0
722
Газета Факты, события Печатная версия

22.08.2002

Встреча муз у Булата

Тэги: Окуджава, доммузей, переделкино, втречи


Грядущим летом будет уже 5 лет, как существует Дом-музей Булата Окуджавы в Переделкине. Каждую субботу здесь проходят клубные дни, в рамках которых устраиваются различные литературные и музыкальные встречи. Это стало традицией.

В самом конце первой декады августа сюда приехал Фазиль Искандер. Встречи с ним ждали многие. В толпе собравшихся можно было заметить Юрия Щекочихина, Евгения Евтушенко... Были здесь и совсем незнакомые лица, в том числе те, кто оказался в Переделкине впервые: на дачных участках то и дело спрашивали, как пройти к Музею Окуджавы. Народ все прибывал и прибывал. Некоторые из приезжих здоровались с Искандером - он стоял возле дома Булата и дымил папиросой.

Вспомнилось неожиданно, как мы в первый раз познакомились.

Это случилось в Доме-музее А.И. Герцена. По окончании вечера-памяти Окуджавы весь бомонд пригласили к столу. Ваш покорный слуга задержался в музее по своим делам и невольно очутился на том фуршете. Поминали Булата Шалвовича: рассказывали разные истории - безумно интересные, захватывающие, необыкновенные. Было, однако, душновато. Очень хотелось выйти на воздух и покурить. "Да зачем?! - сказал стоящий рядом Искандер. - Давай здесь!" Он сам зажег папиросу и, как следует затянувшись, пустил огромные клубы сизого дыма, которые плыли по комнате, словно тучи по небесам. Делалось все так заражающе артистично, что, глядя на него, и другие потянулись за сигаретами. Но тут появилась директриса и заявила, что никому, кроме Фазиля Абдулловича, дымить в помещении не разрешит. Почему для Искандера сделали исключение? До сих пор неясно. С того момента наши пути-дороги пересекались время от времени. Теперь вот встретились вновь.

Сначала слово взяла Ирина Ришина. Сказав, что Искандер был верным другом Булата, она вспоминала об открытии музея и, в частности, о том, как Фазиль Абдуллович разрезал ленточку. Затем Ирина Александровна передала микрофон писателю.

День выдался жаркий, почти безветренный. Вдали раздавался шум электричек, товарных и скорых поездов, а под пестрым тентом, кружась над головами собравшихся, гудели осы. Однако никто не обращал на это внимания. Все будто замерли - сидели и слушали Искандера. Он читал стихотворение "Паром" о сталинских временах, написанное еще до перестройки. Публикация тогда не представлялась возможной по вполне понятным причинам. Голос читающего был, как у диктора радио, - резким, мощным, звучным: чеканилось слово за словом. Становилось тяжело на душе. Зато второе произведение в прозе, посвященное Сократу, в котором всемудрейший из всемудрейших перед казнью ведет беседу с юношей-чужестранцем, воспринималось иначе. Создавалось впечатление, что философ живет в наши дни, ведь то, о чем он говорил, актуально и сегодня. Слегка сконфуженными почувствовали себя представительницы прекрасной половины, когда речь зашла о том, как завоевать внимание любимой женщины: Сократ посоветовал юноше найти девушку поинтересней и как можно чаще появляться с ней в обществе своей избранницы. Эти две вещи вслух литератор никогда не читал, только сейчас решился. Публика аплодировала.

Вслед за писателем выступил Семен Липкин. Он коротко рассказал, как познакомился с Фазилем Абдулловичем в Абхазии. Искандер только что возвратился оттуда, и в этой связи Евтушенко задал ему вопрос: "Правда ли, что в Абхазии все, кроме грузин, могут получить российские паспорта?" "Такие паспорта, - ответил писатель, - могут получить и грузины, но грузин сейчас там мало". Он также говорил, что двойное гражданство - большое благо для абхазцев. Оно поможет им вывозить свою продукцию в Россию, и это улучшит экономическое положение региона. Промышленности там фактически не осталось, но сельское хозяйство сохранилось неплохо. Абхазия могла бы жить и за счет обслуживания отдыхающих, но сказываются последствия войны. Одна из дам спросила: пробовал ли Искандер писать по-абхазски? Фазиль Абдуллович ответил, что об этом его спрашивали не раз, а соотечественники даже соответствующие замечания делали; однако он учился в русской школе и не только говорит, но и думает по-русски, значит, он русский писатель.

В музее счастливы, что могут проводить подобные мероприятия. В этом году их решили разнообразить выставками и во время встречи с Искандером продемонстрировали творчество 8-летнего Левы Васильева. Он сделал яркие, выразительные иллюстрации к "Прелестным приключениям" Булата Окуджавы. Лева говорит, что охотнее работает черной ручкой и карандашом, но пишет и гуашью. Его работы очень заинтересовали публику. Сам Искандер, важно прохаживаясь взад и вперед, внимательным образом разглядывал каждую иллюстрацию: зайца, котов, старую избу...

Каждый, кто хотел, мог приобрести в музее книги Окуджавы и об Окуджаве. Организовали также выставку-продажу произведений скульптора Татьяны Петровой. В конце встречи было традиционное чаепитие с пряниками, баранками и печеньем.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Закусывая апельсинами

Закусывая апельсинами

Дмитрий Нутенко

Чудеса, мимо которых мы проходим, даже не заметив

0
758
Всё очень просто: мышь

Всё очень просто: мышь

Елена Семенова

85 лет со дня рождения реформатора поэзии Геннадия Айги

0
2847
Здесь, в Гефсиманском саду

Здесь, в Гефсиманском саду

Дмитрий Нутенко

Об одном стихотворении Булата Окуджавы

0
1240
Бурные, долгие годы не смолкающие аплодисменты

Бурные, долгие годы не смолкающие аплодисменты

Борис Колымагин

Блеску советского официоза поэтический андеграунд противопоставил серость

0
3299

Другие новости

Загрузка...
24smi.org