0
5158
Газета НГ-Энергия Печатная версия

08.12.2015 00:01:00

Углеводородные игры Анкары

Сирия становится лакмусовой бумажкой для энергополитики Москвы

Сергей Жильцов

Об авторе: Жильцов Сергей Сергеевич – доктор политических наук.

Тэги: турция, нефть, сирия, игил, южный поток


турция, нефть, сирия, игил, южный поток Проект «Турецкого потока» связывает экономики двух стран гораздо сильнее, чем их разводят по разные стороны баррикад политические разногласия. Фото сайта www.gazprom.ru

Борьба с «Исламским государством» (организация, запрещенная в России) в Сирии оставляет открытым вопрос о будущем развитии этого государства. От того, какой политический режим будет установлен в этом государстве, зависят будущие маршруты транспортировки углеводородных ресурсов из стран Ближнего Востока в направлении Европы.

Отражением возросшего соперничества за контроль над будущими маршрутами прохождения экспортных трубопроводов стал инцидент с российским военным самолетом в Сирии, который произошел в конце ноября 2015 года. В стремлении оказать влияние на политику России в отношении Сирии Анкара пошла на силовые действия.

Турецкая энергетическая политика

В последние 20 лет Турция реализовывала амбициозную энергетическую политику. Анкара поддерживала реализацию новых трубопроводных проектов, тем самым стремясь получить в свои руки энергетический вентиль, с помощью которого можно было бы регулировать поставки нефти и газа в европейские страны. Этими задачами определялся внешнеполитический курс Анкары, которая последовательно стремилась занять ключевые позиции в транзите углеводородных ресурсов на европейский рынок. Устремления Турции поддерживали США, которые активно продвигали идею прокладки трубопроводных маршрутов, идущих в обход российской территории. 

Турция не отказывалась от участия в конкурирующих трубопроводных проектах. Так, одновременно с участием в проектах экспорта углеводородных ресурсов, предлагаемых западными странами, Анкара приняла участие в строительстве газопровода «Голубой поток», который был проложен из России в Турцию по дну Черного моря. Он укрепил российско-турецкие отношения в сфере энергетики, превратив Анкару в одного из основных транзитеров российских углеводородных ресурсов. В свою очередь, Россия получила дополнительный маршрут транспортировки своего газа, расширила торгово-экономические отношения с одним из ключевых государств Черноморского региона. При этом роль Турции как основного и предсказуемого партнера России зачастую переоценивалась. За ростом торгово-экономических показателей и расширением энергетического сотрудничества двух стран без должной оценки оставались геополитические устремления Анкары.

Первое десятилетие XXI века отмечено возросшей конкуренцией трубопроводных проектов между Россией и западными странами, а вместе с этим меняется и энергетическая политика Турции. ЕС продвигал проект газопровода «Набукко», который должен был обеспечить поставки углеводородного сырья из Каспийского региона и стать альтернативой российским поставкам на европейский рынок. Появление проекта газопровода «Набукко» было связано с долгосрочными целями европейской и американской политики, нацеленной на ограничение российского влияния в Европе. В свою очередь, Россия предлагала проект газопровода «Южный поток», который должен был пройти по дну Черного моря. При этом Турции отводилась ключевая роль как в европейском, так и в российском проекте, что давало Анкаре возможность выдвигать собственные условия как Москве, так и Брюсселю. Турция преследовала собственные интересы, которые в целом совпадали с энергетической политикой западных стран, направленной на снижение доли российского газа на европейском рынке. США и ЕС стремились «запереть» российский газ в украинской газотранспортной системе, добиваясь, чтобы единственным маршрутом транзита оставалась территория политически нестабильной Украины. Анкара учитывала эти факторы в своей политике, маневрируя между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. 

К концу первого десятилетия в Турции происходит переоценка приоритетов внешней политики. Интерес к европейскому проекту из-за отсутствия свободных объемов газа для будущего газопровода был утрачен. Российский проект «Южный поток», несмотря на привлекательность, находился под жесткой критикой со стороны США и ЕС, тем самым снижая заинтересованность Турции в его продвижении. Еще оставались каспийские углеводороды. Анкара подписала договор с Азербайджаном о строительстве Трансанатолийского газопровода, который должен вывести азербайджанский газ на европейский рынок. Однако объемы азербайджанского газа, который в лучшем случае может появиться на рынке к 2019 году, незначительны и не смогут оказать заметного влияния на расстановку сил на европейском рынке природного газа. Эти обстоятельства внесли серьезные коррективы в энергетическую политику Турции, которая усилила свой интерес к запасам газа в Катаре. 

Сирийская карта

Турция была заинтересована наладить поставки газа из Катара через территорию Саудовской Аравии. Предварительная договоренность о строительстве газопровода была достигнута в 2009 году в ходе визита эмира Катара в Турцию. Трубопровод должен начинаться в Катаре, затем проходить через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию в Турцию, с дальнейшим продолжением в Европу. 

Обсуждения проектов прокладки газопровода из Катара и Саудовской Аравии рассматривались Турцией в качестве шагов, которые позволяли ей в будущем рассчитывать на повышение геополитического влияния на Ближнем Востоке и усилить свои позиции на переговорах с ЕС и Россией. В долгосрочной перспективе катарский газ должен был послужить интересам американской политики, которая стремилась ограничить поставки газа из России.

Наряду с планами прокладки газопровода из Катара существовал проект организации поставок газа из Ирана через территорию Ирака и далее в Сирию. Трехсторонний меморандум о строительстве трубопровода был подписан в Иране в июне 2011 года. Трубопровод с проектной мощностью 40 млрд куб. м в год планировалось ввести в строй к 2016 году. Однако конфликт в Сирии не позволил приступить к его реализации. Более того, когда Иран, Ирак и Сирия приближались к тому, чтобы начать строительство нового трубопровода, противники этого проекта проявляли активность.

До последнего времени повышенное внимание к Сирии определялось транзитными возможностями этой страны по экспорту углеводородных ресурсов на внешние рынки, включая страны ЕС. Тем более что Сирия занимала скромное место в добыче углеводородных ресурсов. Однако в последние годы отношение к Сирии стало меняться. В Восточном Средиземноморье были найдены месторождения углеводородного сырья, прежде всего запасы газа. Кроме того, геологические исследования, которые проводились до политических потрясений в регионе, показали наличие у берегов Сирии крупных нефтяных месторождений. Это не только усилило интерес к этому государству, но и обострило конкурентную борьбу за пути их транспортировки в европейские страны. В целом, согласно оценкам, Левантийский бассейн, который расположен вдоль берегов Сирии, Ливана, Израиля и Кипра, а также на севере Египта, располагает 3,5 трлн куб. м газа и около 1,7–2 млрд баррелей нефти. 

Дополнительное внимание к Сирии было связано с запасами углеводородного сырья, обнаруженными в окрестностях сирийского города Хомс. Во многом этим объясняется тот факт, что около этого города и в окрестностях Дамаска, местами прохождения предполагаемого газопровода, развернулись ожесточенные бои.

Поиск путей урегулирования конфликта в Сирии проходит одновременно с обсуждением потенциально возможных проектов, связанных с экспортом нефти и газа на внешние рынки. Возросшая конкуренция между потенциальными маршрутами транспортировки углеводородных ресурсов отражает расхождение интересов различных стран, заинтересованных в укреплении геополитического влияния и получении дополнительных средств. Основная борьба развернулась между двумя маршрутами поставок углеводородных ресурсов. Первый предполагает поставки газа из Катара в направлении Турции, второй из Ирана в Сирию. И тот и другой проект предполагает организацию дальнейших поставок углеводородного сырья в направлении Европы. 

Турция не поддерживает прокладку трубопровода из иранского месторождения «Южный Парс», поскольку в этом случае она лишится мощного рычага влияния на ситуацию в регионе. Пока закупки Турцией иранского газа не превышали 10 млрд куб. м и не исключено, что объемы сохранятся на этом уровне. Кроме того, один из потенциальных участников будущего проекта трубопровода Ирак недоволен политикой Анкары, которая напрямую обсуждает нефтегазовую тематику с курдскими властями. Последние уже сделали ряд заявлений о своей заинтересованности поставлять природный газ на мировые рынки. В свою очередь, Иран поддерживает позицию Ирака, что также снижает заинтересованность Тегерана в расширении энергетического сотрудничества с Турцией.

Россия борется за европейский рынок

Российское участие в сирийских событиях определяется долгосрочными энергетическими интересами. Помощь в борьбе с противниками нынешнего режима Сирии должна предотвратить реализацию новых трубопроводных проектов, способных нанести серьезный удар по позициям России на европейском газовом рынке. В свою очередь, западные страны преследуют противоположные цели, рассчитывая со сменой политического режима добиться снижения российского влияния на европейском газовом рынке. Так, американские нефтегазовые компании и власти США, несмотря на различные трудности, по-прежнему вынашивают планы по налаживанию экспорта своих углеводородных ресурсов в страны Европы.

Обострение отношений между Россией и Турцией фактически «похоронило» проект газопровода «Турецкий поток», который до последнего времени имел, пусть и невысокие, шансы на реализацию. Впрочем, позиции России на европейском газовом рынке во многом будут зависеть от того, какой политический режим будет установлен в Сирии, которая может оказаться важным элементов будущих газопроводных проектов, определяющих ситуацию на газовом рынке Европы.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Нефтяные горки раскачивают рубль

Нефтяные горки раскачивают рубль

Анастасия Башкатова

Опора национальной валюты оказалась временной и ненадежной

0
491
Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Александр Шарковский

"Фронт национального освобождения" написал на своем стяге формулу ислама буквами цвета крови

0
1506
Эмираты возвращают своих дипломатов в Дамаск

Эмираты возвращают своих дипломатов в Дамаск

Игорь Субботин

Страны Персидского залива ставят точку в спорах о легитимности Башара Асада

0
1479
Неувядающий цветок политического иррационализма

Неувядающий цветок политического иррационализма

Алексей Кива

Более полувека Россия обещает показать недругам кузькину мать

0
932

Другие новости

Загрузка...
24smi.org