0
1978
Газета Идеи и люди Печатная версия

18.04.2006

Депопуляция и общественное сознание

Любовь Борусяк

Об авторе: Любовь Фридриховна Борусяк - кандидат экономических наук, начальник аналитического отдела телеканала ТВЦ.

Тэги: демография


демография Современные российские семьи малодетны, но надежды на разрешение демографических проблем большинство людей связывают именно с повышением рождаемости.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Сегодня наша страна находится в ситуации, с которой не сталкивалась никогда прежде. Из года в год численность россиян сокращается – идет процесс, который называется депопуляцией. Здесь нет никакой особой российской специфики, то же самое происходит в целом ряде европейских стран. То, что проблема не уникальна, может служить легким утешением, но не снимает ее остроты.

Мне бы хотелось сделать упор не на собственно демографические проблемы, а на социальный контекст ситуации. Дело в том, что общественным мнением пока не осознается, что сокращение численности населения страны будет сказываться на жизни каждого человека, приведет к необходимости принятия весьма непопулярных решений – таких, например, как увеличение возраста выхода на пенсию. Многие проблемы, с которыми общество столкнулось уже сейчас, из года в год будут все более обостряться.

Мы живем в огромной стране, причем ее необъятные размеры воспринимаются как особая ценность, важная основа патриотизма. Идиоматическое выражение «шестая часть суши» наполняет гордостью миллионы сердец. Именно из величия просторов в общественном сознании принято выводить лучшие черты русского народа: его великодушие, его удаль и размах, его искренность и гостеприимство, широту его души. При этом угроза потери территорий страны воспринимается как трагедия именно потому, что ее размеры – главная ценность и основа патриотизма.

Однако страна – это не только просторы, но и люди, ее населяющие. Для традиционного общества первичны территория, земля, для общества современного – люди.

Депопуляция в нашей стране началась с 1992 г. Ежегодная убыль населения приближается к 1 млн. человек. В мирное и спокойное время такого не происходило еще никогда. К тому же повернуть этот процесс вспять не удастся. Если в страну не будут в массовом порядке прибывать мигранты, то к середине ХХI века нас останется около 100 млн. человек, а к концу века – еще вдвое меньше.

Кто виноват?

Представим себе, какой общественный резонанс возник бы, если бы из года в год Россия теряла свою территорию: убывали бы спорные Курильские острова, на которые претендует Япония, южные республики, Калининградская область и пр. Для общества очевидно, что такого допустить нельзя, так как это означает ослабление великой страны, т.е. потерю ее величия. Совершенно иное – население. Численность жителей страны сокращалась, но долгое время обсуждение ситуации шло в основном внутри научного сообщества. До недавних пор не проявляли особого интереса к депопуляции и государственные структуры. Что же касается СМИ, то там эта проблема обсуждалась не как жизненно важная для страны и требующая принятия серьезных решений, а как повод для спекуляций на темы вражеских происков и вражеского влияния. Снижение числа жителей страны началось одновременно со стартом либеральных реформ. Еще в 70-е гг. прошлого века было известно, что депопуляция обязательно начнется, причем примерно в те сроки, в какие это и произошло. Это было просто совпадением по времени, реформы не были причиной процесса, имеющего длительные и глубинные корни. Но типичным подходом стало обвинение демократов не только в развале великой страны, но и в уничтожении ее народа, геноциде.

В основе обвинений лежат, казалось бы, вполне логичные суждения. С началом либеральных реформ уровень жизни значительной части семей снизился, многим людям было трудно приспособиться к новым условиям. Какие тут могут быть дети? При этом умалчивается, что и до начала реформ преобладали малодетные семьи. Тем более не указывается на так называемый парадокс обратной связи материального положения и рождаемости: многодетными являются бедные страны, а малодетными – богатые.

Поиск врагов никогда не ограничивается только внутренней сферой, всегда обнаруживаются и враги внешние. При этом сами враги берутся из массового сознания и в него же возвращаются, подкрепляя и усиливая существующие стереотипы. Один из самых распространенных – западные страны стремятся погубить Россию, расчленить, лишить ее населения. В частности, в СМИ неоднократно утверждалось, что еще Маргарет Тэтчер считала целью Запада довести численность населения России до 35 млн. жителей (понятно, что столь ослабленная, «пустынная» страна обречена на гибель). На самом деле речь шла об одном из долгосрочных прогнозов динамики численности населения страны, но цифра была названа, а на уровне интерпретаций прогноз превратился в цель.

Если либералы и Запад выступают в качестве универсальных врагов России, то по мере надобности создаются, моделируются еще и враги актуальные. В конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века в Россию пришли неправительственные организации, занимающиеся планированием семьи, цель которых состояла в борьбе с абортами. В своей работе они исходят из посылки, что рождение ребенка в России, как и на Западе, должно быть свободным решением семьи и происходить в предпочтительные сроки. Как только в Госдуме началось обсуждение закона о неправительственных организациях, в прессе появилась целая серия разоблачительных статей о них. Утверждалось, что под планированием семьи на самом деле понимается попытка уговорить жителей России не рожать, т.е. способствовать депопуляции. При этом никто не вспоминает, что число абортов в стране действительно все время снижается.

Поиск врагов решает политические задачи, но не может ослабить демографических проблем. Между тем проблема депопуляции начинает все больше волновать государство.

Что будет?

Динамика численности населения зависит от трех факторов: рождаемости, смертности и миграции. Некоторый, хотя и несущественный, рост уровня рождаемости может быть достигнут, если государство начнет проводить соответствующую политику. На своей пресс-конференции в начале 2006 г. Владимир Путин говорил о необходимости выделять деньги для того, чтобы способствовать повышению рождаемости. Некоторые региональные лидеры уже рапортовали президенту, что в их регионах рождаемость растет. Увы, надо смириться с мыслью, что существенно рождаемость не вырастет. Урбанизированные, высокообразованные страны не бывают многодетными.

Второй фактор – смертность. Как известно, здесь Россия значительно отстает от развитых стран, средняя продолжительность жизни россиян очень низкая. Снижение смертности, особенно среди молодых, трудоспособных людей, может внести вклад в снижение скорости депопуляции, но также довольно незначительный.

Единственный реальный фактор приостановления депопуляции – это иммиграция, приток людей из других стран. Надо сказать, что поток мигрантов к нам идет и будет идти в любом случае. Все развитые страны с низкой рождаемостью нуждаются в массовой иммиграции, но даже если бы этой потребности не было, иммиграцию отменить бы не удалось. Страны третьего мира, отличающиеся высокими темпами роста населения и низким уровнем жизни, не могут не «выплескиваться» за пределы своих границ, в страны «золотого миллиарда».

У России дополнительной причиной потребности в мигрантах является низкая плотность расселения. Из-за нее нам уже сегодня не хватает человеческих ресурсов для освоения новых месторождений полезных ископаемых. Если учесть, что в последние годы государство взяло явный курс на развитие именно сырьевых отраслей, это обстоятельство является очень важным.

Миграция в нашу страну сегодня не избыточна (как полагает общественное мнение), она недостаточна. А если Россия нуждается в притоке населения, то ее законодательство должно создавать для мигрантов, особенно тех, в ком она заинтересована, режим наибольшего благоприятствования. На деле получилось по-другому. В 2002 г. был принят закон, который затруднил легальную миграцию. Его последствия оказались для страны резко отрицательными: размеры легальной миграции сократились, причем за счет жителей республик бывшего СССР, знающих русский язык и потому более способных к адаптации. По оценкам специалистов, часть потенциальных мигрантов из бывших республик вместо России стали уезжать в другие европейские страны, и вернуть их уже не удастся. Одновременно начали возрастать размеры нелегальной, никак не регулируемой миграции. Ситуация обострилась до такой степени, что пришлось принять в первом чтении новый Закон «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» и поправки к действующему Закону «О правовом положении иностранных граждан в РФ». В частности, теперь вместо разрешительного принципа регистрации предусмотрен уведомительный, а срок регистрации продлен с 3 до 6 месяцев.

Казалось бы, вполне адекватные меры. Однако при обсуждении этих законов почти не говорилось, что иммиграция и мигранты нам нужны, что Россия без миграционной поддержки окажется в тяжелой экономической и социальной ситуации. В гораздо большей степени звучат оправдательные объяснения того, почему государство готово идти на уступки приезжим. Так, глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский заявил, что ежегодный приток нелегальных мигрантов в Россию составляет 10 млн. человек, а ущерб от трудовой деятельности нелегалов – 200 млрд. руб. Иными словами, получается, что новый закон нужен для того, чтобы сократить потери от нелегальной миграции, а не для того, чтобы получить выигрыш от роста миграционной активности.

Русскоязычные жители СНГ адаптируются легче, так как они связаны с Россией общими этническими корнями и общей культурой. Но, к сожалению, проблему депопуляции они не решат. Их слишком мало, у них низкая рождаемость, в их странах тоже идет процесс депопуляции.

А теперь попробуем разобраться, что мешает признать тот очевидный факт, что борьба с депопуляцией невозможна без массовой иммиграции, причем людей самых разных этнических групп. Начнем с того народа, в котором общественное сознание усматривает наибольшую угрозу.

Китайский синдром

Принято считать, что главная опасность придет к нам с Востока, из самой многонаселенной страны мира. Пока китайцы находятся в своих границах, россияне относятся к ним вполне лояльно. Однако Китай не воспринимается как наш долгосрочный союзник: по данным Аналитического центра Юрия Левады, лишь 7% опрошенных полагают, что в длительной перспективе Россия должна ориентироваться на укрепление отношений именно с Китаем. В этой стране есть порядок, которого, по мнению большинства россиян, не хватает их Родине, страна растет и динамично развивается. Все было бы хорошо, но их слишком много. А раз так, то китайская экспансия в Россию произойдет обязательно. Численность населения Китая наше сознание просто не в состоянии вообразить: «их тьмы, и тьмы, и тьмы┘», и не вызывает сомнения, что их цель – Россия. Уже сегодня, по мнению многих, Китай тихой сапой захватил Дальний Восток.

В представлении россиян Китай опасен еще и тем, что миллионы его жителей – это люди абсолютно чуждой культуры, внешности, цвета кожи, которым ничего не стоит извести весь русский генофонд, задавить его своими, более сильными генами. То есть захват здесь страшен еще и полным перерождением. Нам никогда не понять их культуру, а они на правах победителей и не будут пытаться понять нас и просто уничтожат великую русскую культуру. К тому же их страна более развита, чем наша, и это придает ей еще больше сил для уничтожения России.

Любопытно, что Китай не воспринимается у нас как серьезный источник военной угрозы: ему не надо нападать на нас, он нас задавит своим необъятным населением. В чем-то это массовому сознанию страшнее, чем война: войны были и раньше, а перерождения еще не было.

На самом деле миграция из Китая будет расти несомненно, хотя маловероятно, что китайские «орды» действительно начнут заселять всю Россию. В Китае уже длительное время проводится демографическая политика, направленная на сдерживание рождаемости. Через достаточно короткий срок численность населения страны прекратит расти. Но представление о неостановимом, бесконечном размножении китайцев – сложившийся стереотип. В этом смысле в общественном мнении наша главная ценность – просторы – оказывается неконкурентоспособной. Огромная территория – пассивна, это емкость, которую можно наполнить чем (кем) угодно. Можно сказать, что китайская иммиграция воспринимается как оплодотворение России семенами, с помощью которых нас раздавят, сметут, уничтожат.

Чужие здесь не ходят

На радио «Эхо Москвы» шла программа, посвященная демографическим проблемам и депопуляции. Демограф Анатолий Вишневский говорил о том, что Россия себя не воспроизводит и не будет воспроизводить, что существенно повысить рождаемость не удастся, а потому массовая иммиграция необходима, чтобы страна могла нормально развиваться. После этого был проведен интерактивный опрос: «Что скорее может остановить уменьшение населения России?», причем предлагались два варианта ответа: «Повышение рождаемости» и «Законная иммиграция». Всего позвонили и проголосовали через интернет более 5000 человек. За рост рождаемости высказались 63%, за иммиграцию – только 37%.

Слушатели не смогли и не захотели поверить специалисту – по вполне объективным причинам. С одной стороны, в общественном сознании не подлежит никакому сомнению, что рождаемость повысится, если люди начнут жить лучше, богаче, приобретут уверенность в завтрашнем дне. Чтобы проверить, насколько укоренен этот стереотип, я провела серию интервью с молодыми москвичами, студентами МГУ в возрасте 17–20 лет. Оказалось, что это мнение доминирует, его практически невозможно поколебать: «Ясно, что чем лучше жизнь, тем больше поводов завести ребенка», «Разумеется, сказывается именно это. Плодить бедноту – дело неблагодарное», «Конечно, сказывается! Ребенка надо кормить, одевать, лечить. Наконец, где-то жить с этим ребенком». Впрочем, встретились и высказывания иного рода – о том, что в Африке люди еще беднее живут, а детей много. Но обращает на себя внимание другое: в приведенных высказываниях молодых москвичей чаще встречалось слово «ребенок», чем «дети». Для них эти понятия практически равнозначны, а это самый четкий симптом того, что несколько детей у них не будет никогда.

Итак, люди верят в то, что депопуляцию можно компенсировать ростом рождаемости, а потому миграция не нужна. Это не относится к нашим русскоязычным соотечественникам – их приезд в Россию воспринимается как явление позитивное, как восстановление справедливости. Тем более что, согласно общепринятой точке зрения, в бывших советских республиках русские живут плохо, в Прибалтике и некоторых южных странах они испытывают притеснения со стороны граждан коренных национальностей. Ну а Украина и Молдавия – очень бедные страны, в России жить лучше. Поэтому было бы хорошо как для них, так и для нас, если бы все они вернулись в Россию. Родина всех русских – Россия, здесь им и следует жить.

Фактически обсуждение проблемы иммиграции начинается, когда оно касается представителей неславянских национальностей. Мигрант-неславянин, мигрант-мусульманин воспринимается как явление крайне нежелательное, причем если китайцы – это опасность будущих десятилетий, то кавказцы, жители азиатских республик – угроза сегодняшнего дня.

Возрастание иммиграции в нашей стране будет происходить на неблагоприятном социальном фоне и в условиях значительного роста ксенофобских настроений. По данным «Левада-центра», число русских, которые разделяют крайние националистические взгляды на приезжих, стало больше (так ответили 55% участников опроса). Ровно половина россиян полагают, что следует ограничивать проживание на российской территории выходцев с Кавказа, 46% – китайцев, 42% – вьетнамцев, и т.д. Более половины жителей России (53%) положительно или скорее положительно относятся к открыто ксенофобскому лозунгу «Россия для русских». Увеличивается число преступлений на национальной почве, которые не вызывают массового общественного возмущения.

Хотя страна все больше будет испытывать людской дефицит, приток людей неславянских национальностей останется для россиян неприемлемым решением этой проблемы. Конечно, плохо, что идет процесс старения населения, что скоро возникнут проблемы с пенсионным обеспечением, придется повышать пенсионный возраст. Все это будет вызывать массовое недовольство, возможно, акции протеста. Но еще хуже, еще недопустимее, считает общество, чтобы в страну ехали люди, которые вызывают неприятие, ненависть и страх.

Резкое сокращение числа жителей России не позволит ей не только экономически развиваться, но и сохранить свое присутствие в числе развитых стран. Депопуляция приведет к резкому снижению уровня жизни в стране. Иммиграция может ослабить эти проблемы, но страна не готова стать открытой, поскольку чужой – значит враг.

Мечеть Василия Блаженного

Некоторое время назад в издательстве «Эксмо» вышла книга Елены Чудиновой с эффектным названием «Мечеть Парижской Богоматери». В аннотации к этой вызвавшей широкий резонанс книге сказано: «Новый роман известной писательницы на этот раз повествует о нашем будущем┘ О терроризме и сопротивлении, о гетто и катакомбной католической церкви повествует роман, который может стать грозным пророчеством». Но раз в этой книге описывается будущее не только Европы, но и России, то и собор Василия Блаженного сменит свою религиозную принадлежность. Речь идет о том, что нас лишат своей культуры и мы должны готовиться к сопротивлению. Такого рода «продукция» – литературная, телевизионная, любая другая – ведет к росту ксенофобии, страхов и ненависти в и так уже зараженной этой болезнью стране.

Иммиграция будет расти, это совершенно непреложный факт. Обычно люди уезжают из своей страны не от хорошей жизни и выбирают те страны, где им будет лучше, а не хуже. Наиболее успешной иммигрантской страной являются США, которым приходится жестко квотировать число въезжающих. Когда желающих приехать в страну слишком много – можно выбирать тех, кто больше стране нужен и больше подходит, а потом успешно включать их в существующий социальный контекст. Ведь получается, что страна оказывает честь, принимая мигранта у себя.

Если страна слабая и жизнь там небогатая и неспокойная, то туда едут часто от безысходности, едут в лучшем случае для того, чтобы выполнять низкоквалифицированную работу. В худшем – едут люди, которые за счет слабости страны действительно будут решать свои собственные проблемы, не обращая внимания на интересы государства, которое их примет.

Пока еще депопуляция в России не слишком значительна. Еще есть время, чтобы подготовиться к массовому приезду людей некоренных национальностей и этнических групп. Прежде всего государство должно принимать все меры, чтобы остановить рост ксенофобии. Приезжая в Россию, люди не должны испытывать страха за свою жизнь. В стране есть много хороших вузов, которые могут стать привлекательными для молодых иностранцев – потенциальных иммигрантов. Иммиграция через образование – наиболее перспективный и привлекательный вид иммиграции. За годы учебы молодой человек узнает язык и культуру, он учится вместе с русскими, строит с ними адекватные отношения. Несомненно, это лучший способ интеграции. Кстати говоря, именно так поступают американцы. Старая шутка о том, что американский университет – это место, где все преподаватели – русские, а все студенты – китайцы, очень поучительна. Университет объединяет два типа мигрантов. Русские профессора – это приращение интеллекта, а студенты – трудолюбия. Нам нет особой необходимости привлекать из-за рубежа высококлассных преподавателей, а вот студенты-иностранцы нам нужны, только они не должны бояться выходить на улицу.

И второй момент. Страна должна наращивать свой экономический потенциал, развивать не столько сырьевые отрасли, сколько высокотехнологичные. Такую страну скорее выберут не люмпены, а достойные, образованные люди.

Депопуляция идет полтора десятилетия, но как-то тихо, не очень заметно. Скоро не заметить ее станет невозможно, как и нарастания иммиграционных потоков. И государство, и общество должны готовиться к новой ситуации. Медлить уже нельзя.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В России впервые за 10 лет сократилась численность населения

В России впервые за 10 лет сократилась численность населения

Анастасия Башкатова

Демографический и экономический кризисы косят жителей страны

0
2514
Программа обучения женщин в отпуске по уходу за ребенком будет субсидироваться из федерального бюджета

Программа обучения женщин в отпуске по уходу за ребенком будет субсидироваться из федерального бюджета

  

0
1007
Россияне передвинули "вправо" главный семейный проект

Россияне передвинули "вправо" главный семейный проект

Анатолий Комраков

  

0
1226
В регионах Северного Кавказа суммарный коэффициент рождаемости ниже, чем в РФ - Топилин

В регионах Северного Кавказа суммарный коэффициент рождаемости ниже, чем в РФ - Топилин

0
1028

Другие новости

Загрузка...
24smi.org