0
14578
Газета НГ-Энергия Печатная версия

10.02.2015 00:01:20

Голубое топливо подружит Пекин и Москву на долгие годы

Еще раз о газовом контракте с Поднебесной, который можно было подписать еще семь лет тому назад

Алексей Мастепанов

Об авторе: Алексей Михайлович Мастепанов – доктор экономических наук, академик РАЕН, руководитель Аналитического центра энергетической политики и безопасности, заместитель директора ИПНГ РАН, член совета директоров Института энергетической стратегии.

Тэги: китай, газ, назопровод, энергетика


китай, газ, назопровод, энергетика Газовые контракты ознаменовали новый стратегический этап в развитии всестороннего экономического сотрудничества между Россией и КНР. Агитационный плакат 1950-х годов

История российско-китайских взаимоотношений в газовой сфере, в том числе и так называемого контракта века – Контракта на поставку российского трубопроводного газа в Китай по восточному маршруту – была нами всесторонне рассмотрена в «Независимой газете» в прошлом году (см. «НГ-энергия» от 14.10.14). Добавим лишь, что если бы не «работа» явных и скрытых противников восточных газовых проектов, о которой также было упомянуто в том номере газеты, подписать подобный контракт можно было бы, по крайней мере не на худших условиях, еще пять–семь лет назад. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Реализация проектов типа «Сила Сибири» и газового контракта с КНР создает материальную базу диверсификации наших экспортных поставок газа. И в этом их основное значение.

Что касается собственно «Силы Сибири», то этот магистральный газопровод, а вернее – система магистральных газопроводов, является важнейшей составной частью уникального проекта по освоению газовых ресурсов Востока нашей страны. Его задача – обеспечить поставку природного газа крупнейших месторождений этого региона (Чаяндинского нефтегазоконденсатного в Якутии и Ковыктинского газоконденсатного в Иркутской области) потребителям Восточной Сибири и Дальнего Востока и на экспорт, в страны АТР.

Следует отметить, что проработка вопроса формирования крупных газодобывающих центров на Востоке России, связанных газопроводной системой, имеет уже довольно длинную историю. В частности, стратегическая задача формирования единой газотранспортной системы (ГТС) региона была впервые сформулирована еще в Энергетической стратегии Сибири, подготовленной в 1997–1998 годах Минтопэнерго России, межрегиональной ассоциацией «Сибирское соглашение» и Сибирским отделением РАН. В ней сказано: «В отдаленной перспективе, за пределами 2010 года, газовые потоки, берущие начало на западе (север Иркутской области, юго-запад Республики Саха (Якутия) и на востоке (шельф острова Сахалин), могут стать основой единой газотранспортной системы востока России, не только обеспечивающей газом огромную территорию от Иркутска до Владивостока, но и подающей на экспорт в государства АТР до 50 млрд куб. м газа в год».

Развитие этих идей продолжилось в основных государственных документах, связанных с энергетикой. Это Энергетическая стратегия России на период до 2020 года и Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки стран АТР. Последнюю для краткости гораздо чаще называют просто Восточной газовой программой, а утверждена она была 3 сентября 2007 года Приказом Минпромэнерго России № 340. 

Но реализацию идеи тормозил целый ряд объективных (да и субъективных) причин-факторов-обстоятельств. Важнейшее из них – сложный компонентный состав газа основных месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока – уже было рассмотрено нами в «НГ-энергии» от 14.10.14. Повторим: газ месторождений Иркутского, Красноярского и Якутского центров имеет высокое содержание этана, пропана, бутана, других углеводородов, а также гелия, отличается наличием нефтяных оторочек и большого конденсатного фактора. 

Эта особенность восточных месторождений объективно требовала применения в регионе самых передовых высоких технологий и полного использования всех содержащихся в добываемом газе компонентов. В конечном счете, как мы формулировали эту задачу еще в начале 2000-х годов, речь здесь должна идти о том, чтобы не просто добыть газ и продать его на экспорт, а организовать на востоке России комплекс газохимических предприятий и экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью. В итоге именно эта особенность восточных месторождений и потребовала разработки уже упомянутой Восточной газовой программы. 

Второй фактор, объективно тормозящий освоение крупнейших месторождений востока России, – узость здесь внутреннего рынка газа, необходимость выхода для рентабельной разработки основных месторождений на внешние рынки, то есть экспорта газа. Так, например, газ Чаяндинского месторождения, как и многих других в этом регионе, в силу реальных географических условий и отсутствия инфраструктуры просто неконкурентоспособен на внутреннем рынке. А вот в увязке с экспортом ситуация меняется. И хотя соответствующие переговоры с тем же Китаем и другими странами Северо-Восточной Азии велись с середины 1990-х годов, только в мае 2014 года ОАО «Газпром» и China National Petroleum Corporation (CNPC) заключили упомянутый выше «контракт века» – контракт на поставку российского трубопроводного газа в Китай. В соответствии с этим документом в Китай будет ежегодно экспортироваться 38 млрд куб. м российского газа в течение 30 лет.

Трубопровод «Сила Сибири» позволит получать голубое топливо с месторождений, расположенных большей частью в болотистой тундре.	Фото с сайта www.kremlin.ru
Трубопровод «Сила Сибири» позволит получать голубое топливо с месторождений, расположенных большей частью в болотистой тундре. Фото с сайта www.kremlin.ru

Общая протяженность газотранспортной системы для реализации этого контракта (первой очереди ГТС «Сила Сибири») составит около 4 тыс. км, ее работу будут обеспечивать восемь КС общей мощностью 1331 МВт. Газопровод будет построен практически полностью из прямошовных труб отечественного производства из хладостойкой стали марки К60 с наружным антикоррозионным и внутренним гладкостным покрытием диаметром 1420 мм и толщиной стенки 21,7 мм, рассчитанных на рабочее давление 100 атм. 

Как ответил на вопрос журнала «Газпром» в начале октября 2014 года член правления, начальник департамента инвестиций и строительства ОАО «Газпром» Ярослав Голко, «завершаются испытания нового вида труб большого диаметра с повышенной деформационной способностью, предназначенных для системы магистральных газопроводов «Сила Сибири». Такие трубы могут сохранять работоспособность в зонах с активными тектоническими разломами, а также на участках с сейсмичностью выше 8 баллов. Их производство по заказам «Газпрома» будет впервые налажено на российских предприятиях».

На строительстве первой очереди «Силы Сибири» будет задействовано около 11 700 специалистов, эксплуатировать газопровод будут примерно 3 тыс. человек.

После подписания контракта с CNPC руководство ОАО «Газпром» утвердило Комплексные планы мероприятий по созданию газодобывающих и газотранспортных мощностей, использующих газ месторождений Якутского и Иркутского центров газодобычи. Среди основных мероприятий – проведение геологоразведочных работ и инженерных изысканий, разработка проектно-сметной документации и строительство объектов обустройства месторождений. И уже с конца мая 2014 года все профильные подразделения и дочерние общества компании приступили к осуществлению проектов по созданию газодобывающих, газотранспортных и газоперерабатывающих мощностей для организации поставок газа в КНР. А 1 сентября в Якутске состоялись торжественные мероприятия, посвященные сварке первого стыка ГТС.

В настоящее время полным ходом идет подготовка к обустройству Чаяндинского месторождения, строительству самой ГТС, Амурского газоперерабатывающего и гелиевого заводов. В частности, завершается разработка проектной документации по объектам добычи газа и первому участку ГТС – от Чаяндинского месторождения до Ленска. Ведутся проектно-изыскательские работы по участку ГТС от Ленска до Свободного, подготовительные работы для начала проектирования участка до  Благовещенска (на границе с КНР) и участка Ковыкта–Чаянда, а также осуществляется проектирование Амурского ГПЗ. А уже к концу 2018 года, по данным ОАО «Газпром», завершение строительства линейной части магистрали от Чаянды до Благовещенска и одной компрессорной станции (КС) позволит начать экспортные поставки газа. Полностью первая очередь «Силы Сибири» проектной мощностью в 38 млрд куб. м газа в год войдет в строй в 2031 году.

Президент Российской Федерации Владимир Путин, выступая в прошлом году на Петербургском экономическом форуме, назвал этот проект самой крупной стройкой в мире. По его словам, Россия за четыре-пять лет инвестирует в проект около 55 млрд долл., Китай потратит на инфраструктуру для поставок еще 20–22 млрд долл.

Как отмечает заместитель начальника Департамента по управлению проектами, начальник Управления координации восточных проектов ОАО «Газпром» Виктор Тимошилов, после ввода в эксплуатацию первой очереди газопровода «Сила Сибири» до Благовещенска появится центральный элемент восточной части ЕСГ России, который в долгосрочной перспективе может (при наличии рыночных условий) развиваться в направлении как ГТС «Сахалин–Хабаровск–Владивосток», так и существующей Единой системы газоснабжения (в случае освоения месторождений Красноярского края и строительства на территории этого региона системы магистрального транспорта газа). Возможность поставлять газ из Восточной Сибири в двух стратегических направлениях – западном и восточном – была впервые обоснована в Восточной газовой программе. 

Кстати, в этой программе намечалось, что газопровод будет сразу строиться до Хабаровска, с тем чтобы обеспечить подачу газа и на завод по сжижению газа во Владивостоке. Но меняются условия (как внешние, так и внутренние), а вместе с ними меняются и планы.

Одновременно со строительством ГТС разворачиваются работы и по освоению Чаяндинского НГКМ, запасы которого составляют 1,45 трлн куб. м газа и около 93 млн т жидких углеводородов. Уже в этом, 2015 году в соответствии с утвержденным комплексным планом мероприятий  здесь намечено завершить геологоразведочные работы и начать обустройство газовой залежи. Окончательный подсчет запасов будет проведен в 2016 году, а добыча газа стартует в конце 2018 года. Здесь впервые в России в промышленном масштабе будет использована технология мембранного извлечения гелия из природного газа непосредственно на промысле. Такая инновационная технология позволит оставить в газе, предназначенном для транспортировки по «Силе Сибири», ровно столько гелия, сколько можно произвести и реализовать с гелиевого завода в Амурской области (около 80 млн л). А остальной гелий будет закачиваться обратно в пласты Чаяндинского месторождения. По данным управления по работе со СМИ администрации главы и правительства Республики Саха (Якутия), в зависимости от интенсивности добычи в это своеобразное хранилище будет закачано от 5,5 до 10,6 млрд куб. м газа, обогащенного гелием. 

Комплексный план также предполагал начать пробную добычу нефти на Чаяндинском месторождении в 2014 году, а опытно-промышленную – в 2015 году. Поставка нефти в нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан запланирована на конец 2017 года.

Соответствующие работы ведутся и на Ковыктинском ГКМ. До конца 2018 года будут проведены исследовательские испытания эксплуатационных скважин Ковыктинского КГМ в различных режимах работы, и к 2023 году оно будет подключено к ГТС «Сила Сибири».

Синхронно с газотранспортными и добычными мощностями будут строиться и объекты газопереработки и газохимии. Как отмечают в самом «Газпроме», принятые на сегодняшний день решения предусматривают строительство газоперерабатывающего (ГПЗ) и гелиевого заводов в Амурской области, проектные работы по которым уже ведутся. По ГТС «Сила Сибири» на ГПЗ будет поступать газ Чаяндинского и Ковыктинского месторождений, где из него будет организовано выделение азотно-гелиевого концентрата, этана, пропан-бутановых фракций. Таким образом, из всего объема газа, предназначенного для поставки на экспорт, ценные компоненты будут извлекаться на российской территории, что станет важным вкладом «Газпрома» в социально-экономическое развитие Дальневосточного региона. При этом производимый на ГПЗ этан будут поставлять на создаваемый рядом газохимический комплекс СИБУРа для дальнейшей переработки. Базовой продукцией ГХК станет полиэтилен, но в дальнейшем возможно и расширение номенклатуры производимой продукции. Гелиевый завод будет выпускать жидкий товарный гелий.

В целом же этот масштабный проект даст импульс для развития ряда отраслей российской экономики: металлургии, трубной промышленности, машиностроения.

Договор с Пекином позволяет России разрабатывать труднодоступные месторождения Сибири.	Фото с сайта www.gazprom.ru
Договор с Пекином позволяет России разрабатывать труднодоступные месторождения Сибири. Фото с сайта www.gazprom.ru

Однако после подписания газового контракта с Китаем и в некоторых СМИ, и на различных конференциях поднялась новая волна критики проекта: и условия контракта невыгодны для России, и реализация проекта потребует таких огромных инвестиций, что он никогда не окупится (правильнее было бы назвать ГТС не «Сила Сибири», а «Золотой поток»), и т.д. и т.п. Интересно, кстати, отметить, что практически все уважаемые специалисты, высказывающие подобные критические замечания, ими и ограничивались, не предлагая ни альтернативных направлений развития газовой отрасли на востоке страны, ни альтернативных проектов.

В этом плане ситуация напоминает мне ту, которая сложилась некоторое время назад вокруг противопоставления нефти и газа (и ресурсных отраслей в целом) инновациям, когда критики сложившейся ресурсно-экспортной стратегии развития России подкрепляли свои высказывания лозунгами типа «слезть с нефтегазовой иглы», преодолеть «ресурсное проклятие» и т.п.

Отвечая им, профессор Андрей Конопляник неоднократно подчеркивал, что наличие нефтегазовых ресурсов является не проклятием, а благом, если ими правильно распорядиться, то есть проблема не в наличии ресурсов, а в эффективности их освоения и использования доходов от них. 

Так же, на наш взгляд, обстоят дела и в случае с китайским контрактом и ГТС «Сила Сибири». Можно по-разному оценивать их значение для России в зависимости от того, как считать и из чего исходить.

Если исходить из того, что дальнейшего развития ГТС не будет, что создается она только для экспорта газа в Китай, то, возможно, критики ее в чем-то и правы. Хотя и при таком раскладе вряд ли правомерно все затраты на обустройство и эксплуатацию Чаяндинского и Ковыктинского месторождений относить только на экспортный контракт. Да и «Сила Сибири» – это не только собственно магистральный газопровод. Это еще и трубопроводы от месторождений к нему, это строительство насосных и компрессорных станций, обустройство самих месторождений, прокладка дорог, линий связи, развитие электроэнергетической инфраструктуры, газопроводы – отводы и газификация прилегающих территорий, подготовка квалифицированных специалистов из местного населения... Так, по данным уже упоминавшегося управления по работе со СМИ администрации главы и правительства Республики Саха (Якутия), только в этом регионе жители 314 городов, сел и поселков получат доступ к более дешевому, чем привозное дизельное топливо, и экологичному энергоносителю. А общий мультипликативный эффект от формирования долгосрочного резерва гелия и организации долгосрочного хранения гелиевого концентрата, с учетом развития смежных отраслей, составит до 2030 года, по предварительным оценкам, около 6,7 трлн руб. при необходимых инвестициях на эти цели до 250 млрд руб.

Но если смотреть шире, стратегически, рассматривая эту ГТС лишь как первоочередное звено будущей Единой системы газоснабжения востока России (ЕСГ ВР) (центральный элемент восточной части ЕСГ России, по выражению В.П. Тимошилова), то и оценки будут другие. 

Прежде всего наличие ЕСГ ВР даст возможность подключать к ней не только более мелкие газовые и нефтегазоконденсатные месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока, но и попутный газ нефтяных месторождений этих регионов, сформировать вокруг нее целый ряд нефтегазохимических комплексов, производств и предприятий. И в эту работу могут (и должны!) быть включены не только основные российские нефтегазовые и нефтегазохимические компании («Газпром», «Роснефть», «Сургутнефтегаз», СИБУР и др.), но и соответствующие зарубежные компании и структуры.

И при таком подходе строительство ГТС и освоение связанных с ней месторождений будет одним из важнейших инструментов (или одним из средств) не только формирования на востоке страны эффективной газовой отрасли, но и создания на этой основе условий для динамичного социально-экономического развития региона и повышения жизненного уровня проживающего здесь населения.

В частности, ЕСГ ВР может стать основой формирования сразу двух систем или совокупностей нефтегазохимических кластеров: Восточно-Сибирской и Дальневосточной. Каждая такая система будет представлять собой комплекс проектов по развитию в регионе мощностей по глубокой переработке нефти, созданию мощностей по переработке газа и нефтегазохимии, включая производство конечной нефтегазохимической продукции, с достижением максимальной доли добавленной стоимости.

Проанализировав мировой опыт и ресурсные возможности региона, считаем возможным на базе успешного сочетания новых и уже освоенных технологий формирование в рамках Восточно-Сибирской системы Иркутского (Ангарско-Саянского), Северо-Иркутского и Красноярского (Богучанско-Канского) кластеров. В состав Дальневосточной системы нефтегазохимических кластеров могли бы войти Хабаровский, Амурский, Приморский и, возможно, Якутский кластеры. И в этом случае инвестиции в «Силу Сибири» будут инвестициями не только конкретно в этот проект, а в перспективное развитие производительных сил всего Дальневосточного федерального округа и востока России в целом. А это уже совсем иной «баланс».  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Между Азией и Европой

Между Азией и Европой

Эрнест Петросян

Россия как субъект и объект геополитического соперничества

0
1565
Схватка США и Китая:  у опасной черты

Схватка США и Китая: у опасной черты

Сергей Беленчук

Возобладает ли в американском истеблишменте готовность к компромиссам

0
2958
Гонконг нанес удар по престижу Пекина

Гонконг нанес удар по престижу Пекина

Владимир Скосырев

КНР утверждает, что за спиной демонстрантов стоит Запад

0
2188
Отечественный газ в Европе:  аргументы "за" и "против"

Отечественный газ в Европе: аргументы "за" и "против"

Олег Никифоров

Конференция в Берлине объединила европейских сторонников российских вариантов энергоснабжения Старого Света

0
2619

Другие новости

Загрузка...
24smi.org