. Для меня, как для родителя, наиболее сильным фактором является слишком большой возрастной разрыв внутри класса. Сегодня нормой является 2 - летняя разница между детьми одного внутри одного класса. В советские годы предпочтительны были ясли, сейчас они существуют только на уровне частных садиков .В результате, в норме более возрастные дети отстают в учебе.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Моисей, Иисус, Мухаммед, Будда – с этими образами встреча должна быть после Незнайки

Моисей, Иисус, Мухаммед, Будда – с этими образами встреча должна быть после Незнайки

Милена Фаустова

Эксперт оценивает итоги 10 лет преподавания религиозных культур в школе

0
3100
В Петербурге ожидается предвыборное обострение

В Петербурге ожидается предвыборное обострение

Иван Родин

Врио губернатора 15 мая представит Заксобранию свой первый отчет

0
1333
Пентагон оценил устремления Пекина  в Арктике

Пентагон оценил устремления Пекина в Арктике

Ирина Дронина

Америка опасается, что Ледовитый океан может превратиться в Китайское море

0
1884
Свободу слова, совести и собраний в России оценили невысоко

Свободу слова, совести и собраний в России оценили невысоко

Екатерина Трифонова

Московская Хельсинкская группа выступила с традиционным докладом о нарушениях политических прав

0
1397

Другие новости

Загрузка...
24smi.org