0
3935
Газета События Печатная версия

21.06.2017 00:01:00

У мусульман появились свои «Кураевы»

Российские муфтияты отлучают от истеблишмента лидеров с независимой позицией

Тэги: арслан садриев, равиль гайнутдин, талгат таджутдин, совет муфтиев россии, богословие, пересмотр, авторитет, каноны, суеверия, бюрократия


арслан садриев, равиль гайнутдин, талгат таджутдин, совет муфтиев россии, богословие, пересмотр, авторитет, каноны, суеверия, бюрократия Арслан Садриев предлагает пересмотреть архаичные представления об исламском благочестии. Фото с сайта www.business-gazeta.ru

Руководитель мухтасибата (объединения мечетей) Сергиево-Посадского района, муфтий Центрального федерального округа от Совета муфтиев России (СМР) Арслан Садриев отстранен от должности и «лишен духовного сана» указом главы СМР Равиля Гайнутдина. В тексте указа говорится, что Садриев подвергся наказанию «за покушение на истинные ценности ислама и искажение их, своевольное неграмотное толкование фикха (мусульманского права. – «НГР»), искажение учения религиозно-правовых школ-мазхабов, попытку создания раскола между мусульманами и распространение ереси».

«Преступлением» Садриева стала его беседа с бывшим первым замом муфтия Татарстана Рустамом Батровым, опубликованная 11 июня с.г. татарстанской интернет-газетой «Бизнес – онлайн». Садриев рассказывал Батрову о своей работе над книгой, в которой предлагает изменить традиционные подходы к реализации основных обязательных предписаний (фарзов) ислама. В частности, говоря об обязательной ежедневной пятикратной молитве, богослов констатировал, что сегодня намаз для многих превратился из средства в цель – мусульманин совершает намаз ради намаза, а не для того, чтобы приблизиться к Всевышнему. Садриев сказал, что российским мусульманам тяжело молиться так, как это предписывают издаваемая в России мусульманская литература и соответствующие сайты – сообразно суточному движению Солнца по небу. Эту практику богослов считает слепым копированием молитвенного уклада арабов при жизни пророка Мухаммеда: «С древнейших времен арабы были вынуждены вставать засветло и рано начинать свой рабочий день, а также были вынуждены заканчивать работу к обеду, так как в этот момент солнце находится в зените. И в эту жару ничего, кроме сна, себе позволить невозможно. То есть люди уходили на дневной сон, который как раз и порождал дневные молитвы, совершаемые перед сном и после сна. Мы можем это увидеть и сегодня, когда днем при 50–60-градусной жаре города в Аравии вымирают».

Но реалии нынешней России – это не средневековая Аравия. «У нас в стране и в других регионах мира есть города и населенные пункты,  где солнце определенное время в году либо не восходит над горизонтом, либо не садится. И если мы будем упорно привязывать свою молитвенную практику лишь к движению солнца, мы столкнемся со множеством проблем. Мусульмане, старающиеся выполнять, как им кажется, все предписания Бога, становятся заведомо неконкурентоспособными на рынке труда». Садриев советует совершать намаз сообразно жизненным циклам человека. «Наш жизненный ритм подчиняется потребности зарабатывать, отдыхать. В Коране сказано, что день –  это то время, когда человек работает и передвигается, а ночь –  для молитв и отдыха».

В ключе разумной целесообразности Садриев трактует и обязательный пост в месяц Рамадан, когда мусульманин до захода солнца ничего не ест и не пьет: «Статистика заболеваний, посещения больниц после поста в этом плане – не за традиционное понимание поста. Я предлагаю обратить внимание на то, что говорится в самом Коране, а именно, что если человек болен или в пути, то ему следует отложить свой пост». Садриев утверждает, что опасное для здоровья голодание – это упомянутые в Коране порицаемый (макрух) и запретный (харам) пост. Богослов обращает внимание и на указанную в Коране практику замены поста делами милосердия.

Садриев называет свой подход не реформированием ислама, а очищением коранической сущности от многовековых наслоений, которые мешают адаптировать ислам к современным жизненным реалиям. В таком же ключе он в своих более ранних публикациях и выступлениях пересматривал другие аспекты жизни мусульман в России. В апреле 2015 года Садриев говорил, что из-за предпочтений мусульман сначала заключать никах – мусульманский брак и только потом идти в загс, произошла девальвация никаха: «Брак, заключенный только в мечети и не признаваемый судом, не может отвечать тем требованиям, которые вкладывает в него Всевышний. Что же делать? Ответ прост – заключать брак в загсе и пользоваться всеми теми гарантиями, которые предлагает российское государство».

Садриев критикует нынешнюю систему обучения в медресе России. По его словам, пребывающие по много лет в медресе шакирды – студенты получают отвращение к современному миру и всему неисламскому. А если шакирды после медресе продолжают учебу, это значит, что у них «остается внутренняя неудовлетворенность, недопонимание». 

Садриев высмеивает популярное в татарской среде мнение, что татары полученное в медресе некачественное образование компенсируют смирением и благочестием. «А попробуйте этим людям сказать, что все люди вне зависимости от вероисповедания своими благими делами заслужат рай. И вы увидите всю их смиренность и толерантность», – говорит духовный деятель.

Становление богослова, фрондирующего против устоявшихся в российском исламе «скреп», произошло в лоне СМР. В юрисдикции этого исламского объединения Садриев совершил карьерный взлет от директора воскресной школы при Московской мемориальной мечети (1998) до директора Департамента внутренних дел СМР (2008) и муфтия Центрального федерального округа (2009). Основное место в своей деятельности Садриев уделял малой родине – Сергиеву Посаду. Собственно, имя богослова стало известно благодаря медийной поддержке, которую СМР оказал 12 лет назад лидеру мусульман Сергиево-Посадского района. 14 октября 2005 года некие молодчики совершили нападение на мусаллю (молельное помещение мусульман), устроенную Садриевым в принадлежащем ему домовладении,  неподалеку от Троице-Сергиевой лавры. Налетчики с криками «Россия для русских!» и «Мы вас, мусульман, поубиваем!» избивали прихожан и выталкивали их на улицу. В своем комментарии «НГР» (см. материал от 02.11.05) Садриев связал нападение на мусаллю с нетерпимым отношением к мусульманам некоторых депутатов собрания  Сергиево-Посадского района и окружения тогдашнего губернатора Московской области Бориса Громова.

Тему кризисного положения мусульман в Московской области Садриев потом поднимал очень долго. Кроме противодействия светских властей, богослов связывал эту проблему и с устаревшей, на его взгляд, системой устройства входящего в Совет муфтиев России Духовного управления мусульман Европейской России (ДУМЕР), куда относится Подмосковье. К 2010 году, как отмечали «НГР», между Садриевым и СМР наступило охлаждение. В частности, на состоявшемся в конце 2009 года общероссийском мусульманском съезде в Уфе Садриев не поддержал предложенный Равилем Гайнутдином план объединения российских муфтиятов.

В последнее время Садриев чаще общался с руководством независимого ДУМ Татарстана, чем с деятелями СМР. Между бывшим первым заммуфтия ДУМ Татарстана Рустамом Батровым и Садриевым установились доверительные рабочие отношения. Батров, как и Садриев, богослов-новатор. Он также известен своими выступлениями, критикующими рудименты средневековых представлений в практике современного российского ислама.

Существует мнение, что к обоим мятежным богословам тяготеет первый  заместитель Гайнутдина Дамир Мухетдинов. «Равиль-хазрат опасается возникновения довольно внушительного альянса Мухетдинов – Батров – Садриев, что может предрешить молниеносное изменение статуса его самого», – сказал «НГР» муфтий Мухамедгали Хузин, экс-глава ДУМ Пермского края. Поэтому, продолжает Хузин, Гайнутдин действует как его «учитель», лидер Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Талгат Таджутдин: выводит под сомнительными предлогами из своего «профсоюза имамов и муфтиев» более или менее значимых персон. Несоответствие опалы Садриева устоявшимся в умме нормам состоит в том, что сан муфтия у него пожизненный, имамом – мухтасибом подмосковного района его избрали местные мусульмане, а не руководство СМР. «Скорее всего в Садриеве, проявившем наличие собственной точки зрения на события и дела, Гайнутдин увидел угрозу для конструкции собственного будущего. Места уволенных муфтием Гайнутдином лиц будут замещаться людьми, не отягощенными ни знаниями, ни энтузиазмом, ни элементарной порядочностью, с низменными целями и потребностями. Та же тенденция и в структуре Талгата Таджутдина. Безынициативные исполнители не будут шатать устоявшиеся структуры. Но в конечном счете это рискует привести к постепенной деградации и маргинализации данных структур».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как смерть связана с состраданием Бога

Как смерть связана с состраданием Бога

Ирина Языкова

Книга о том, что верующих ждет в конце тоннеля

0
489
Иностранцы жалуются на российскую волокиту

Иностранцы жалуются на российскую волокиту

Алексей Горбачев

Поручение Путина об облегчении въезда в страну обнажило визовую бюрократию

0
1512
Новости религий

Новости религий

0
609
За "дорожной картой" для мусульман Евкуров поехал в Северную Осетию

За "дорожной картой" для мусульман Евкуров поехал в Северную Осетию

Артур Приймак

Путь к салафитско-суфийской дружбе в Ингушетии пролег через Пригородный район

0
966

Другие новости

Загрузка...
24smi.org