0
1175
Газета Факты и комментарии Печатная версия

02.10.2002

В беспоповском толке нет согласия

Оксана Дементьева

Об авторе: Оксана Николаевна Дементьева - корреспондент газеты "Час", Рига.

Тэги: рига, старообрядцы, община


Рижская Гребенщиковская старообрядческая община (РГСО) - крупнейшая на постсоветском пространстве поморская община беспоповского толка (до 7 тыс. прихожан). Имущество общины, по неофициальным данным, оценивается в несколько миллионов долларов - это и городская земля, и доход от арендаторов автомобильных стоянок, и многоквартирные дома. И, конечно же, баснословно дорогие иконы, старопечатные и рукописные раритеты XVI-XVII веков. Казалось бы, жить да радоваться. Но нет. Восьмой год РГСО пребывает в состоянии войны: один раскол идет на смену другому.

Как все начиналось

По старообрядческой традиции общиной руководят три духовных наставника, а хозяйственными вопросами ведает совет общины и председатель - один из наиболее известных и уважаемых прихожан. Однако сейчас РГСО не до старинных традиций: духовный наставник только один - Трифон Кустиков. А в председателях Павел Максимов, депутат Латвийского сейма от политобъединения "За права человека в единой Латвии" (ЗАПЧЕЛ). Новая власть пришла в общину уже месяц назад на смену старшему наставнику Иоанну Миролюбову. Но скандал не затихает по сей день. Впрочем, по порядку.

Нынешний конфликт возник не на пустом месте - у него семилетняя история. В 1995 г. духовным лидером гребенщиковцев стал Иоанн Миролюбов. По словам непосредственных участников событий, выяснение отношений между группировками носило силовой характер: в Великий пост во время богослужения в храме была устроена драка.

В результате из общины ушла часть прихожан, их возглавил Алексей Каратаев. У него нашлись единомышленники (по большей части в Латгалии - одном из крупнейших регионов Латвии, где в основном и селились староверы, бежавшие от репрессий властей после раскола XVII в.). В свою очередь, гребенщиковцы создали в 1997 г. Центральный совет Древлеправославной Поморской Церкви Латвии (ЦС ДПЦЛ). В Совет вошло около 40 общин, и возглавил его Иоанн Миролюбов, получивший возможность представлять старообрядчество на государственном уровне. Так произошел первый раскол среди латвийских старообрядцев.

Чужой среди своих

Тогда Иоанн Миролюбов и взял курс на примирение староверов с православными. В июне 1999 г. им (тогда еще председателем ЦС ДПЦЛ) и председателем Отдела внешних церковных связей МП митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (Гундяевым) был подписан меморандум, содержание которого сводится к взаимотерпимости и взаимоуважению конфессий. Все бы ничего, но...

Гром грянул в самой Гребенщиковской общине. Часть прихожан возмутились тем, что меморандум был подписан "без обсуждения в общинах, келейно и поспешно", а о самом факте существования документа они узнали только из светской латвийской прессы.

Через два года после подписания меморандума противники "поспешности и келейности" написали письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II: "Мы не хотели бы поднимать вопросы христианской этики, недостаток которой в таком богоугодном деле, как уврачевание последствий раскола, очевиден. Благодаря обману вас и обману латвийских староверов святая цель нашего объединения, к сожалению, отодвинута на далекие десятилетия. Движимые политической конъюнктурой некоторые люди готовы на любой обман".

Сам Миролюбов опровергает наветы: "Меморандум не только обсуждался старообрядческими духовными центрами, но и был опубликован в изданиях общины". По его мнению, причина раздора не имеет никакого отношения к делам церковным и искать ее надо в делах сугубо земных, а конкретнее - в финансовой документации общины.

Замеченные им нарушения наставник перечисляет в письме, адресованном руководителю Управления по делам религий Ринголдсу Балодису: "Имея ограниченные знания церковных правил, люди светские и нецерковные (речь идет о тогдашнем совете РГСО) пошли по пути превращения общины в своего рода фирму по управлению недвижимостью и оказанию ритуальных услуг". Далее приводятся факты: тут и сдача в аренду на льготных условиях общинных помещений, и продажа земельного участка за половину стоимости... В общем, по мнению Миролюбова, совет общины злоупотребил своим положением, а чтобы "замести следы", придрался к меморандуму, обвинив своего наставника в излишней симпатии к православным новообрядцам.

Правда, по ходу дела выяснилось, что Иоанн Миролюбов вел параллельные переговоры и с Русской Православной Церковью Зарубежом (РПЦЗ). "Ему даже все равно, к кому вести нашу общину: под Московский Патриархат или РПЦЗ!" - возмущались недовольные прихожане. По странному совпадению среди них были и те, кого Миролюбов обвинял в растратах.

Как бы то ни было, но летом 2001 г. совет общины сменился, и в новом составе оказались люди, поддерживающие Миролюбова. Но уже в сентябре в Даугавпилсской Гайковской общине состоялся Собор Древлеправославной Поморской Церкви Латвии, на который съехались представители 51 старообрядческой общины. Собор не одобрил действий Миролюбова, направленных на сближение с православными новообрядцами. Впрочем, накануне он сам попросил освободить его от должности председателя Центрального совета ДПЦЛ и сообщил о выходе РГСО из состава ЦС ДПЦЛ. Вместо Миролюбова Центральный совет возглавил Алексей Каратаев, изгнанный из общины в 1995 г. Таким образом произошел очередной раскол.

Церковно-канонический спор

Выйдя из Центрального совета ДПЦЛ, Рижская Гребенщиковская старообрядческая община получила автономию - решения Центрального совета стали носить для нее лишь рекомендательный характер. Надо отметить, что традиционно старообрядческие общины и без того автономны. Но, как считает нынешний председатель ЦС ДПЦЛ Алексей Каратаев, автономия эта только юридическая - канонические правила все-таки должны быть общими. Если, конечно, речь идет об одном старообрядческом толке (согласии). Если же община решила ввести у себя какие-либо новшества (изменить обряд или принять что-то со стороны), это означает одно: община вышла из поморского беспоповского толка.

Тут необходим краткий экскурс в историю. После раскола XVII века староверы-беспоповцы остались без священства, без трехчинной иерархии и таинств, точнее, лишь с одним из семи - крещением. Отсутствие церковных таинств стало настоящей трагедией, однако беспоповцы, убежденные в том, что "истинное священство пало", предпочли вообще остаться без таинств, чем принять их от "поганых никониан". Прошли века, но ничего не изменилось. Разве что отсутствие основных таинств стало восприниматься как отличительная черта староверов беспоповского согласия.

В апреле этого года по приглашению национально-культурного общества "Светлояр" Ригу посетил московский единоверческий священник Петр Васильев (находящийся в юрисдикции Московского Патриархата. - Прим. ред.). В помещениях, принадлежащих РГСО (но не в храме!), совместно с Иоанном Миролюбовым он совершил богослужения, во время которых некоторые прихожане Гребенщиковской общины приняли святое причастие. Как утверждают сторонники Миролюбова, участие прихожан РГСО в мероприятиях общества "Светлояр" носило частный характер и прямого отношения к общине происходившие там события не имеют. Однако у Центрального совета на этот счет другое мнение.

"Те, кто принял причастие, соборование и изменил святой древлеправославной поморской вере, являются перешедшими в другое вероисповедание. А по уставу самой РГСО члены общины, перешедшие в другое вероисповедание, теряют права членов общины, то есть они больше не староверы", - решила духовная комиссия ЦС ДПЦЛ.

Так кто же они? По мнению духовной комиссии, иноверцы-"никониане" - раз таинства получены от единоверческого священника РПЦ. По мнению самого священника Петра Васильева, "канонически неправильно было бы считать совершенные богослужения переходом в юрисдикцию РПЦ и прихожане как были, так и остаются староверами, каковыми и сами они себя осознают".

Итак, налицо церковно-канонический спор, приведший к очередному расколу в общине.

Старообрядцев втягивают в политику

14 июля 2002 г. в храме Гребенщиковской общины проходило собрание ее членов под руководством Иоанна Миролюбова. У ворот собрались прихожане не только Гребенщиковской, но и других старообрядческих общин Латвии, наставники из Латгалии. К "уличному" собранию примкнул и наставник Трифон Кустиков, покинувший "миролюбовское" собрание. По словам очевидцев, весьма активно на собрании вел себя депутат Сейма Павел Максимов, якобы пришедший на "встречу с избирателями".

Управление по делам религий столкнулось с казусом: по итогам двух собраний поданы два противоречивых протокола. Из этих документов следует, что одно юридическое лицо (РГСО) в один день провело два общинных собрания, причем каждое настаивает на своей законности: по документам и в том и другом случае выдержан кворум (по уставу РГСО кворум составляет треть членов общины).

Более месяца Управление по делам религий размышляло, а потом все-таки сделало выбор в пользу "уличного" собрания. Руководитель управления Рингольдс Балодис уверяет, что решить вопрос иначе было невозможно: под сомнение ставится наличие кворума у собрания "миролюбовцев". "Это была очень непростая ситуация, - говорит Балодис. - И мы готовы предоставить суду весь пакет документов, на основании которых управление приняло решение".

Сам Павел Максимов, избранный председателем совета общины, разумеется, убежден в правоте "уличного" собрания, а тем временем сторонники бывшего наставника РГСО Иоанна Миролюбова готовят документы для суда. Кроме того, они дважды устраивали пикетирование с весьма категоричными требованиями: "Политики, помните! Церковь - для верующих в Бога, а не для политических интриг и сговоров!"

При чем тут политика? О ней никто бы не и не вспомнил, речь-то идет о внутрицерковной ситуации. Да вот только нынешний председатель совета общины Павел Максимов пришел к власти в РГСО, будучи одновременно депутатом Латвийского Сейма от политобъединения ЗАПЧЕЛ. Впрочем, накануне новых выборов в Сейм (а они состоятся уже 5 октября) лидер этого левого движения Янис Юрканс решительно отмежевался от деятельности депутата Максимова на религиозном поприще: "Нас это не интересует, так же, как и личная жизнь этого депутата!".

Однако сторонники Иоанна Миролюбова уже выдвинули версию о возможном коррупционном сговоре "в верхах". По их мнению, Павел Максимов, возглавляющий ревизионную комиссию сейма, наверняка закрыл глаза на незаконное расходование средств кем-то из депутатов. За что и получил руководство общиной. "А иначе как может стать председателем старообрядческой общины человек, которого мы и в храме-то никогда не видели? - задаются вопросом "миролюбовцы". - Он и молиться-то не умеет, не говоря уже о том, что бороду, без которой старовер - не старовер, отрастил буквально на днях! А еще радеет за чистоту веры, в которой ничего не понимает!"

На протяжении нескольких веков жившие в Латвии старообрядцы умудрялись сохранять политический нейтралитет, блюдя свое вероучение в "первозданной чистоте". Однако нынешнее время кризисов и катастроф не щадит даже бежавших когда-то от мира русских старообрядцев. Амбиции и своекорыстие одних входят в противоречие с искренними поисками истинной веры...

Рига


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кипр готов пойти навстречу турецкой общине

Кипр готов пойти навстречу турецкой общине

Владимир Скосырев

Никосия хочет упростить работу правительства будущей федерации

0
700
Святые без пророка

Святые без пророка

Павел Скрыльников

Как мормоны сумели пережить смерть своего лидера

0
884
Кто же сбил «Боинг» над Донбассом?

Кто же сбил «Боинг» над Донбассом?

Александр Храмчихин

Виновных в гибели малайзийского авиалайнера, видимо, так и не найдут

3
85878
Новости религий

Новости религий

0
537

Другие новости

Загрузка...
24smi.org