0
1393
Газета Факты и комментарии Печатная версия

04.02.2009

Политик или пастырь?

Тэги: рпц, перемены, патриарх


рпц, перемены, патриарх Людмила Улицкая: "Хотелось бы видеть Церковь более близкой евангельскому образу".
Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

Русская Православная Церковь обрела нового Предстоятеля. Патриарху Кириллу предстоит найти ответ на многие вызовы современности, выстроить отношения между Церковью и обществом, Церковью и государством. Ожидают ли Русскую Церковь перемены при новом Патриархе?

Людмила Улицкая, писатель

Что касается высокой политики, я сожалею, что избрание митрополита Кирилла Патриархом не состоялось в период жизни Папы Иоанна Павла II. Две такие харизматичные личности могли бы разрешить ряд проблем, которые разделяют обе Церкви. А сегодняшняя ситуация такова, что вряд ли с Бенедиктом XVI может сложиться конструктивный диалог. Общая тенденция, которой руководствуется нынешний Понтифик, не соответствует духу Иоанна Павла II.

То, что сейчас происходит с РПЦ, мне не нравится. Церковь слишком пышная, слишком «византийского склада». Хотелось бы видеть ее более близкой тому христианскому образу, который предписывает Евангелие.

Перемен в Церкви не будет. Она очень консервативна. Я не думаю, что Патриарх Кирилл сможет развернуть эту огромную махину. Дай Бог, чтобы уровень церковного образования не снизился. Сам Кирилл – человек образованный. Ясно, что при его патриаршестве образование священников будет поставлено на должный уровень. Скажем, митрополит Климент высказывался о том, что образованные священники не нужны. Его избрание было бы вообще катастрофой.

Перед Русской Церковью сегодня стоит та же задача, что и всегда, – евангелизация. Россия очень плохо прочитала Евангелие, и следует прежде всего заниматься этим столь же простым, сколь и необходимым для отдельных людей и для всей страны делом.

Я не думаю, что новому Патриарху удастся проявить большую независимость в отношениях со светской властью, чем Патриарху Алексию II. Мы можем на это только надеяться. Мне кажется, что смычка Церкви и государства вредна прежде всего для Церкви. У нас Церковь сильно политизирована и всегда этим отличалась. Видимо, это было условием ее существования. Но это печально. Церковь должна быть прежде всего духовным институтом. Основа Церкви – Христос, а не кесарь. Если Патриарху удастся развернуть церковную жизнь в сторону милосердия, в сторону Христа, Евангелия – это будет замечательно. Пока что мы наблюдаем сильное обмирщение Церкви, и ничего хорошего в этом нет.

Виктор Ерофеев, писатель

Если говорить о том, что новый Патриарх может сделать для России, то это прежде всего модернизация Церкви. Не обновление внешнего оформления, а модернизация внутренняя, которая будет касаться просвещения внутри Церкви, усиления роли священника, его интеллектуальной позиции. Поворот Церкви от, так сказать, «обрядоверческих» дел к тому, чтобы в большей степени стать духовной организацией. Церковь должна заинтересоваться Богом, а не только делами земными. Если возникнет больше энергетики в богословии, хотя бы в богословии практическом, не говоря уже о теории, тогда, я думаю, получится что-то сделать в этом направлении. Я не исключаю, что такая модернизация возможна. Мне кажется, что Патриарх Кирилл – человек умный, энергичный и в чем-то смелый.

Перед Церковью стоят многие соблазны. Прежде всего соблазн сойтись близко с властью и под ее зонтиком делать то, что Достоевский решительно не рекомендовал Католической Церкви. Этого соблазна Церкви нужно будет избежать, потому что власти хочется обнять Церковь – это видно. Не надо избегать этих объятий, но необходимо сохранять дистанцию.


Виктор Ерофеев: «РПЦ следует предложить путь духовного развития для страны».
Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

Второй соблазн – соблазн уникальности православной веры, которую Церковь бережет. Но она должна осознавать, что в современном мире сосуществуют другие равнополагающие религии. Безусловно, следует искать пути примирения с христианскими конфессиями Запада. Мне кажется, что новый Патриарх с его опытом работы в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата может сыграть здесь положительную роль. Смешно и грустно, что в XXI веке между христианами возникают какие-то распри. Боязнь католицизма, страхи, что придут чужаки и нас всех покорят, – все это надо пересмотреть и искать с католиками и протестантами партнерских отношений. Я уверен, что эта задача тоже вполне выполнима.

Вообще я достаточно оптимистично смотрю на предстоящее правление Патриарха Кирилла. Хотя, конечно, место Предстоятеля РПЦ – не курортное. Сложно ему будет!

В течение многих лет какая-то тина покрывала жизнь Русской Православной Церкви. С этой болотной ряской надо решительно разделаться. Роль Церкви не должна сводиться к помощи при заключении брака и на похоронах. Церкви следует реально предложить путь духовного развития для страны, в котором страна крайне нуждается. Главный кризис сейчас в нашем обществе – моральный. Если мы этот кризис не преодолеем, нас просто не будет, мы рассыпемся в песок. Церковь в этом должна сыграть свою – сильную и одновременно скромную – роль.

Однако если Церковь будет понимать свою общественную роль как навязывание «Основ православной культуры» государственной системе образования, это будет ошибкой. Все мы помним урок обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева, который настоял на создании в дореволюционной России церковно-приходских школ. Из этих школ, как все хорошо знают, вышли многие революционеры. Также всем известно, как «любят» современные российские школьники уроки русской литературы. Герои литературных произведений становятся посмешищем, темой для разного рода анекдотов, шуток. Я бы не хотел, чтобы священные для многих людей страницы Евангелия были бы превращены в подобную детскую макулатуру. Кроме того, в России много религий. Где татары, где калмыки будут в этой игре, мне непонятно. Я бы предостерег Церковь от этого шага. Вообще не надо ничего навязывать, а предлагать с миром и любовью. Перед Церковью, как и перед нашим государством, стоит задача – стать притягательными для общества.

Алексей Малашенко, ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги

Патриарх Кирилл, на мой взгляд, будет придерживаться той же линии, что и его предшественник Патриарх Алексий II. Церковь ожидает большая вовлеченность в мирские дела, за что Кирилл всегда ратовал. Перед новым Предстоятелем также стоит задача сдерживания ультраконсерватизма в церковной среде, отсекания крайностей. Хотя либералом Кирилла я бы не назвал, но он достаточно открыт для мира. Я думаю, что Русскую Православную Церковь ждет постепенное, осторожное наращивание диалога с другими религиями. Но фундаментальных изменений в Церкви я не ожидаю. Патриарх Кирилл – не тот человек. Он также может привести обновленную команду молодых священнослужителей, с хорошим образованием, выходцев из интеллигентных семей.

Я думаю, что все свои действия новый Патриарх будет согласовывать с Кремлем. Это совершенно нормально, потому что Церковь хоть и автономна, но находится под полным влиянием светской власти.

В условиях экономического и социального кризиса, который будет только нарастать, роль Церкви усилится. Рано или поздно наступит момент, когда люди устанут от светской власти, от ее обещаний, от обесценивания рубля. Россияне почувствуют необходимость припасть к отеческой груди, поплакаться кому-то о своих бедах. И здесь у Церкви есть возможности для расширения своего влияния. В какой степени на это пойдет Патриарх и как он будет это делать, зависит от общей ситуации. Авторитет власти неизбежно будет падать. А Церковь, которая дистанцирована и от кризиса, и от курса рубля, от роста доллара, будет набирать очки. И тут интересна позиция Кирилла, человека очень прагматичного и умного. Тут Патриарх может о себе громко заявить.


Алексей Малашенко: «В условиях кризиса роль РПЦ усилится».
Фото Евгения Глобенко (НГ-фото)

Однако Патриарху придется поработать над своим имиджем. Предстоятель Православной Церкви должен, так сказать, поддерживать в своей пастве дух таинства. Кирилл же человек общительный. Это хорошее качество, но для той особой роли, которую играет в нашем обществе Патриарх, требуется некая его отстраненность от мирской суеты. Не дай бог, где-то в российских регионах произойдет социальный взрыв. Тогда Церкви придется умиротворять разгневанные массы, призывать к смирению, объяснять кризис Божьим соизволением или злой волей Соединенных Штатов. В таких обстоятельствах Церковь должна опираться на авторитет своего Предстоятеля.

В Церкви не произойдет раскола, о чем предупреждают некоторые обозреватели церковной жизни, если не случится политического раскола в государстве. В этом отношении характерна позиция митрополита Минского Филарета. Он ведь мог успешно сыграть на возможности внутрицерковного раскола, но при избрании Патриарха предпочел снять свою кандидатуру в пользу Кирилла. А потом, какой может быть раскол – на консерваторов и архиконсерваторов? Либерального крыла в Церкви нет. А такой раскол, когда на одной стороне Патриарх и консерваторы, а на другой – ультраконсерваторы, невозможен.

Церковь в России – де-факто государственный институт. Однако все конфликтные ситуации, которые происходят в ее недрах, безболезненны для власти. Это не Дальний Восток с его автомобилистами, для усмирения церковных инакомыслящих ОМОН не отправят. Считается, что Церковь может все свои проблемы решить собственными силами, что она и делает.

Взаимодействуя с государственной властью, пользуясь ее поддержкой и, в свою очередь, помогая этой власти, Церковь должна действовать в рамках определенных правил. Митрополит Климент, уступивший Кириллу на выборах Патриарха, погорел на том, что настаивал на введении «Основ православной культуры» в систему общего образования. А это расходится с интересами государства. В многонациональном и многоконфессиональном государстве такая инициатива означает провоцирование конфликтов. Между тем российская власть стремится к консолидации общества.

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма Святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана в Шубине в Москве


Александр Борисов: «От Патриарха ожидают действий по сохранению единства Церкви».
Фото с сайта www.damian.ru

Избрание Патриархом Кирилла было ожидаемо и естественно, потому что он после Патриарха Алексия II был наиболее известным иерархом Русской Православной Церкви. Он один из вдохновителей «Концепции социального служения РПЦ», которая была принята в 2000 году Архиерейским Собором. Это дает служителям Церкви основание для ответа на вопрос: каково мнение Церкви по тем или иным общественно важным вопросам. Я считаю, что выбор в пользу митрополита Кирилла – проявление здравого смысла участниками Архиерейского и Поместного Соборов.

От Кирилла ожидают действий по сохранению единства Церкви. Естественно, что в таком многомиллионном сообществе, как Русская Православная Церковь, имеются разные течения. Патриарх Алексий умел организовывать диалог с разными церковными течениями. Только в крайних случаях применялось запрещение в служении, и то по большей части на время.

Перед новым Патриархом также стоит задача повышения уровня богословской образованности священнослужителей. В прошлые годы, когда открывалось так много храмов и монастырей, невозможно было предъявлять высокие требования к каждому священнику. Сейчас паства ожидает от пастырей более глубоких ответов на свои вопросы. Наверное, это будет одна из важнейших забот Патриарха.

Что касается социального служения Церкви, то здесь важна забота о бездомных, о людях, находящихся в местах лишения свободы, об освободившихся из тюрем, которым часто некуда деться. Может быть, монастыри примут в этом участие, или придется создавать специальные реабилитационные центры. Словом, здесь Церковь может дать рабочие руки, а государство – средства, которые будут израсходованы точно на те нужды, на которые они будут выделяться.

Во время публичных обсуждений последнего времени высказывались предположения, что Кирилл может стать Патриархом-реформатором. Я думаю, о каких-то церковных реформах при новом Предстоятеле говорить преждевременно, потому что если вводить резкие изменения, то можно вызвать раскол в Церкви. Скорее речь идет об эволюции. Ясно, что необходима большая открытость Церкви миру. В некоторых православных приходах и монастырях практикуется замкнутость, создается что-то вроде «православных гетто». Думаю, что эволюция будет идти в этом направлении.

Патриарх Кирилл заботится о проповеди Евангелия. Это тоже входит в обязанность христианского пастыря. Новый Патриарх замечательный проповедник, с прекрасными данными, с прекрасной дикцией, с сильным, звучным голосом. Это человек, которому есть что сказать, и он умеет говорить. Это замечательное качество Предстоятеля будет содействовать дальнейшему укреплению влияния Церкви на общество.

Что касается взаимодействия Церкви и государства, то Кирилл, как многолетний руководитель Отдела внешних связей Московского Патриархата, опытный дипломат, может помочь государству в этой области. Здесь открывается большой простор для полноценного и равноправного сотрудничества Церкви с властными структурами.

Игумен Кирилл (Сахаров), настоятель храма святителя Николая на Берсеневке в Москве, сопредседатель Союза православных братств

Все громче раздаются голоса о необходимости акцентировать внимание на улучшении качества церковной работы во всех ее аспектах. Количественные параметры весьма впечатляют: количество одних только монастырей за годы патриаршества Алексия II увеличилось в 30 с лишним раз. Вопрос о качестве, добротности духовной жизни выходит сейчас на первый план. Необходимо углубление соборности, активизация миссионерской работы, расширение социальной деятельности. Упомяну еще о том, что мне особенно близко, – о проблеме уврачевания раны на теле церковном – я имею в виду великий раскол XVII века. Союз православных братств, сопредседателем которого я являюсь, призвал Поместный Собор выразить сожаление по поводу имевших место в прошлом гонений на ревнителей древнего благочестия. Мы предлагаем сделать то, к чему призывал Александр Солженицын и что было совершено Русской Православной Зарубежной Церковью в 2000 году. Невозможно о чем-то еще продуктивно говорить, не сделав этого шага к примирению со старообрядцами. Представьте себе: поссорились два соседа, один другого оскорбил и избил, а потом говорит: «Давай дружить, забудем старые обиды!» Будет ли такой подход плодотворным? Не должны ли мы вначале попросить прощения и примириться? Полагаю, что инициатива Союза православных братств в отношении старообрядцев не так уж далека от официальной позиции РПЦ: будущий Патриарх Кирилл на эту тему говорил на Архиерейском Соборе 2004 года.


Игумен Кирилл: «Не надо думать, что на головы консерваторов обрушатся репрессии».
Фото из архива игумена Кирилла (Сахарова)

Думаю, что при новом Предстоятеле продолжится тенденция к «размораживанию» отношений с Католической Церковью, активизируется поиск вариантов в урегулировании церковной ситуации в Украине. Конечно, будут перемены в расстановке кадров – это всегда проходит болезненно. Наверняка активизируется поиск новейших форм работы православных миссионеров с молодежью.

Кредо покойного митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова), который был учителем новоизбранного Патриарха, состояло в том, чтобы выражать традиционные, фундаментальные христианские ценности в категориях, понятных современному человеку. Реализация этой установки, по-видимому, будет происходить теперь достаточно динамично. При этом не надо думать, что на головы консерваторов, даже таких неисправимых, как наш приход храма святителя Николая на Берсеневке, непременно обрушатся репрессии. Думаю, что и для таких, как мы, найдется своя ниша в общем церковном делании.

Отношения с государством у Патриархии вполне благоприятные. Определенно их положительный потенциал будет наращиваться. Немаловажно, как мне кажется, не впасть в соблазн апеллирования к государственным институтам для решения сугубо духовных вопросов – это мы уже проходили.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Какой же это разворот на Восток, когда Китай боится санкций США и не дает денег

Константин Ремчуков: Какой же это разворот на Восток, когда Китай боится санкций США и не дает денег

0
309
В Украине под угрозой объединительный собор, а в России – светское государство

В Украине под угрозой объединительный собор, а в России – светское государство

Павел Скрыльников

0
1479
Петр Порошенко перешел на большевистские темпы в вопросе автокефалии

Петр Порошенко перешел на большевистские темпы в вопросе автокефалии

Андрей Мельников

0
2086
Патриарх уводит молодежь у церкви

Патриарх уводит молодежь у церкви

Павел Скрыльников

Синодальный отдел РПЦ лишается полномочий

0
2664

Другие новости

Загрузка...
24smi.org