1
4238
Газета Факты и комментарии Печатная версия

21.10.2015 00:01:00

Папу Франциска заманили в ловушку демократии

Консервативные участники Синода епископов придумали, как затормозить реформы в Церкви

Тэги: ватикан, синод, папа франциск, католики, развод, джордж пелл, петер эрд


ватикан, синод, папа франциск, католики, развод, джордж пелл, петер эрдё Понтифика подталкивают к волюнтаристскому решению продолжить либерализацию Церкви. Фото Reuters

В Ватикане третью неделю заседает Генассамблея Синода католических епископов. Работа близится к завершению: в субботу, 24 октября, специальная комиссия представит собранию так называемый Заключительный доклад (Relatio finalis). Возможно, вслед за этим какое-то апостольское наставление издаст и папа Франциск.

Между тем тысячи людей подписали размещенное на сайте Change.org обращение ко всем епископам, озабоченным либеральными тенденциями в Церкви. Их призывают немедленно покинуть Синод, если тот попытается изменить «Христово учение» о браке, разводе, гомосексуальности и контрацепции. Сам папа Римский в тексте петиции объявляется чуть ли не дирижером и вдохновителем доктринального переворота.

Глава ватиканского секретариата по вопросам экономики кардинал Джордж Пелл, один из видных представителей консервативного лагеря, поспешил заявить, что у епископов нет повода покидать Синод. Озабоченность консерваторов, по его словам, приняли во внимание. Атмосфера на Синоде, заявил Пелл, «в целом хорошая».

Можно было бы похвалить кардинала за попытку снять напряжение, если бы сам Джордж Пелл не был лично причастен к тому, что оно возникло. Сейчас он по большому счету констатирует, что тактика консерваторов оказалась успешной.

«Письмо тринадцати», или консерваторы атакуют

На заседания Генассамблеи не пускают прессу. Считается, что в присутствии журналистов епископы будут сдерживать себя, не смогут высказываться достаточно свободно. При этом иерархи прекрасно понимают, что Католическая церковь, духовенство и миряне живут в медийном мире. Они пользуются тем, что журналистам нужны сведения из первых рук, организуют утечки информации и через массмедиа пытаются оказывать давление на сам Синод.

Так, 5 октября известный итальянский ватиканист Сандро Маджистер, изгнанный летом из папского пула за досрочную публикацию энциклики «Laudato si», распространил текст письма 13 членов Синода понтифику. Список епископов, подписавших обращение, впоследствии уточнялся. Утверждалось, что и сам текст письма был несколько иным. При этом, в частности, Джордж Пелл и южноафриканский кардинал Уилфрид Фокс Напьер фактически подтвердили и свои подписи, и основные тезисы обращения.

Тезисов три. Во-первых, авторы письма недовольны тем, что комиссия, ответственная за написание Заключительного доклада, была сформирована папой без консультаций с Синодом. Считается, что семеро из 10 членов комиссии – прогрессисты, а это значит, что и итоговый документ может быть выдержан в либеральном ключе. Особое неприятие у консерваторов вызывает имя архиепископа Бруно Форте, который считает, что Церковь должна смягчить свое отношение к однополым бракам, сожительству и разводам.

Во-вторых, авторы «письма тринадцати» критикуют саму процедуру работы Синода. Им стало известно, что епископы 24 октября будут принимать или, напротив, отвергать Заключительный доклад в целом, а не голосовать, как ожидалось, по каждому его ключевому положению в отдельности. Не будет и промежуточного обсуждения документа на общем собрании, а 24 октября существенные поправки уже не внесешь. Если же епископы не голосуют по отдельным пунктам доклада, то и у верующих не будет возможности узнать, каково состояние умов среди иерархов, куда, почему и как движется Церковь.

Наконец, в-третьих, консерваторы опасаются, что опубликованный летом рабочий документ Instrumentum laboris, обсуждением которого как раз занимается Генассамблея Синода, с незначительными изменениями будет принят в качестве Заключительного доклада. Некоторые положения Instrumentum laboris авторы письма считают недопустимо либеральными. Более того, по их мнению, существует реальная опасность, что Синод подчинят себе богословы-прогрессисты, а Католическая церковь пойдет по «губительному пути» либеральных протестантских Церквей.

Консерваторы бросились в атаку уже на первом общем заседании Генассамблеи. Назначенный главным докладчиком архиепископ Будапештский кардинал Петер Эрдё сразу заявил, что никаких предложений по изменению церковной доктрины от Синода ожидать не следует. В частности, по его словам, неизменным останется отношение Церкви к браку, разводу и нетрадиционным союзам. Этот же мотив подхватил архиепископ Парижский кардинал Андре Ван-Труа. После этого представители ватиканской пресс-службы и епископы-прогрессисты чуть ли не каждый день были вынуждены заверять умеренную и либеральную прессу в том, что вопрос о разводе не снят с повестки дня. Консерваторы же добились того, что навязали массмедиа свое видение событий и сформировали атмосферу скандала: вышло, что либеральное меньшинство пытается путем ограничения церковной демократии протащить в католическое вероучение недопустимые новшества.

Идти за Христом или за кардиналом Каспером?

Копья на Синоде ломаются преимущественно вокруг темы причащения разведенных и вступивших повторно в брак. «Либеральная» точка зрения изложена в параграфах 122–123 Instrumentum laboris. Ее озвучил еще в 2014 году немецкий кардинал Вальтер Каспер. Консерваторы не принимают ее настолько, что один из них даже заявил в кулуарах: «Мне предлагают следовать либо за Христом, либо за Каспером».

Сейчас, если католик развелся с супругой и женился второй раз, а первый его брак не был признан недействительным в соответствии с церковными канонами, Церковь считает, что он – живущий во грехе прелюбодей, и допускать к причастию такого человека нельзя. Он может продолжать посещать мессы, но не жить полноценной церковной жизнью. Епископы-прогрессисты предлагают индивидуальный подход в подобных ситуациях. По их мнению, если католик уже давно живет во втором браке, если у него есть дети от этого брака, то можно предусмотреть специальную искупительную процедуру, которая позволит ему причащаться святых даров. Каждый случай, конечно, должен рассматриваться отдельно, а назначение искупительной практики является прерогативой епархиального епископа.

Синоду еще предстоит принять финальный документ.	Фото Reuters
Синоду еще предстоит принять финальный документ. Фото Reuters

Другой способ решения проблемы, обсуждавшийся в последние годы, заключается в упрощении процедуры аннулирования первого брака Церковью, точнее, в освобождении этой процедуры от произвола со стороны духовенства. Для Католической церкви развода как такового не существует. Но существуют препятствия для заключения брака. Например, кровное родство, слабоумие или неспособность вести половую жизнь одного из супругов, но также и упомянутый в 1098 каноне «обман относительно того или иного качества другой стороны». Если эти факторы по каким-то причинам не были учтены при заключении церковного брака, то он может задним числом быть признан недействительным. При этом понятно, что подобные решения требуют от духовенства не столько правовой изворотливости, сколько доброй воли. И понятно, что консервативное духовенство не всегда готово такую волю проявлять.

Консерваторы стоят на своем, и выступление Петера Эрдё на Генассамблее довольно емко отразило их позицию. Милосердие, заявил венгерский иерарх, предполагает не только прощение со стороны Церкви, но и признание самим грешником того, что он грешит. По словам Эрдё, разведенный и вступивший во второй, не признанный Церковью, брак католик может быть допущен к причастию только в том случае, если он… воздерживается от половых отношений. «Между правдой и ложью, между добром и злом нет никаких промежуточных ступеней», – сказал архиепископ Будапештский.

Префект ватиканской Конгрегации вероучения кардинал Герхард Мюллер, как утверждается, один из авторов «письма тринадцати», в беседе с итальянскими журналистами и вовсе предложил посмотреть на проблему под другим углом. «Люди страдают из-за того, что их брак распался, а не из-за того, что они не могут причащаться, – заявил он. – Каждый христианин обязан посещать мессу. Но вовсе не каждый обязан причащаться. Если мы сосредоточимся только на причастии, мы ни к чему не придем».

Звучат эти слова довольно оригинально. Получается, можно и главное церковное таинство признать чуть ли не второстепенным, лишь бы не отступать от… Вот именно: от чего? Прогрессисты, к примеру, считают, что в случае с причащением разведенных речь идет вовсе не о церковной доктрине, а всего лишь о сложившейся практике.

Задумал ли папа либеральную революцию?

Что говорят в либеральном лагере? Его наиболее последовательные спикеры – немцы. Архиепископ Берлинский Хайнер Кох, выступая на общем собрании Генассамблеи, задался вопросом: «Неужели рядом с Господом нашим нет места для людей, которые испытали необратимый разлом в своей жизни, которые страдали от этого? Неужели для того, чтобы побывать на вечере Господней, нужно быть совершенством, нужно быть святым?» Кох, ссылаясь на собственный опыт, утверждает, что разведенные и вновь вступившие в брак люди, не допущенные к причастию, начинают сомневаться в том, что Церковь милосердна. Они чувствуют, что их самих и их детей отвергают, и из-за этого хотят покинуть Церковь. «Для многих, – заявил архиепископ Берлинский, – недопущение к причастию становится поводом сомневаться в существовании Бога».

Архиепископ Мюнхенский кардинал Райнхард Маркс рассказал собравшимся в Риме иерархам, что в его епархии верующие задаются вопросом: почему разведенные католики активно и полноценно участвуют в приходской жизни, но при этом не могут причаститься? Маркс сомневается в том, что не допускать таких людей к причастию правильно с богословской точки зрения. По его мнению выходит, что человек, живущий в грехе, не должен ощущать и своей принадлежности к Церкви. Причастие, утверждает немецкий кардинал, не является «наградой совершенным людям». Это «лекарство для ослабленных».

Можно считать, что голоса Коха, Каспера, Маркса, архиепископа Венского кардинала Кристофа Шёнборна, американских архиепископов Дональда Вёрла и Блейза Купича, итальянца Бруно Форте, ряда бельгийских иерархов – это точка зрения пусть активного, но меньшинства. Консерваторы из Африки, Азии, США, Польши, многие куриальные иерархи их перекричат. Но у меньшинства есть козырь. Этот козырь – папа Франциск.

О том, что в комиссии, готовящей финальный документ Синода, большинство составляют прогрессисты, уже было сказано выше. О настроениях понтифика немало говорит и состав самого Синода. Как известно, 45 из 270 участников Генассамблеи получают персональные приглашения от папы. Критики Франциска из числа журналистов отмечают, что он пригласил на Синод известных либералов: престарелого бельгийского кардинала Годфрида Даннеелса, бывшего архиепископа Миланского кардинала Диониджи Теттаманци, близкого к Вальтеру Касперу епископа Антверпенского Джона Йозефа Бонни, тех же американцев Купича и Вёрла, своего близкого друга Виктора Мануэля Фернандеса, ректора Папского католического университета в Буэнос-Айресе.

При этом приглашения от папы не получили известные консерваторы: архиепископ Сан-Франциско Сальваторе Кордилеоне, аргентинцы Эктор Рубен Агуэр и Хосе Антонио Эгурен Ансельми, австриец Клаус Кюнг, француз Оливье де Жермэ, а самое главное – бывший председатель Папского совета по делам семьи кардинал Эннио Антонелли. В консервативных СМИ еще до Генассамблеи насчитывали около 17 участников так называемой антикасперовской коалиции. Из них только шестеро участвуют в работе Синода, причем лишь двое по приглашению папы. Все это, считают журналисты, вполне однозначно свидетельствует о симпатиях Франциска и о той дороге, по которой он хочет вести Церковь.

Папа Франциск на удочке консерваторов

Кардинал Пелл сообщил на днях журналистам, что просьбу консерваторов о голосовании по каждому из ключевых положений Заключительного доклада намерены удовлетворить. Кому-то это может показаться незначительным достижением. В действительности это ловушка, в которую может попасть папа Франциск.

Умеренный консерватор архиепископ Брисбенский Марк Колридж в интервью изданию National Catholic Reporter рассказал, как, по его мнению, распределились бы голоса епископов, если бы им пришлось голосовать по спорным положениям финального документа. В вопросе о допуске разведенных к причастию прогрессисты однозначно проиграли бы: 35% «за» при 65% «против». Компромиссным могло бы стать решение предоставить право епархиям выбирать – занимать по вопросу о причащении либеральную или консервативную позицию. Впрочем, и здесь голоса распределились бы в соотношении 50 на 50. При этом 70% епископов, полагает Колридж, выступили бы за то, чтобы Церковь несколько смягчила язык высказываний о геях и лесбиянках. Однако о признании каких-либо достоинств в любых партнерствах, за исключением освященного Церковью брака мужчины и женщины, большинство иерархов говорить не хотят.

Предположим, папа Франциск все же намерен разрешить разведенным причащаться после исполнения специальных искупительных предписаний. Для этого ему не обязательно одобрение епископов. Сколько бы ни воевали либералы с консерваторами, сколько бы ни писала о Синоде католическая пресса, сколько бы ни сравнивали происходящее в Риме со Вторым Ватиканским собором, решать все равно понтифику. Он вправе решить вопреки мнению большинства.

Но одно дело, если темы большинства и меньшинства остаются спекулятивными. Если финальный документ принимается «в общем», но никто точно не знает, кто выступил против конкретных его положений, а все споры остались в залах заседаний синодальных секций и в Интернете, наполненном информационными утечками. Совсем другое дело, когда есть официальные итоги голосования. Когда весь мир знает, что папа, разрешив разведенным причащаться, пошел против большинства.

Это дискредитирует все демократические начинания папы. Он может собирать любые советы кардиналов, говорить об открытости, соборности, заявлять, что готов выслушать различные мнения. На практике в Ватикане сохраняется авторитаризм, только теперь это авторитаризм либеральный, а не консервативный. Более того, становится ясно, что папа, действующий вопреки мнению большинства епископов, ведет Церковь «не в том направлении». Реформы лишаются атрибутов легитимности. Сопротивление переменам нарастает. В американской прессе не случайно уже обсуждаются контуры возможного раскола в Католической церкви.

Если папа готов идти на такие репутационные риски, то он волен заняться прогрессивными нововведениями. Если же не готов, то ему остается просто принять Заключительный доклад и отчет о голосовании и ничего не предпринимать. Ватиканист Андреа Торниелли сравнил Синод с футбольным матчем. В таком случае консерваторы ведут у прогрессистов с разницей в два-три мяча.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Виктор Рыбаков 12:30 21.10.2015

Превратят-таки Генассамблею Синода Ватикана в Гейассамблею!



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Решится ли Франциск на настоящую революцию

Решится ли Франциск на настоящую революцию

Станислав Минин

Саммит епископов по теме насилия над детьми – имиджевый, а не практический ход

0
1003
Новости религий

Новости религий

0
217
Тройной агент из Ватикана

Тройной агент из Ватикана

Алексей Казаков

Рассекреченные документы ЦРУ рассказывают, как был завербован Москвой разведчик нацистов и американцев

0
560
Америка – разлучница патриархатов, папа – против крестных отцов

Америка – разлучница патриархатов, папа – против крестных отцов

Андрей Мельников

0
1192

Другие новости

Загрузка...
24smi.org