0
1445
Газета События Печатная версия

17.09.2019 17:33:00

Требования антитеррористической защиты храмов озаботили верующих

Документ обязывает религиозные организации устанавливать необходимое оборудование за свой счет

Тэги: правительство рф, дмитрий медведев, постановление, антитеррористическая защита, рпц, католики, протестанты, храмы, финансирование


16-11-2_a.jpg
Особые меры защиты предписаны для
храмов, которые посещают свыше
тысячи человек. Фото РИА Новости
Премьер‑министр Дмитрий Медведев утвердил требования к антитеррористической защите религиозных организаций в России. Постановление об этом опубликовано на сайте Государственной правовой информации. Согласно документу, одобрены не только сами требования, но и форма паспорта безопасности объектов религиозных организаций, а также прописан порядок обеспечения защиты зданий и территорий культовых объектов от террористических атак.

В опубликованном тексте все культовые сооружения разделены на три категории. Определены они были по прогнозируемому количеству пострадавших в случае теракта. От того, к какой категории относится тот или иной молельный дом и прилегающая к нему территория, будет зависеть и количество элементов защиты объектов. К третьей категории отнесены сооружения, где прогнозируемое число пострадавших в результате терактов могут составлять от 50 до 500 человек. Такие объекты должны быть обеспечены минимальным набором – освещением, системами пожаротушения, охраной в период совершения богослужений из числа членов общественных организаций, ЧОПов и других структур. Во вторую категорию вошли здания и территории, где в чрезвычайных ситуациях могут пострадать от 500 до 1000 человек. Помимо перечисленных элементов защиты они дополнительно будут оснащены видеонаблюдением, в том числе контролем за потенциально опасными участками, а также тревожными кнопками, сигнал от которых будет моментально передаваться в подразделение войск Росгвардии.

Намного серьезнее требования к культовым сооружениям первой категории, когда при террористическом акте могут пострадать свыше тысячи человек. Ко всему вышеупомянутому они в обязательном порядке должны быть обеспечены системой охранной сигнализации, воротами с жесткой фиксацией створок в закрытом положении, системой видеоконтроля с непрерывным наблюдением и полным покрытием территории, а также «физической охраной ЧОПами или военизированными и сторожевыми подразделениями, подведомственными Росгвардии». При этом записи с видеокамер должны будут храниться на специальном оборудовании не менее 30 дней. Подробно расписан и порядок информирования гражданами о вероятности совершения или совершении террористического акта, а также с какой частотой и кем должны проводиться проверки по соблюдению всех предписанных нормативов.

Руководитель юридической службы Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега), назвав документ взвешенным, сказал «НГР», что он не «вызывает напряжения» и разрабатывался с учетом мнений «всех традиционных конфессий России». «При разработке текст неоднократно направлялся на рассмотрение и оценку Межрелигиозного совета России, в который входят представители Русской православной церкви, Центрального духовного управления мусульман России, Духовного управления мусульман РФ, Федерации еврейских общин России (ФЕОР) и Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР), а также Буддийской традиционной сангхи России. Потому мы уверены, что этот документ рассчитан на применение различными конфессиями и был ими поддержан».

Представитель РПЦ также подчеркнула: несмотря на то что категоризация объектов начинается от 50 человек, «антитеррористическая защищенность объектов малой вместимости, то есть до 50 человек, будет также осуществляться, но в том в порядке и объеме, который определит руководитель религиозной организации». По ее словам, система видеонаблюдения появится все‑таки не везде. «Камеры будут устанавливаться с учетом внутренних установлений религиозных организаций. Поэтому отдельные помещения, куда ограничен доступ лиц, например, алтарь, могут быть освобождены от них. Очевидно, камеры не будут устанавливаться и в местах, где происходит исповедь», – сказала руководитель юридической службы РПЦ. Что касается внеплановых проверок, то, несмотря на короткий срок уведомления – он составляет всего 24 часа, – «они, как правило, не должны будут проводиться во время богослужений и религиозных обрядов, хотя в опасных регионах и при угрозе теракта контрольные мероприятия могут быть проведены в любое время». При этом Чернега подчеркнула, что при проведении проверок и обследований культовых объектов, а также их категорировании в обязательном порядке «должны соблюдаться внутренние установления религиозных организаций». «В постановлении даже указывается, что если член комиссии, который производит категорирование или проверку, будет нарушать эти установления и проявлять к ним неуважение, то он может быть заменен по требованию председателя комиссии в лице руководителя религиозной организации, то есть настоятеля храма», – заключила юрист. По ее словам, все необходимое оборудование и его установку религиозная организация как правообладатель объекта должна будет проводить за свой счет. Однако постановление не запрещает и привлечение каких‑то иных источников финансирования.

Впрочем, у других религиозных общин документ вызвал больше нареканий и настороженности. Управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин Бендас в разговоре с «НГР» назвал текст даже в некотором смысле опасным. «Гораздо большее волнение у меня вызывает не финансовая сторона, а второй пункт первого раздела. Там прописаны крайне нечеткие формулировки, не соответствующие формулировкам закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Например, в законе о свободе совести нет термина «предназначенный для богослужения», который есть в подписанном требовании об антитеррористической защите. В законе есть термин «специально предназначенный для богослужения». И это меняет контекст. Потому что по закону – это здания и земельные участки, которые имеют вид разрешенного использования – религиозного или конфессионального. А что делать, если здания не предназначены, то есть выделены в особый формат, но просто предоставляются на правах аренды или пользования по договору для религиозных обрядов, церемоний и богослужений? Новое постановление эту категорию даже не учитывает. Мы полагаем, что в этом случае, если религиозная организация не имеет собственного здания религиозного назначения, а использует некое иное помещение на правах аренды и пользования, то здесь могут быть и штрафные санкции, вплоть до запрещения проведения богослужения, а возможно, и их срывы во время проверок. Для протестантских религиозных организаций понимание этого пункта крайне актуально, потому что на несколько десятков тысяч религиозных объединений у нас не более трети собственных зданий. В этом положении мы видим угрозу для нас, и, скорее всего мы будем обращаться к правительству для разъяснения и уточнения этих требований», – сказал Бендас.

С некоторым скепсисом постановление встретили и католики. «Эти требования вызывают у нас определенные опасения. Не совсем понятно, например, как высчитывать, к какой категории относится храм. С одной стороны, в документе предлагается высчитывать по нормативам – то есть 0,5 м на человека. Но ведь храм разделяется на алтарную часть, где могут находиться только священники, большой зал, где находятся верующие, подсобные помещения, колокольню и т.д. Что конкретно необходимо брать в расчет? С другой стороны, категорию начисляют исходя из максимального наполнения храма. Но, например, на Пасху и Рождество в церковь приходят люди, которые только два раза в год ходят на эти службы. И в эти дни храм заполнен по максимуму, вплоть до того, что люди стоят на улице. А на ежедневных богослужениях людей приходит на порядок меньше. То есть разница может быть от 40 человек до 1500. Как здесь высчитывать категорию храма?» – поделился своими сомнениями с «НГР» настоятель католического храма Святого Людовика Французского на Лубянке и ответственный за юридические и финансовые вопросы римско‑католической Архиепархии Божьей Матери в Москве священник Вячеслав Горохов.

Определенные вопросы вызывает в документе и тема, вернее, ее отсутствие, финансирования защитных мероприятий. «Установка только видеонаблюдения, хоть это и разовая вещь, стоит больших денег. Пожарная безопасность у нас и так есть, и это тоже определенная статья наших расходов. А если нас еще обяжут, например, установить тревожную кнопку, то опять‑таки ее установка – это одна сумма, а ее содержание – другая. У нас и так много средств уходит на отопление, пожарную безопасность, и теперь в довесок мы должны нести расходы на охрану. Потом насколько будет эффективной эта тревожная кнопка с учетом, например, постоянных пробок и загруженности дорог в Москве? Поэтому эти положения вызывают у нас недоумение », – заключил Вячеслав Горохов. Однако добавил: «Нам придется выполнять все эти предписания, поскольку мы законопослушная организация».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сюжет о протоиерее Димитрии Смирнове, "Зените" и ЦСКА

Сюжет о протоиерее Димитрии Смирнове, "Зените" и ЦСКА

Тиртей

Футбол  и мужики

0
448
РПЦ не хватает собственной армии

РПЦ не хватает собственной армии

Андрей Мельников

0
1128
В своей "новой искренности" патриарх Кирилл ратует за нормы и стандарты Средневековья

В своей "новой искренности" патриарх Кирилл ратует за нормы и стандарты Средневековья

Без либерализма русские не европейская нация

0
1957
Главное – это диверсификация

Главное – это диверсификация

Ирина Дронина

Президент РФ провел совещание по реализации программы финансового оздоровления ОПК

0
1631

Другие новости

Загрузка...
24smi.org