0
889
Газета Идеи и люди Печатная версия

30.11.2000 00:00:00

КПРФ в постельцинскую эпоху

Андрей Федоров

Об авторе: Андрей Владимирович Федоров - директор Фонда "Центр политических исследований и консалтинга".

Тэги: КПРФ, Ельцин, Путин, Греф


Через несколько дней состоится очередной съезд Компартии России - первый съезд постельцинской эпохи. Для КПРФ и для левых сил в целом этот съезд будет иметь принципиальное значение, так как речь идет о новом самоопределении Компартии в условиях смены политической власти в стране. Многое из того, чем руководствовалась Компартия в прошедшие годы, по всей видимости, должно быть тщательно проанализировано и даже отброшено. Однако многое сохраняет актуальность. Принципиально важно, какой баланс между старым и новым будет найден и в ходе дискуссий, и в итоговых программных документах съезда.

Определения нового лица КПРФ ждут сегодня не столько ее сторонники, сколько противники. Ибо от этого во многом будет зависеть вся система взаимоотношений политических сил в стране.

ПОЛОЖЕНИЕ КОМПАРТИИ

Последний год был трудным для Компартии России именно потому, что многие члены партии утратили ясные ценностные ориентиры борьбы. С уходом Ельцина и приходом Путина проблема персонификации врага превратилась в одну из наиболее сложных. Белое и черное в политической жизни России сменились неясными полутонами. И на этом фоне многим членам партии просто трудно понять, как действовать и под какими лозунгами.

Вместе с тем надо сказать, что, несмотря на определенные сложности в деятельности КПРФ, сложности прежде всего внутреннего характера, партия сохранила за собой позицию одной из самых влиятельных политических сил страны и, что самое важное, не растеряла членскую базу.

И дело не только в том, что Компартия имеет больше всех депутатов в Государственной Думе, а в том, что Компартия остается единственной в полном смысле реальной политической партией в стране.

С этой точки зрения можно сказать, что именно КПРФ гораздо больше, чем кто-либо, подготовлена к новому этапу российской партийной политической жизни, а именно к внесению поправок в Закон "О политических партиях" и в Закон "О выборах в Государственную Думу", которые дадут, прежде всего политическим партиям, возможность в будущем реально проявить себя в гораздо большей степени, чем за все прошедшее десятилетие. Думается, есть все основания говорить о том, что скоро в политику новые люди будут приходить именно через партии, через серьезную кадровую работу (чем КПРФ всегда была сильна).

Компартия сегодня объективно занимает двойственное положение. С одной стороны, это партия, которая осуществляет достаточно тесную политику сотрудничества с государственной властью, президентом Российской Федерации прежде всего по вопросам государственного строительства.

С другой стороны - она находится в определенной оппозиции власти, прежде всего по вопросам социально-экономической политики. Вот это самое положение - и вместе, и против - представляет, на мой взгляд, наибольшую сложность для определения всего политического курса партии на ближайшее время. Причем сложность не для руководства КПРФ, а для членской базы.

Стать чисто оппозиционной партией КПРФ не удастся (да она в целом этого и не хочет), но и стать частью правящей элиты в полном смысле слова КПРФ не хочет и не готова.

Предстоящий съезд КПРФ - это съезд поиска нового места партии в новых реалиях российской жизни.

Совершенно очевидно, что задача взять власть в свои руки перед КПРФ сегодня не стоит. И ее решение даже объективно не нужно Компартии.

Наверное, правильным было бы сформулировать нынешнее положение следующим образом: КПРФ хочет и может корректировать власть, КПРФ хочет и может расширять влияние во власти, КПРФ хочет и может активно расширять присутствие на всех уровнях законодательной и исполнительной власти с тем, чтобы на этой основе в будущем постараться окончательно выйти на лидирующие позиции в российском обществе.

Согласно одному из последних опросов ВЦИОМ, если бы завтра состоялись выборы в Государственную Думу, то Компартия получила бы 37% голосов и стала бы самой крупной фракцией в Государственной Думе, имеющей соответственно определяющее влияние на процесс принятия решений в ней. Такой показатель не случаен.

Дополнительную устойчивость КПРФ придает то обстоятельство, что партия в силу самоорганизации, политической истории не зависит от текущего момента, не зависит от того, кто сегодня премьер-министр или президент России.

В этом отношении КПРФ имеет большие возможности для определения собственной линии поведения и характера действий вне зависимости от персональных перестановок в верхнем эшелоне власти.

КУДА ИДТИ?

Ключевым вопросом для КПРФ на предстоящем съезде, думается, будет вопрос о месте КПРФ в российском обществе на новом этапе; в обществе, которое меняется социально и демографически и в какой-то степени политически; в обществе, в котором падает интерес к власти, пропадает интерес к выборам, исчезает интерес к политике как таковой.

В целом ситуация, сложившаяся в стране после ухода Ельцина, - качественно новый вызов для КПРФ, вызов, в рамках которого не работают многие старые лозунги, старая тактика.

Поэтому для КПРФ принципиально важно определиться не со стратегическими вопросами, не с идеологией, а именно с тактикой действий на ближайшие 2-3 года в отношении всех уровней законодательной и исполнительной власти и, что, наверное, будет одним из самых сложных вопросов предстоящего съезда, с тактикой действий в отношении президента и правительства.

Наивно думать, что приход Путина к власти может изменить КПРФ. Скорее наоборот - КПРФ своей деятельностью во многом может изменить Путина, изменить именно через тактику своих действий, через систему своих взаимоотношений с властью.

Ведь на самом деле у КПРФ и у Путина довлеющим является не идеологическое начало в традиционном понимании этого слова, а начало государственническое. Концепция возрождения государства, создания полноценной государственной системы - принципиально одна и та же и для Путина, и для КПРФ.

Сильное государство - это ключевой пункт взаимопонимания Путина и Компартии.

Можно расходиться в деталях, можно и нужно обсуждать экономические аспекты действий, но в одном совершенно очевидно существует общность подхода: сильное государство, способное постоять за себя на международной арене и способное защитить свое население. Поэтому многие тезисы в программных документах к предстоящему съезду весьма созвучны положениям выступлений Путина.

С этой точки зрения справедливо говорить о том, что у КПРФ уже сейчас есть (и в дальнейшем может быть в еще большей степени) возможность достаточно активно участвовать в процессе восстановления российской государственности и создания действительно сильного и эффективного государства. Работа пойдет и через Государственную Думу, и через Совет Федерации, и даже через Госсовет, не говоря о законодательной власти на региональном уровне.

При этом нет и речи о безоговорочной поддержке со стороны Компартии всех действий власти. Речь о том, что власть сегодня может опереться на Компартию при принятии важнейших тактических и стратегических решений, касающихся политического и государственного устройства страны.

Власть хорошо понимает, что можно, конечно, принимать некоторые решения в Государственной Думе и вне ее рамок без учета мнения КПРФ, как это в значительной степени случилось с проектом бюджета на 2001 год, но в целом без Компартии не сможет работать ни один механизм реформирования страны, особенно в случае, если этот механизм реформирования будет чреват весьма серьезными социальными последствиями.

КПРФ сегодня при всех особенностях ее положения - партия государственническая, партия, которая в состоянии задействовать всю свою машину, чтобы укреплять государственную систему. Вопрос заключается в том, насколько действия партии будут синхронизироваться с действиями власти.

КПРФ И ПРАВИТЕЛЬСТВО

Взаимоотношения КПРФ и нынешнего правительства трудно определить одним словом. Во многом это связано с тем, что действующее правительство, возможно, действительно самое техническое за все последние годы. Это правительство минимально вовлечено в политические игры и в гораздо большей степени, чем при Ельцине, оглядывается на президента и его администрацию.

И руководство КПРФ хорошо понимает, кто хозяин в доме, с кем нужно говорить по тем или иным проблемам. Во многом в силу этого диалог между КПРФ и правительством носит вялотекущий характер и ограничивается узким кругом вопросов, прежде всего связанных с прохождением проектов бюджета на будущий год и принятием отдельных законодательных актов.

Деятельность правительства сегодня обтекаема и аморфна настолько, что даже Компартии его очень трудно критиковать. Критиковать можно, когда есть активная работа, когда есть пробы и ошибки или когда есть достаточно жесткий курс, проводимый без оглядки на Государственную Думу и политические партии.

Правительство, которое использует благоприятную экономическую конъюнктуру, потихоньку решает отдельные социальные вопросы и не спешит с серьезными реформаторскими шагами. С этой точки зрения критика Компартией программы Германа Грефа - во многом критика фантома. Никакой программы Грефа де-факто правительство не проводит и вряд ли начнет проводить.

Если вдруг в рамках этого правительства (что очень маловероятно) и будет решено перейти к серьезным экономическим преобразованиям в духе рекомендаций Грефа или же если будет сформировано новое правительство для выполнения указанной программы, тогда конфликт Компартии и правительства окажется неизбежным.

Дело не только в том, что многие в Компартии воспринимают программу Грефа как "новое издание программы Гайдара", а в том, что программа Грефа де-факто выводит страну на уровень окончательного закрепления капитализма, причем закрепления через ликвидацию большого числа элементов социальной политики, которая занимает важное место в программе КПРФ в целом.

Сложность заключается в том, что, понимая необходимость экономических преобразований в стране, КПРФ не может и не сможет поддержать правительство, идущее по пути жесткого реформирования. Тем более что ситуация меняется и вполне возможно, что предполагаемое весной следующего года снижение мировых цен на нефть создаст новую социально-экономическую ситуацию в стране, которая заставит правительство действовать совсем по-другому, чем это видится сегодня.

В любом случае совершенно очевидно, что для Компартии в правительстве, которое исповедовало бы однозначно программу Грефа, места нет.

Но для Компартии есть место в правительстве, которое взяло бы на вооружение программу, предложенную на последнем заседании Госсовета от имени руководителей субъектов Федерации, особенно в части влияния государства на экономическую политику.

Поэтому в конечном счете взаимоотношения партии и правительства зависят от того, какая де-факто программа будет избрана в качестве главной. А вот любая попытка, на мой взгляд, скрестить эти две программы закончится известной формулой "уж с ежом".

КПРФ И ПРЕЗИДЕНТ

Многие коммунисты говорят сегодня, что Путин вполне мог бы быть кандидатом КПРФ на выборах. Путин не вызывает отторжения у основной массы коммунистического электората. Прежде всего потому, что Путин не только на словах, а во многом и на деле ведет борьбу с олигархами, пытается восстановить вертикаль власти, реформировать армию и стремится определиться в вопросах государственной символики в направлении, близком КПРФ.

Совершенно очевидно, что у Путина и Компартии, как уже говорилось, есть достаточно много точек сближения, есть точки совпадения. И в этой ситуации для Компартии было бы очевидной политической глупостью становиться в политическую оппозицию к Путину.

Совсем наоборот. Компартия вполне способна на определенную корректировку политического курса Путина, и эта корректировка, на мой взгляд, возможна и может принести дивиденды как Компартии, так и самому Путину.

Компартия пока не может и не хочет сказать, что "Путин - наш президент". Это объясняется тем, что Компартией ответ на вопрос: "Кто такой Путин?" до конца все же не найден. И он не может быть найден, поскольку ответ этот прояснится только в случае, если Путин повернется лицом к российской экономике, социальным проблемам, станет основным двигателем разумных преобразований в стране.

Повторю, что вне экономической сферы особых разногласий между Путиным и Компартией нет и, видимо, не будет. Экономическая сфера - это именно та сфера, в которой Компартия сегодня может действовать достаточно жестко, отстаивая свои взгляды, и не бояться идти на конфронтацию с президентом, потому что здесь выигрыш для коммунистов очевиден.

При всем радикализме некоторых своих взглядов Путин вряд ли пойдет на мощный рывок в капиталистическое завтра.

Компартию политика президента может сегодня не устраивать только по одному направлению: президент не вмешивается в экономические процессы там, где это задевает напрямую социальную сферу.

Пример очень простой. Жесткая критика Компартией действий Чубайса во главе РАО "ЕЭС России" - это своего рода звоночек для президента. Дескать, если Путин не вмешается, следующим этапом может быть уже критика его самого.

Это хорошо понимают как в Кремле, так и в руководстве КПРФ. Президент - не объект критики в полном смысле слова, президент - объект влияния через критику других политиков из высшего эшелона власти.

В конечном счете схема такова: Компартия может находиться в социально-экономической оппозиции Путину и его правительству, но к самому Путину в политической оппозиции Компартия не будет.

С этой точки зрения диалог на более-менее постоянной основе между Компартией и Путиным возможен и, более того, необходим обеим сторонам.

Думается, что определенное совпадение точек зрения КПРФ и президента может быть продемонстрировано и по ряду внешнеполитических вопросов, особенно в ситуации, если со стороны Запада, прежде всего США, начнется новый виток давления на Россию.

КПРФ И НПСР

КПРФ была главным инициатором создания Народно-патриотического союза России. Это во многом объяснялось тем, что НПСР должен был стать основой для широкого антиельцинского фронта.

НПСР в годы борьбы с Ельциным сыграл определенную роль, хотя и не полностью. В частности, это было связано с тем, что многие затруднились найти реальную границу между КПРФ и НПСР.

Сегодня ситуация другая, и, думается, отношение КПРФ к НПСР также должно быть другим. НПСР не нужен как антиправительственный, антипрезидентский фронт. НПСР нужен прежде всего КПРФ как широкий и достаточно эффективный механизм влияния на левые силы.

Ни для кого не секрет, что после ухода Ельцина левые силы, особенно стоящие левее КПРФ, переживают серьезный кризис. Практически не слышен голос "Трудовой России", уходит в тираж ДПА, и в целом на этом фланге снижается по вполне объективным причинам радикализм действий. Но сторонники этих сил все равно остаются важной частью левого электората, который в отличие от тех, кто поддерживает правых, будет и дальше организованно ходить на выборы и активно участвовать в политических кампаниях.

Кроме того, в стране есть достаточное количество левоориентированных людей, которые в эпоху Ельцина не хотели или просто боялись ассоциировать себя открыто с Компартией.

Сейчас многие из них хотели бы проявить свои левые взгляды, и НПСР способен предоставить такую возможность. НПСР при правильной его раскрутке дает КПРФ возможность расширения влияния в массах, которые устали от либерализма.

Помимо этого надо иметь в виду, что грядущие изменения в партийном законодательстве приведут к тому, что практически все левые организации, кроме КПРФ, будут выключены из избирательного процесса на уровне Государственной Думы, на уровне федеральной власти.

А НПСР мог бы стать для них каналом самовыражения и доведения до власти своей точки зрения. НПСР не может стать партией, но НПСР может, например, делегировать на определенных условиях часть некоммунистов в списки Компартии на выборах в Государственную Думу и обеспечить поддержку этому списку.

Это вполне возможно в обстоятельствах, когда левоориентированный избиратель, не видя никого, кроме КПРФ, будет во многом смотреть на действия НПСР как организации широких левых сил. Здесь есть серьезные перспективы для политического маневра, и этот маневр может быть использован в полной мере.

НПСР нужен прежде всего потому, что решение многих вопросов, в том числе социальной политики, нужно проводить на более широкой базе, нежели собственно КПРФ.

КПРФ в новых условиях может через НПСР весьма активно бороться за массы. Союз будет давать возможность доносить до масс и те идеи, которыми руководствуется КПРФ.

Это особенно важно в условиях резкого ослабления профсоюзов. В такие периоды многие элементы социальной политики во все большей степени берут на себя политические левые, прежде всего Компартия.

КПРФ.RU

Когда говорят, что КПРФ - застывшая партия, не учитывающая веления времени, - это большая ошибка. КПРФ - не вневременная партия, КПРФ - партия времени. Она, конечно, по многим обстоятельствам и причинам отстает от информационных требований нового времени. Но все же КПРФ является политической партией, учитывающей современные тенденции технологического прогресса.

Компартия понимает, что изменение демографической, социальной структуры российского общества настоятельно диктует необходимость модернизации, особенно в информационной сфере.

Прежде всего речь идет о новых методах работы (особенно в информационно-пропагандистском плане), которые должны позволить КПРФ эффективно действовать в рамках общенационального информационного пространства (в том числе и с использованием Интернета) на постоянной основе, а не только в период выборов.

Уже явно недостаточно констатировать факты. Сегодня принципиален вопрос о том, чтобы твой взгляд на те или иные вещи был известным, оперативным и доступным. С этой точки зрения старая (и во многих местах весьма эффективная) тактика работы от двери к двери, от предприятия к предприятию, от дома к дому должна дополняться новой тактикой работы - от одного информационного источника к другому и т.д.

Партии, как никогда, нужна своя мощная информационная сеть, способная адекватно работать как на федеральном, так и на региональном уровнях. Тогда можно будет преодолеть проблему того, что многие знают КПРФ "по одежке", но не знают "по уму".

Для коммунистов доведение до населения взглядов, а не демонстрация хорошо знакомых лиц - пожалуй, самая сложная задача.

Компартии нужен новый имидж. Имидж партии, которая органически сочетает в себе политические ценности ХХ века и в хорошем смысле "переваренный" опыт строительства социализма, с технологическими возможностями ХХI века.

КПРФ, как мне видится, должна на предстоящем съезде сказать "до свидания" значительной части прошлого в своей деятельности, предстать перед своими членами и перед населением именно как партия будущего, как партия, имеющая шансы на будущее. Шансы если и не на реальную власть, то по крайней мере на определение возможностей действий этой власти. Без создания устойчивого образа "партии с шансом на успех" серьезного будущего у КПРФ не будет.

В силу сложившихся в последнее время обстоятельств на съезде, видимо, не удастся обойти и проблему высказываний отдельных представителей партии по "национальному вопросу". По крайней мере для СМИ этот вопрос будет одним из самых значительных. И с этой точки зрения многое в смысле восприятия КПРФ в обществе будет зависеть от того, насколько ясно со стороны руководства партии будет дана оценка происходящего.

ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА

У Компартии есть сегодня безусловный лидер - Геннадий Зюганов. Естественно, он не без недостатков, сильных и слабых сторон. Но, как бы там ни было, он сумел обеспечить во многом именно своими действиями влиятельное место партии в российской политической жизни и дал возможность многим коммунистам поверить, что они живут и действуют не зря.

Он сумел провести партию через многие сложные события и сегодня больше, может быть, чем кто-либо понимает неоднозначность ситуации, в которой находится КПРФ.

Сегодня задача - не в смене Зюганова. Но правомерно ставится многими во фракции КПРФ в Думе и за ее пределами вопрос о том, чтобы разделить посты руководителя партии и лидера думской фракции КПРФ. Полагаю, сейчас это актуальная тема.

В политической жизни при Ельцине совмещение этих двух постов было оправдано. Сегодня есть возможность разделить эти два поста именно в силу тех задач, которые стоят перед партией.

Лидер КПРФ вполне может и должен получить гораздо большую свободу политических действий, прежде всего вне рамок Государственной Думы.

Государственная Дума была и остается одним из важнейших направлений работы Компартии, но для председателя КПРФ все же главным полем работы в ближайшее время должна стать сама партия.

Модернизация, активизация партии, вывод ее на новый политический уровень в федеральной и региональной политике - это, как мне кажется, то самое дело, на котором должен сконцентрироваться после съезда Геннадий Зюганов.

Естественно, внутри КПРФ есть усталость от Зюганова, так же как в свое время у многих сторонников Ельцина к концу 90-х годов накопилась явная усталость от первого президента России. Этот процесс должен восприниматься спокойно.

Политика Компартии в Думе ясна, и руководителем фракции вполне может сейчас стать кто-либо другой. В конечном счете надо думать о том, что будет после изменения законодательства о политических партиях.

Ведь при определенных условиях мы можем оказаться перед проблемой досрочных выборов в соответствии с новым законодательством, выборов, которые Компартия не имеет права проиграть.

К тому же ближайшие год-полтора могут оказаться весьма непростыми с экономической точки зрения. Было бы ошибкой жить иллюзорной верой в постоянный подъем российской экономики.

В условиях сохраняющейся зависимости от внешнего фактора нужно быть готовым к тому, что любые колебания на международных рынках вновь поставят Россию перед лицом кризиса, способы разрешения которого придется искать отнюдь не в рамках заседаний Государственной Думы.

КПРФ должна подготовиться к тому, чтобы быть востребованной не только с политической, но и с экономической точки зрения.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

Евгений Солотин

В мегаполисе планируют продолжать программы развития и сохранять высокие стандарты социального обеспечения

0
460
Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

  

0
339
ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

Владимир Мухин

Отечественные "Мистрали" будут строить в Крыму

0
2638
Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

0
430

Другие новости

Загрузка...
24smi.org